Пенсионный советник

Кто прикрывает Трампа и Клинтон

Секрет успеха Трампа и Клинтон — в руководителях их предвыборных кампаний

Игорь Крючков (Вашингтон — Индианаполис) 03.05.2016, 20:45

Если нынешние фавориты американских праймериз — республиканец Дональд Трамп и демократ Хиллари Клинтон — не сбавят темпа, они станут самыми ненавидимыми кандидатами, вышедшими в финал предвыборной гонки. В каком-то смысле это комплимент для людей, руководящих их кампаниями. Один из них консультировал президента Украины Виктора Януковича, второй — ликвидировал последствия скандала с Моникой Левински в Белом доме.

Если экс-госсекретарь США Хиллари Клинтон и миллиардер Дональд Трамп победят на праймериз и выйдут в финал президентской гонки, они станут кандидатами в президенты США с самой высокой негативной статистикой за всю историю страны, считает Бен Гинзберг, партнер американской адвокатской конторы Jones Day.

«Есть определенная ирония в том, что дома Трампа и Клинтон в Нью-Йорке расположены в пределах пары миль друг от друга», — рассказал «Газете.Ru» Гинзберг, ранее работавший юридическим советником бывшего президента США Джорджа Буша-младшего, а также бывшего губернатора Массачусетса и кандидата в президенты Митта Ромни.

Рейтинги недоверия Трампа и Клинтон также близки. По данным последнего совместного соцопроса NBC News и The Wall Street Journal, 68% респондентов из числа зарегистрированных в США избирателей утверждают, что ни при каких обстоятельствах не будут голосовать за Трампа. 58% опрошенных наотрез отказываются голосовать за Клинтон. Кроме того, 65% опрошенных заявили, что негативно относятся к миллиардеру-республиканцу. 56% сказали то же самое об экс-госсекретаре США.

Тем не менее один из этих двоих политиков, наиболее вероятно, станет следующим президентом США. Помимо негативной статистики и у Трампа, и у Клинтон самые высокие рейтинги доверия. Такое уже случалось раньше, утверждает Гинзберг. Например, у Ричарда Никсона в 1972 году были высокие рейтинги недоверия, однако он обладал поддержкой Республиканской партии и в итоге одержал эффектную победу над демократом Джорджем Макговерном.

Впрочем, уже через два года разразился Уотергейтский скандал. Именно тогда негативный рейтинг Никсона сыграл ключевую роль. Президенту был объявлен импичмент, он лишился поста и сейчас считается «эталоном» беспринципности и цинизма в американской политике.

Плохой политтехнолог

Вероятно, эти ассоциации подтолкнули Дональда Трампа к изменению стратегии. По данным американских СМИ, уже более месяца его предвыборной кампанией руководит Пол Манафорт, один из самых эффективных американских политтехнологов своего поколения.

67-летний Манафорт разрабатывал стратегии для крупнейших консервативных американских политиков. Политконсультант давал советы Джеральду Форду, Рональду Рейгану, обоим Джорджам Бушам — старшему и младшему, сенатору от Аризоны Джону Маккейну. Все, кроме последнего, стали президентами Соединенных Штатов. Теперь Пол Манафорт взялся за кампанию Трампа.

В преддверии решающего партийного голосования в Индиане 3 мая, которое либо существенно затруднит путь Трампа к президентскому креслу, либо подчеркнет его триумфальное восхождение, здесь все чаще на глаза попадаются ролики, проплаченные его соперниками-республиканцами из партийного фонда Secure America Now. Они призывают не голосовать за Трампа. Около трети экранного времени посвящено именно Манафорту. «Дональд Трамп делает вид, что борется с терроризмом, но нанимает политтехнолога, который заработал миллионы, лоббируя интересы террористических стран — Саудовской Аравии и Пакистана», — убеждает уверенный, но немного тревожный женский голос за кадром.

Впрочем, Манафорт известен и сотрудничеством с, мягко говоря, неоднозначными политиками Ближнего Востока, Южной Азии и Африки 1980–1990-х, среди которых были ангольский повстанческий лидер Жонаш Савимби, сомалийский президент Сиад Барре и конголезский правитель Мобуту Сесе Секу.

В 2000-х годах американский политтехнолог стал известен как человек, превративший украинского политика Виктора Януковича из дремучего реликта советской эпохи в корректного уверенного лидера почти западной направленности.

Украинский путь Трампа

По данным The New York Times, Манафорт познакомился с Януковичем в начале 2000-х через донбасского олигарха Рината Ахметова, который пользовался услугами американца для поддержки его холдинга СКМ. Это произошло после того, как Янукович потерпел поражение от Виктора Ющенко на выборах 2004 года, завершившихся «оранжевой революцией».

За два следующих года Манафорту удалось исправить главные ошибки Януковича. Политик стал говорить меньше, точнее и эмоциональнее. В его речи появились нотки бывшего американского президента Билла Клинтона. «Я знаю, о чем вы мечтаете, — обращался он к сторонникам в ходе предвыборных массовых мероприятий. — Вместе мы превратим Украину в страну возможностей».

Агитационные ролики Партии регионов также изменились. В них Янукович перестал выступать в советском формате обращения к народу, а начал ходить по залитым солнцем благоустроенным улицам городов и плодородным полям. С помощью Манафорта Янукович стал премьером, а Партия регионов завоевала большинство в Раде в 2006 году.

Работая в Киеве, Манафорт выступал в том числе как лоббист. Чтобы вернуться в политику после «оранжевой революции», политтехнолог активно укреплял связи Януковича с Вашингтоном и одновременно — с Москвой.

При нем украинский премьер осуждал НАТО к удовольствию Москвы и одновременно развивал экономические отношения с Европой. По данным расследования Reuters от 2014 года, Манафорт также выступал посредником между российским «Газпромом» и украинским бизнесменом Дмитрием Фирташем на долгих и тяжелых переговорах о транзите российского газа на Украину.

Манафорт настолько активно занимался двусторонним лоббированием, что в итоге даже сумел реализовать американо-российский совместный проект, впрочем, не на Украине, а в Черногории. По данным журнала The Nation, консалтинговая фирма Davis Manafort, сооснователем которой являлся американский политтехнолог, смогла фактически подключить американского сенатора от штата Аризона Джона Маккейна к бизнес-проектам российского бизнесмена Олега Дерипаски, президента «Русала».

Авторы публикации утверждают, что Маккейн, известный своими громкими антироссийскими заявлениями, при поддержке Davis Manafort (помимо Манафорта, ее возглавлял и главный политтехнолог Маккейна Рик Дэвис) в 2005 году начал активно выступать за отделение Черногории от Государственного союза Сербии и Черногории. Для Маккейна черногорская независимость на какое-то время стала главной битвой за права человека в Европе. Олег Дерипаска, в то время возглавлявший концерт En+, в свою очередь, стремился превратить Черногорию в пророссийский «плацдарм» с выходом в Средиземноморье, чтобы создать прибыльный концерн для производства алюминия и электроэнергии. В 2006 году Черногория получила независимость.

В 2012 году Манафорт еще работал с Януковичем. Это подтвердил нынешний посол США в РФ Джон Теффт в интервью газете «Украинская правда». Однако после «евромайдана» 2014 года контракт Киева с политтехнологом, очевидно, перестал действовать.

Двойной агент

Для Трампа Манафорт также играет двойную роль: лоббиста и политтехнолога, рассказал «Газете.Ru» Кеннет Воугел, журналист американского издания Politico, возглавляющий отдел расследований. «Трамп долгое время работал с Кори Левандовски. Однако когда стало очевидно, что кампания становится по-настоящему масштабной, ему понадобился человек с большим опытом, и его выбор пал на Манафорта», — рассказал он.

Прежде всего, политтехнолог должен вывести скандальную кампанию Трампа из нынешнего состояния «поп-шоу» и превратить миллиардера в полноценного политика с собственной программой действий. Пока же Трамп в своих речах не скупится на оскорбительные замечания насчет женщин, мигрантов и даже манеры его соперников по президентской гонке есть блины. До сих пор это приносило ему высокие рейтинги, Левандовски блестяще использовал эту грань таланта своего начальника, однако мало обращал внимание на остальные направления кампании.

Трамп с его нынешним диковатым имиджем отпугивает системных республиканских политиков, от которых политическая карьера Трампа зависит не меньше, чем от народных масс. Чтобы решить эту проблему, лоббистские качества Манафорта особенно пригодятся.

