Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Чисто украинский обмен

Россия и Украина обменялись заключенными

, ,
Россия и Украина провели новый обмен заключенными. Однако на этот раз страны обменивались только украинскими гражданами, которые оказались в тюрьме по разные стороны границы. Геннадий Афанасьев и Юрий Солошенко приземлились в Киеве. Елена Глищинская и Виталий Диденко — в Москве. «Газета.Ru» разбиралась, какие политические процессы стоят за четырьмя бывшими заключенными.

Вечером 14 июня самолет с украинскими гражданами Геннадием Афанасьевым и Юрием Солошенко приземлился в аэропорту Борисполь. «Наконец мы на территории Украины!» — передал пресс-секретарь президента страны первые слова освобожденных из российского заключения. По приземлении их сразу же отвезли в больницу.

Тем временем в Москву прибыли Елена Глищинская и Виталий Диденко, тоже украинские граждане, на которых были заведены уголовные дела на Украине. «Спасибо Российской Федерации за освобождение», — заявил в аэропорту Диденко. Глищинская благодарила Европейский суд по правам человека за то, что благодаря его вмешательству она и ее ребенок с больным сердцем были переведены в медицинское учреждение.

Тяжелые судьбы

Геннадий Афанасьев был задержан ФСБ России в Симферополе в рамках дела «крымских террористов» в мае 2014 года вместе с еще тремя проукраинскими активистами, в том числе с режиссером Олегом Сенцовым. Российский суд признал его виновным в подготовке терактов в Крыму и поджоге офисов двух партий в Симферополе. Афанасьев согласился сотрудничать со следствием и получил семь лет тюрьмы, однако впоследствии отказался от своих предыдущих показаний и заявил, что оговорил себя под пытками. Правозащитная организация «Мемориал» считает его политзаключенным.

73-летнего Юрия Солошенко, бывшего гендиректора госпредприятия «Производственное объединение «Знамя», Мосгорсуд приговорил к шести годам заключения по обвинению в шпионаже — за попытки купить компоненты системы С-300 для восстановления средств ПВО на Украине. Киев считает обоих осужденных политзаключенными. Оба украинца серьезно больны: у пожилого Солошенко рак, у Афанасьева, по словам его адвоката, заражение крови. Их помиловали указом президента России Владимира Путина.

Обмен 14 июня — знаковый для Киева. В чем-то даже более знаковый для Украины, чем майское освобождение Надежды Савченко, бывшей летчицы и нынешнего политика.

Хотя бы потому, что тогда на Савченко меняли людей, которых общественное мнение и украинский суд считали российскими военнослужащими. На этот раз украинских граждан не только меняли на других украинских граждан. Более того, вина тех, кто сидел на Украине, вызывает гораздо больше вопросов.

Директор телекомпании «Новая волна» Елена Глищинская (Романова) была задержана сотрудниками СБУ в апреле прошлого года. Более месяца назад в СИЗО у нее родился сын, также есть еще двое несовершеннолетних детей. Виталий Диденко — главный редактор сайта «Инфоцентр» пророссийского активиста Антона Давидченко. Во время ареста Диденко пытался бежать от сотрудников СБУ и выпрыгнул с третьего этажа, получив несколько переломов. Суд приговорил Диденко к трем годам ограничения свободы. И Диденко, и Глищинскую обвиняли в посягательстве на территориальную целостность Украины и государственной измене.

Диденко был помилован личным приказом президента Украины Петра Порошенко.

Бессарабия связала

Оба фигуранта проходят в рамках расследования «дела Народной рады Бессарабии». По словам председателя СБУ Виталия Грицака, этот проект якобы был связан с Кремлем и направлен на дестабилизацию обстановки в регионе. По данным украинских силовиков, в дальнейшем планировалось осуществить политические убийства (в частности, народного депутата Алексея Гончаренко), взорвать мосты, отрезать юг Одесской области от остальной территории Украины и «провозгласить народную республику».

Собрание, на котором была создана общественная организация «Народная рада Бессарабии», прошло 6 апреля 2015 года, когда время создания «народных республик» безвозвратно ушло. СБУ молниеносно отреагировала на мероприятие, где говорилось о «культурных целях» и «праве на самоопределение в случае вступления Украины в НАТО». На следующий же день начались аресты, а одного из главных организаторов собрания избили неизвестные.

Проект «Бессарабской народной республики» на карте смотрелся очень убедительно. Дело в том, что южные районы Одесской области, которые носят историческое название Бессарабия, с остальной Украиной связывают всего два моста: Маякский в Беляевском районе Одесской области и мост возле Затоки, в Белгород-Днестровском районе.

С военной точки зрения «бессарабские» районы с сильными пророссийскими настроениями выглядели как потенциальный аналог Крыма.

Но все эти соображения остались теорией, причастность к воплощению которой Российской Федерации никто не доказал. С формальной точки зрения прилет в Москву Глищинской и Диденко тоже ничего не доказывает.

Впрочем, близкий к Кремлю источник «Газеты.Ru» говорит, что Москва прилагала серьезные усилия для освобождения одесситов. 23 мая близкая к Кремлю член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Яна Лантратова направила письмо главе подкомитета ООН по предотвращению пыток Малькольму Эвансу, который находился с делегацией на Украине до 26 мая. Лантратова писала о 52 украинских политзэках, двое из них граждане РФ, — им помощь требовалась в первую очередь. В списке значились различные пророссийские общественники, в том числе Глищинская и Диденко.

Источник «Газеты.Ru» говорит, что Москва давила на Киев по линии ООН и ОБСЕ. Акцент делался на сведения о пытках со стороны силовиков и нарушение европейских конвенций в отношении условий содержания и состава обвинений. На сегодняшний день сотни «узников совести» находятся под следствием или в тюрьмах, говорилось в письме Лантратовой.

