ООН отыщет преступников в Сирии

Генассамблея ООН создаст новый механизм расследования военных преступлений в Сирии

Reuters
Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию о создании нового механизма расследования в отношении лиц, ответственных за военные преступления в Сирии, для будущих судебных преследований. «Газета.Ru» узнала у экспертов, сможет ли новая структура действительно помочь в процессе урегулирования сирийского конфликта.

Резолюция, написанная по инициативе Лихтенштейна и Катара, предполагает, что под эгидой ООН будет создан «международный беспристрастный и независимый механизм по содействию проведению расследований в отношении тех, кто несет ответственность за наиболее серьезные преступления по международному праву, совершенные в Сирийской Арабской Республике с марта 2011 года, и их судебному преследованию».

Обвинений выдвигается много

Резолюцию приняли 105 голосами. Среди стран, поддержавших ее, государства Евросоюза, США, ОАЭ, Йемен, Канада, Украина и другие. Против проголосовали 15 стран, в том числе Россия, Китай, Иран, Сирия, Алжир, Белоруссия. Представители 52 государств воздержались.

При этом новая структура должна сотрудничать с уже работающей независимой Международной комиссией по расследованию событий в Сирии. Однако в самом тексте резолюции не указывается, как два органа разделят свои полномочия, а также кто должен войти в состав структуры, которая будет разбираться в преступлениях.

Постпред Сирии при ООН Башар Джаафари подверг принятый документ резкой критике и заявил, что резолюция является не чем иным, как «грубым вторжением во внутренние дела» его страны. По словам дипломата, Генассамблея тем самым создала «опасный правовой прецедент», который будет использоваться для сведения счетов с неугодными режимами.

Однако эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», склонны считать, что вряд ли резолюция может рассматриваться как документ, направленный против конкретной стороны конфликта.

«Большие обвинения выдвигаются против всех сторон: и против террористов, и против оппозиции, и против правительственных войск», — рассказал руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов.

Что касается России, то никаких доказательств причастности российских военных к преступлениям на территории Сирии нет, добавил он.

С 2011 года, когда в Сирии началась гражданская война, различные международные организации неоднократно обвиняли правительственные войска Башара Асада в военных преступлениях, а ряд из них даже называли преступлениями против человечества. Справедливости ради надо отметить, что ООН, Human Rights Watch и Amnesty International не закрывали глаза и на преступления сил оппозиции, хотя их уличали в преступлениях куда реже.

По версии ООН, сирийские вооруженные силы несут ответственность за убийства и пытки детей, врачей, пациентов больниц, психологическое и сексуальное насилие, произвольные аресты, беспорядочные обстрелы гражданских районов, похищения людей. Этот список можно продолжать достаточно долго.

Боевикам оппозиционных сил в то же время вменяются массовые казни и пытки, внесудебные расправы, мародерство, осквернение религиозных объектов.

Стоит также отметить, что с конца 2015 года, когда российские ВКС начали операцию против террористов в Сирии на стороне президента Башара Асада, страны Запада стали обвинять Россию в обстрелах больниц, школ и других гражданских объектов, хотя конкретных доказательств представлено так и не было.

Примечательно, что резолюция о создании дополнительного механизма расследования военных преступлений в Сирии принята на фоне продвижения сирийских правительственных войск в Алеппо. Прежние переговоры по размежеванию так называемой умеренной оппозиции от террористических группировок провалились, поскольку на практике это оказалось сделать гораздо сложнее.

Осложнить жизнь российской элите

Постпред России в ООН Виталий Чуркин даже заявлял о том, что оппозиция и террористы живут во взаимовыгодном симбиозе. Тем не менее страны Запада продолжали настаивать на необходимости сдерживания России в Сирии, а также привлечения российских военных к ответственности за якобы совершенные преступления.

Самым громким происшествием, в котором западные политики обвиняют Россию, стал обстрел совместного конвоя Сирийского арабского Красного Полумесяца и гуманитарных организаций ООН 19 сентября в районе Алеппо. Тогда из 30 грузовиков с гуманитарной помощью было уничтожено 18, погибло не меньше 21 человека. Глава российского МИДа назвал обвинения против Москвы бездоказательными и необоснованными. А российские военные представили данные своего мониторинга и заявили, что к атаке на гумконвой причастны террористы «Джебхат ан-Нусры» (организация запрещена в России).