8 апреля в интервью телеканалу CNN он фактически подтвердил, что потеснил Левандовски с позиции главного стратега предвыборной кампании. «Я работаю напрямую с боссом, — подчеркнул Манафорт. — Я прислушиваюсь, конечно, ко всем, но главное слово остается всегда за одним человеком».

Впрочем, пока отношения между миллиардером-республиканцем и его новым политическим стратегом нельзя назвать безоблачными. «Сейчас предвыборный штаб Трампа разделился на два четких лагеря: сторонников Левандовски и Манафорта», — считает Воугел.

На прошлой неделе появились признаки недовольства Трампа тем, что политтехнолог требует от него выбирать выражения и вести себя более «по-президентски».

Впрочем, по словам Марка Уорнера, политического директора отделения Республиканской партии в штате Индиана, без работы с системными республиканскими политиками Трампу будет невозможно обойтись. «Подчеркну, лично я не собираюсь голосовать за него, — рассказал собеседник «Газеты.Ru». — Пока не видно, что за его громкими заявлениями стоит какая-то программа. Впрочем, по моему опыту, любые кандидаты, с какой бы жесткой повесткой они ни выступали, победив на выборах, начинают наводить мосты с теми политиками, которых они критиковали в ходе предвыборной кампании. Без этого «лечебного процесса» просто невозможно проводить какие-либо инициативы».

Фальшивая Клинтон

У Хиллари Клинтон не меньшие проблемы с имиджем, хотя и по противоположной причине. «Она так долго находится у власти, что люди перестали ей верить, — считает профессор Университета Индианаполиса Тед Франтц. — Когда политики стремятся произвести хорошее впечатление, отвечают ожиданиям и правильно отвечают на вопросы, они перестают выглядеть живыми людьми». Эксперт заявил «Газете.Ru», что Клинтон выглядит слишком «системно», и этим впоследствии могут воспользоваться ее соперники.

Экс-госсекретарь США уверенно ведет себя на праймериз. Однако параллельно вокруг Клинтон развиваются скандалы, связанные с ее богатым политическим прошлым, которые на финальной стадии выборов могут превратиться в серьезную проблему.

Первый скандал связан с последним государственным местом работы Клинтон — Госдепартаментом США. История тянется с прошлого года, когда The New York Times стало известно, что политик в свою бытность американским госсекретарем использовала для деловой переписки не только зашифрованную и безопасную рабочую почту, но и домашний электронный ящик.

Госдепартамент не утверждает, что Клинтон нарушила правила доступа к секретным документам (это грозило бы для нее тюремным сроком). Во время ее работы госсекретарем такого требования не существовало. Тем не менее часть конфиденциальной переписки Клинтон могла попасть в руки хакерам, и теперь американские власти по частям публикуют переписку политика, чтобы развеять тревогу общественности. Клинтон сама выступила с этой инициативой и утверждает, что ей нечего скрывать.

Впрочем, экс-госсекретарь предпочитает скрывать другую информацию, которая касается второго, не менее неприятного скандала. В феврале американский телеканал CNN сообщил, что чета Клинтон с 2001 года заработала $153 млн, выступая с платными речами и лекциями по заказу целого ряда финансовых учреждений, включая банки UBS и Goldman Sachs, которые в 2009 году столкнулись с потоком обвинений в попытке заработать на финансовом кризисе в США, быстро превратившемся в глобальную экономическую рецессию.

По этим данным, Хиллари и Билл Клинтон выступали 729 раз, за каждую речь они брали в среднем $200 тыс. От UBS и Goldman Sachs политики получили в общей сложности $7,7 млн за 39 публичных встреч.

Каких тем касались лекции Клинтон, экс-госсекретарь говорить отказывается, считая это вторжением в личное пространство. На этом фоне ее нынешние заявления об экономической справедливости и встречи с работниками американских заводов и фабрик выглядят фальшиво.