«Конкретные переговоры по обмену велись последние месяцы, фигурантам пытались придать статус политзаключенных. Окончательное решение по обмену именно этих фигур было принято в последние дни. ЛНР и ДНР (Луганская и Донецкая народные республики. — «Газета.Ru») в обмене не принимали участия, они занимаются военнопленными», — говорит источник.

Кстати, по схожей схеме перекрестного президентского помилования 25 мая обменяли украинскую летчицу Надежду Савченко на российских отставных офицеров ГРУ Александра Александрова и Евгения Ерофеева.

Виталий Диденко и Елена Глищинская в деле о «Народной раде Бессарабии» не были ключевыми фигурами. Виталий признал свою вину на суде и получил относительно мягкий срок три года, который должен был закончиться очень скоро по «закону Нади Савченко» из-за зачета один за два времени, проведенного в СИЗО.

«Елена Глищинская, по версии следствия, была не спикером этого собрания, а чем-то вроде пресс-секретаря, организовывала связь с журналистами. Заседания по ее делу еще продолжались. Все это по версии СБУ, потому что у меня лично это «сепаратистское» дело вызывает большие сомнения. Интересен механизм, по которому ее выпустили», — говорит главный редактор одесского издания «Таймер» Юрий Ткачев.

Механизм «выпуска» Елены Глищинской многократно обкатан на арестованных и обменянных по делам, связанным с самопровозглашенными ДНР и ЛНР. В этих случаях пленным или арестованным меняют меру пресечения, и самой большой головной болью волонтеров всегда было довезти практически свободного человека из Киева или Харькова до места обмена. Чаще всего выпускают под подписку о невыезде и через пару дней после обмена человека подают в розыск.

Здоровье на обмен

«На мой взгляд, ключевой фигурой этого обмена является Елена Глищинская, — рассказал «Газете.Ru» Юрий Ткачев. — Второй фигурант, Виталий Диденко, свой срок уже практически отсидел, до свободы ему оставался один месяц. Мое личное мнение заключается в том, что его к этому обмену присоединили, чтобы он нормально выглядел для общественности. Нужно было сохранить формулу «два на два».

«Что касается Елены, то она совсем недавно, в конце апреля, родила в СИЗО ребенка, говорили, что у малыша есть проблемы со здоровьем, — добавил собеседник «Газеты.Ru». — Так что с гуманитарной стороны обмен выглядит очень правильно».

Того же мнения придерживается и адвокат Николай Полозов, следивший за ситуацией с обменом. «У Афанасьева и Солошенко были серьезные проблемы со здоровьем, и не в интересах Кремля было продлевать их заключение. Политические издержки от этого были бы со временем значительно выше», — рассуждает собеседник «Газеты.Ru».

Источники «Газеты.Ru» в правоохранительных органах Одессы утверждают, что до вчерашнего вечера существовала гораздо большая вероятность обмена Солошенко и Афанасьева на двух россиян, арестованных по «делу 2 мая», — Евгения Мефедова и Максима Сакауова. Но в последний момент в этом обмене что-то расстроилось.

Евгений Мефедов — таксист из Йошкар-Олы, переехавший в Одессу в 2013 году. Его относительная «раскрученность» в украинских СМИ скорее связана с попытками вскрыть вены в зале заседания, а также с многочисленными протестами со стороны одесских праворадикальных организаций, сопровождающих его дело. Как известно, среди раненых и убитых 2 мая в Одессе россиян и граждан Приднестровья не было. И судов и приговоров до сих пор тоже нет. Рядовые участники (включая Мефедова) — единственные оставшиеся крайние в процессе о массовой гибели людей в Одессе. Которых, по-видимому, продолжают удерживать как «обменный фонд».

Накануне обмена Виктор Медведчук, лидер общественной организации «Украинский выбор», которого в Москве называют главным гарантом нынешнего обмена заключенными, в интервью «Комсомольской правде в Украине» тоже говорил о россиянах. «Есть двое граждан, которые имеют отношения к событиям в Одессе и в отношении которых Россия высказывала интерес. А кто они — узнаете, когда состоится обмен», — утверждал Медведчук.

О настроениях, которые царят в украинской экспертной среде, «Газете.Ru» исчерпывающим образом рассказал украинский политолог Константин Батозский. «Нет никакой проблемы в обмене наших граждан Глищинской и Диденко на задержанных в России украинских граждан Юрия Солошенко и Геннадия Афанасьева. Этот обмен демонстрирует миру главное. А именно — настойчивость Украины в борьбе за своих граждан в беде на фоне деятельности России по возвращению своих явных или скрытых агентов, — рассказал он. — Этот обмен демонстрирует глубокую и очевидную вовлеченность Кремля в суверенные дела Украины в части инспирации и поддержки сепаратистских настроений».

«Тот факт, что российские власти решили вывезти в Москву украинских граждан, хотя на Украине в заключении по-прежнему находятся российские граждане, вызывает недоумение», — считает адвокат Николай Полозов.

По мнению собеседника «Газеты.Ru», новые обмены заключенными в индивидуальном порядке между Россией и Украиной маловероятны.

«Скорее всего, теперь пойдет речь об обмене по спискам. Иначе этот процесс начнет тормозить политическое развитие ситуации», — считает юрист. По его мнению, при нынешней напряженности политически мотивированные дела могут еще не раз возникнуть между Россией и Украиной. Поэтому главное сейчас — уменьшить число раздражающих факторов до минимума, добавил Полозов.