Кто станет новым лидером Франции

Путин подбирает новеньких

«Политбюро 2.0»: Тимченко и Иванов выбыли из «ближайшего окружения» Путина

Андрей Винокуров, Александр Атасунцев 07.11.2016, 01:13
AP

Президент Владимир Путин экспериментирует и ищет новые варианты идеологического обеспечения и рекрутирования кадров, а влияние его ближайшего окружения понемногу ослабевает. Перегруппировка сил в высших и средних эшелонах российской номенклатуры может свидетельствовать о перезагрузке или даже демонтаже существующий системы управления. Такие выводы содержатся в новой версии доклада «Политбюро 2.0».

Коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг» обновил традиционный доклад «Политбюро 2.0». В основе самой концепции доклада лежит постулат о том, что к 2012 году президент России Владимир Путин сформировал отдельный неформальный управленческий инструмент, во многом схожий с советским политбюро. Члены политбюро фактически являются топ-менеджерами российского государства, каждый из которых отвечает за свое управление и сферу. Сам Путин управляет «Политбюро 2.0» как арбитр, разрешающий все споры и периодически перераспределяющий влияние внутри него.

«Под «Политбюро 2.0» мы понимаем неформальную сетевую структуру согласования интересов основных элитных кланов, в которой арбитром и наиболее влиятельной фигурой является Владимир Путин», — объясняет один из авторов доклада Кирилл Петров, отмечая, что данный «неформальный орган власти» является основным механизмом разрешения аппаратных и отраслевых противоречий.

В нынешнем докладе авторы фиксируют не просто изменение позиций членов «Политбюро 2.0», но и ставят вопрос о структурных изменениях в нем, поднимая вопрос о возможном демонтаже существующей системы управления президентом или по крайней мере ее перезагрузке.

В докладе говорится о перегруппировке сил в высших и средних эшелонах российской номенклатуры. Исследователи отмечают уход в отставку ярких представителей «старой гвардии» Путина (например, экс-руководителя администрации президента Сергея Иванова, главы РЖД Владимира Якунина); «активизацию антикоррупционной повестки и ее использование во внутриэлитной борьбе, в том числе против антикоррупционных подразделений»; ротацию и реформы в правоохранительных структурах; обновление персонального состава Госдумы.

В качестве одной из причин изменений в докладе выделяется «нежелание Путина становиться заложником своего окружения». Президент, по мнению авторов исследования, стремится к тому, чтобы самостоятельно и на конкурсной основе формировать свою предвыборную коалицию и будущую властную конфигурацию. А для этого необходимо ослабление самого «Политбюро 2.0».

Среди элит произошла перегруппировка силового ресурса. Большинство членов «Политбюро 2.0» в этом отношении ослабли, а усилившийся в военное время министр обороны Сергей Шойгу оказался уравновешен руководителем вновь созданной Росгвардии Виктором Золотовым. Как отмечают авторы доклада, Путин традиционно действует в логике «сдержек и противовесов».

Впрочем, глава «Минченко консалтинга» Евгений Минченко акцентирует внимание на том, что сами силовики укрепились: «Ослабло влияние на силовой блок членов «Политбюро 2.0», для которых базовыми являются другие сектора. Но сами силовики укрепились. В первую очередь это касается как раз Виктора Золотова и секретаря Совбеза Николая Патрушева».

Путин сейчас изучает различные варианты «идеологического обеспечения и рекрутирования кадров» для своего следующего президентского срока.

Авторы отмечают, что президент тестирует молодых технократов (глава администрации президента Антон Вайно, министр промышленности и торговли Дмитрий Мантуров), «принцев» — выходцев их элитных семей, позиционирующих себя как технократов (губернатор Московской области Андрей Воробьев), близких людей (губернатор Тульской области Алексей Дюмин, долгое время проработавший в охране президента), бывших младших партнеров «Политбюро 2.0» (первый заместитель главы администрации президента Сергей Кириенко), кандидатов в «Политбюро 2.0» (зампред правительства Дмитрий Козак), менеджеров важных секторов экономики (зампред правительства по вопросам спорта, туризма и молодежной политики Виталий Мутко), а также общественных и партийных активистов.

«Причем, судя по последним кадровым решениям, в качестве эталонного (но необязательно достижимого) образца берется первый президентский срок Путина, с успешными либеральными экономическими реформами и с нормализацией отношений с Западом», — говорится в докладе.

Также любопытен тезис, согласно которому при реализации изменений для президента будет особенно важно сохранение приемлемого уровня популярности власти. В этом плане особая роль может быть отведена Думе во главе с новым спикером Вячеславом Володиным.

В одном из прогнозов авторы доклада предполагают, что в условиях бесплодных попыток найти диалог с коллективным Западом большой потенциал роста могут иметь персоны, обладающие возможностями «эффективно вести внешнюю коммуникацию с Европой и США».

В качестве таковых выделяются глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин и бывший глава президентской администрации Александр Волошин. Потенциал есть у членов «Политбюро 2.0», коммуницирующих на других внешних направлениях. «В частности, интересны компетенции Антона Вайно на японском треке и министра энергетики Александра Новака в отношениях с Турцией и арабским миром», — отмечается в докладе.

С утверждением авторов исследования о том, что Путин фактически возрождает модель управления своего первого срока, не согласен политолог Алексей Макаркин: «Тут скорее не первый срок, а время до ареста Ходорковского. Первый срок Путина — это время «питерской компании». Четкое разделение на своих и чужих. Свои тогда получили полный карт-бланш. Сейчас же даже люди из старой гвардии и наиболее приближенные потеряли свой иммунитет. Яркие тому примеры Иванов и Якунин, которые в качестве предложения получили посты, несравнимые с теми, которые они занимали до отставок.

Первый срок Путина — это было время бури и натиска. Сейчас, конечно, уже не так».

Кроме того, эксперт отмечает, что система сейчас основывается не только на принципе сдержек и противовесов, но и на «атомизации»: «Я имею в виду, что Путину не нужны сильные кланы. Как только задача решается, назначенцы расходятся. Такая система ему сейчас наиболее подходит». В качестве примера автономных людей на высоких постах политолог приводит нового главу ФСО Дмитрия Кочнева, который, скорее, «независимая фигура».

«Общее влияние «Политбюро 2.0» к концу 2016 года ослабло, в первую очередь — за счет выпадения из него двух ранее влиятельных участников Сергея Иванова и Геннадия Тимченко и демонтажа ранее сложившихся неформальных тандемов Иванов — Чемезов и Ковальчук — Тимченко. Однако это ослабление было частично компенсировано за счет вовлечения в состав «Политбюро 2.0» новых игроков второго плана», — говорится в докладе.

В целом о расстановке сил в окружении Путина авторы делают такие выводы: влиятельность главы «Ростеха» Сергея Чемезова возросла; группа вокруг предпринимателя Юрия Ковальчука усилила свое присутствие в органах власти (в том числе за счет Сергея Кириенко); глава правительства Дмитрий Медведев получил «ореол победителя» парламентских выборов, но при этом несколько его союзников находятся под давлением; исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин увеличил влияние в отрасли; предприниматель Аркадий Ротенберг сохраняет значимость как ключевой оператор инфраструктурных проектов, Вячеслав Володин с переходом в Госдуму сохранил разветвленную региональную клиентелу, но потерял в формально административном весе; мэр Москвы Сергей Собянин продолжает рассматриваться как один из кандидатов в премьер-министры, однако его ослабляют непрочные позиции ряда его креатур в регионах (глава Пермского края Виктор Басаргин, губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев).