Пенсионный советник

Отец исчезающей Турции

Турция отмечает день памяти Мустафы Кемаля Ататюрка

Александр Братерский 19.05.2016, 09:01
Мустафа Кемаль Ататюрк AP
Мустафа Кемаль Ататюрк

19 мая Турция отмечает день памяти основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка, первого президента республики, убежденного противника влияния религии на власть. Эти заветы Ататюрка, которому исполнилось бы 135 лет, до сих пор святы для миллионов турок, которые по этой же причине с большой тревогой наблюдают, как нынешний президент страны Реджеп Тайип Эрдоган пытается использовать его наследие в собственных целях.

Импозантный мужчина со строгим внимательным лицом, украшенным кустистыми бровями, — портрет Мустафы Кемаля известен каждому, кто когда-либо посещал Турцию. Его изображения смотрят на посетителей государственных учреждений, школ, больниц, университетов и с турецких лир. Для многих турок, независимо от политических взглядов, первый президент — это незыблемый символ государственности страны, а его слова «Мир в стране — мир во всем мире» знает каждый турецкий школьник. Мавзолей, где в закрытой могиле похоронен турецкий политик, входит в обязательную программу для посещения туристами — правда, перед праздником его охрана усилена: у спецслужб были сведения, что исламистские группы планировали атаку на пантеон.

Создатель современной светской Турции, получивший впоследствии от турецкого парламента имя Ататюрк («отец турок»), правил страной более 15 лет. За этот не самый большой для правителя срок им были заложены основы светской Турции. Это означало республиканское правление, перевод алфавита на латиницу, отделение религии от государства, предоставление избирательных прав женщинам, а также создание национальной промышленности в отсталой аграрной стране. Поборник справедливости и во многом идеалист, Ататюрк часто использовал жесткие методы, за что его иногда называют «диктатором-демократом».

Советы Ильича

Основой политических побед Кемаля стали победы военные. Успешный военачальник во время Первой мировой войны, он вступил в конфликт с Арменией, после которого Турции отошла вся территория Западной Армении.

В конфликте, где турецкие войска особенно запомнились местному населению жесткостью по отношению к армянам, Ататюрк пользовался поддержкой Советской России.

Правительство Владимира Ленина предоставило ему безвозмездную финансовую помощь, а также большие партии оружия. На памятнике «Республика» на площади Таксим можно до сих пор увидеть изображение советского командарма Клима Ворошилова, который принимал активное участие в военной помощи Турции. Именно благодаря этому союзу российский политик Владимир Жириновский, по образованию тюрколог, даже окрестил Кемаля «турецким большевиком». Впрочем, для Ататюрка союз с Лениным был лишь тактическим приемом. Через некоторое время пути Советов и Турции разошлись, а руководство СССР начало обвинять Турцию в проведении «империалистической политики».

Но, несмотря на негативное отношение к коммунистам, которых он преследовал, Кемаль использовал в создании новой турецкой идеологии некоторые принципы социализма и выступал за главенство государственного сектора в экономике.

Среди других принципов кемализма были также гражданский национализм (все меньшинства объявлялись турками), республиканизм, народность и светскость. Все эти принципы были основой турецкой государственности как при жизни, так и после смерти Кемаля Ататюрка в 1938 году.

Главными хранителями идей кемализма в турецком обществе сегодня является Республиканская народная партия, основанная Кемалем Ататюрком. В партии трепетно относятся к наследию основателя республиканской Турции. В начале марта дисциплинарный комитет привлек к дисциплинарной ответственности члена партии Айлин Назылак за то, что она сняла портрет Мустафы Кемаля со стены своего кабинета.

Проявляя столь жесткое отношение к своим членам, Республиканская народная партия в то же время критикует президента Эрдогана за диктаторские замашки. В начале января лидер партии Кемаль Кылычдароглу назвал турецкого президента «мелкотравчатым диктатором». В этой связи прокуратура страны начала расследование против лидера современных кемалистов за «оскорбление президента».

Портрет на стене

Несмотря на то что портреты Ататюрка по-прежнему на своих местах, сторонники светской республики бьют тревогу и обвиняют нынешнего президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в разрушении ее основ. Эрдоган действительно активно ведет наступление на институты светского государства.

«Каждый день — это еще один шаг отступления от республики Ататюрка», — отмечает стамбульский обозреватель телекомпании Al-Jazeera Дэвид Лепеска.

Среди подобных шагов — внедрение в светские государственные учреждения основ исламского образования, что вызывает сопротивление многих учителей. Противники Эрдогана обвиняют его в попытках возрождения Османской Турции путем уничтожения основ светской. Эрдоган действительно все больше вспоминает османские времена в своих речах.

Супруга президента Эминэ Эрдоган недавно назвала гаремы, где жили взятые в рабство наложницы султанов, «школой жизни» для женщин. Наступление на светские порядки вызывает критику в адрес президента Турции со стороны многих европейских политиков. В свою очередь российский лидер Владимир Путин, который до ссоры с Эрдоганом воздерживался от критики турецкого лидера, в конце прошлого года отметил, что «Ататюрк перевернулся бы в гробу» из-за политики нынешнего президента.

Сын и враг Ататюрка

По мнению кемалистов, главным признаком наступления на традиции светскости стало изменение традиционной роли военных как гарантов существования республиканского правления. С 1960-х военные совершили четыре государственных переворота против государственных деятелей, которых они посчитали угрозой существования кемализма.

В 1997 году в результате вмешательства армии с поста премьер-министра был вынужден уйти Наджметтин Эрбакан, политический наставник будущего лидера Турции Эрдогана.

Стоит отметить, что саму возможность армии вмешиваться в политический процесс не все в Турции воспринимали благодушно. Среди граждан страны есть немало тех, кто считает такую роль противоречащей идее демократии.

Сам Эрдоган еще в должности премьер-министра начал убирать из армии наиболее оппозиционных его политике фигур. Как отмечал в 2013 году британский журнал The Economist, роль ВС как политического института потеряла свое значение при Эрдогане, а генералитет оказался запуган и парализован.

Эксперт по Ближнему Востоку экспертной группы Gulf Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик отмечает, что, разрушая заложенные Ататюрком основы, Эрдоган «превращает его в то государство, которого Мустафа Кемаль так хотел избежать». Политолог полагает, что такая политика ведет к ухудшению внутренней ситуации в стране. «Турция — это государство, где религия и политика настолько смешаны друг с другом, что это образует опасный коктейль. Плоды этой смеси проявляются в действиях экстремистов, которые атакуют институты светской Турции. Это противоречит видению Ататюрка», — говорит политолог.

Однако американское издание Politico отмечает в своей прошлогодней статье, что, несмотря на то что и Эрдоган, и Ататюрк — фигуры, стоящие на разных политических полюсах, их также многое роднит.

«Атака Эрдогана на правление Ататюрка напоминает атаки самого Ататюрка на режим султанов, разрушенный им для строительства современной Турции», — гласит текст публикации. Критикуя султанский режим, Ататюрк провозглашал государство, которое удовлетворит потребности всех турок. Однако, несмотря на модернизацию Турции, многие жители турецких провинций все равно остались за бортом прогресса, пишет Politico.

Издание констатирует, что многие жители страны все еще ждут, что «смогут стать хозяевами своей страны», а Эрдоган сможет добиться того, чего не смог дать им Ататюрк.