Этот эпизод расследовала ООН, однако сегодня стало известно, что результатов работы специальной комиссии, по сути, нет.

В докладе отмечается, что, «хотя причиной инцидента стала воздушная атака, невозможно установить исполнителя или исполнителей».

Под подозрение ООН попали ВВС США, ВКС России и армия Асада. Силы оппозиции, с точки зрения организации, не могли быть причастными к этому инциденту.

Принятая сегодня резолюция вполне укладывается в ту антироссийскую риторику, которую ведут США на протяжении последних нескольких лет, считает ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко.

«Этот документ носит пограничный характер, и игра ведется сугубо на том, чтобы осложнить действия российской политической элиты»,

— сказал собеседник «Газеты.Ru». Однако, по мнению эксперта, вряд ли можно говорить, что резолюция направлена против режима Башара Асада, потому что «Сирия в настоящий момент скорее является шахматным полем, на котором разыгрывают свои партии великие державы».

В ноябре американская газета The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники писала, что Германия рассматривает возможность введения новых санкций против России из-за действий ее ВКС в Сирии.

И хотя изначально официальные лица ФРГ отрицали такую возможность, спустя несколько недель немецкие политики заговорили об этом открыто.

«Много говорится о военных преступлениях в Сирии. Но слово «Россия» в этом контексте отсутствует. Назвать вещи своими именами, назвать главного военного преступника в Сирии должно стать не просто нашим желанием, а нашей обязанностью», — заявлял председатель комитета бундестага по внешней политике Норберт Реттген.

Тогда же депутаты немецкого парламента опубликовали петицию, в которой говорилось, что «Евросоюз обязан наложить санкции хотя бы на тех россиян, кто напрямую связан с этими ужаснейшими преступлениями». «Нельзя допустить того, чтобы эти люди спокойно летали в Париж и Мюнхен перед Рождеством, в то время как в Сирии гибнут женщины и дети», — сказано в тексте петиции.

Как раз снимки детей, якобы ставших жертвами военных действий в Алеппо, стали активно распространяться в социальных сетях в последний месяц. При этом авторы публикаций делают ставку на эмоциональную составляющую военных действий. Вместе с тем в таких записях практически игнорируется фактор борьбы с терроризмом, что является основной целью российского военного присутствия в Сирии.

Эти снимки не публикуются в ведущих СМИ, поскольку их подлинность чаще всего сомнительна. При этом уже доказано, что как минимум часть подобных фотографий, гуляющих по сети, являются постановочными.

В частности, 19 декабря МВД Египта на своей странице в Facebook сообщило о задержании целой съемочной группы, которая создавала подобные «фоторепортажи из Алеппо» на развалинах ветхих зданий в египетской провинции Порт-Саид.

Прогресса не будет

Также стоит отметить, что резолюцию принимают на фоне двух терактов, которые произошли вечером 19 декабря с разницей в несколько часов. В турецкой столице был застрелен российский посол Андрей Карлов. Ответственность за его убийство взяла на себя террористическая группировка «Джейш аль-Фатх» (запрещена в России). В тот же вечер в Берлине грузовик въехал в толпу людей, гулявших по рождественской ярмарке. Ответственность взяло на себя «Исламское государство» (организация запрещена в РФ).

Новый механизм, который будет создан на основе резолюции Генассамблеи ООН, ставит перед собой задачу досконального расследования правонарушений, допущенных воюющими сторонами в Сирии. Однако эксперты не верят в эффективность новой структуры.

«Расследование военных преступлений в Сирии, конечно же, будет идти, и этот процесс будет достаточно долгим. Однако никаких результатов достигнуто не будет из-за того, что стороны, участвующие в сирийском конфликте, занимают принципиально различные позиции.

Каждая сторона будет представлять свою версию событий, что затруднит перевод ситуации в правовое поле», — рассказал в беседе с «Газетой.Ru» Теодор Карасик, ведущий аналитик Gulf State Analytics (Вашингтон).