Следы Левински

Для того чтобы потушить эмоциональный накал, главой предвыборного штаба Клинтон назначен Джон Подеста, бывший советник президентов-демократов Билла Клинтона и Барака Обамы. В этом смысле он — идеальный руководитель команды, которая состоит отчасти из бывших людей Билла Клинтона (например, глава отдела по коммуникациям Дженнифер Пальмиери), отчасти — из людей Обамы (среди них Джоэл Бененсон, специалист по соцопросам, который многое сделал для прорывной, первой президентской кампании Обамы в 2008 году).

Самая громкая «операция» Подесты в качестве лоббиста и политтехнолога — урегулирование секс-скандала с Моникой Левински, который в 1998 году чуть было не закончился импичментом президента Клинтона. Результаты работы политтехнолога можно наблюдать сейчас. Билл Клинтон встречается с избирателями, срывает бурные аплодисменты и использует весь свой, очевидно, не потускневший авторитет, чтобы поддерживать общественный интерес к кампании супруги. Грехи прошлого и бывших секретарш экс-президента Клинтона сегодня мало кто вспоминает — по крайней мере, среди членов Демократической партии.

Впрочем, Подеста прекрасно понимает, что и этот момент может вновь оказаться в центре внимания прессы на будущих этапах гонки — особенно, если главным соперником Хиллари Клинтон станет Трамп.

По данным журнала Time, глава штаба Клинтон уже начал переговоры со скептически настроенными политиками-демократами, чтобы объединить силы партии на как можно более ранних этапах.

Скандальная парочка

Не менее сильная фигура среди ближайшего окружения Хиллари Клинтон — Хума Абедин, заместитель председателя предвыборного штаба и давний советник экс-госсекретаря. Помимо выдающейся работоспособности и организаторских качеств, Абедин привлекает внимание прессы чувством стиля и умением выбирать строгие элегантные платья.

Хума Абедин - советник Хиллари Клинтон Alex Brandon/AP
Хума Абедин - советник Хиллари Клинтон

Республиканские соперники Клинтон уже пытаются использовать и этот факт как повод для скандала. Абедин до такой степени приближена к телу Клинтон (советник в том числе организует сеансы массажа и йоги для своей начальницы), что это вызывает череду неудобных слухов об их чуть ли не интимной близости.

Волна интереса консервативной американской прессы к этой теме во время предвыборной гонки понятна, хотя не имеет под собой документальной основы. Это, впрочем, не остановило бывшего руководителя Ассоциации американских семей, убежденного консерватора и частого гостя республиканских ток-шоу Брайана Фишера, который заявил, что Клинтон может стать «первым лесбийским президентом США».

Впрочем, это не единственная скользкая тема, которую соперники Клинтон пытаются использовать против Абедин. В 2012 году, например, бывшая член конгресса республиканка Мишель Бахман заявила, что родившаяся в индийско-пакистанской мусульманской семье Абедин «может быть агентом радикального движения «Братья-мусульмане» (организация запрещена в России).

Больше неудобств, впрочем, Абедин доставил скандал с ее мужем, конгрессменом от штата Нью-Йорк Энтони Вайнером. Фотографии Вайнера в нижнем белье, предназначенные не его супруге, облетели соцсети в 2011 году, заставив конгрессмена уйти в отставку.

Сама Абедин оказалась в той же ситуации, что и ее нынешняя начальница более 10 лет назад, вынужденная замаливать грехи мужа после скандала с Левински. В 2011 году главная советница Клинтон так же встала рядом с мужем, пока тот признавал свои ошибки перед журналистами. Сама Абедин выступила с речью о том, что прощает и поддерживает своего супруга. В 2013 году она приняла участие в предвыборной кампании Вайнера, который баллотировался на пост мэра Нью-Йорка.

Тогда Вайнер проиграл. Однако Абедин, похоже, выиграла — в 2016 году.

Сегодня она не только занимает ключевую позицию в штабе Клинтон, но и является воплощением одной из главных идей, которую экс-госсекретарь США несет в своей кампании (при горячей поддержке Джона Подесты). Это борьба за права женщин.

Тот факт, что Клинтон может дать США первого президента-женщину, — аргумент, силу которого признает даже Трамп. Республиканец-миллиардер уже не раз заявлял, что Клинтон не получила бы такой поддержки, если бы была мужчиной. Однако с этим, похоже, ничего не может поделать даже такой любимец публики и пламенный популист, как Дональд Трамп.