«Это может быть ловушкой, а не плацдармом»

Кому выгодна демилитаризация поселков Донбасса

,
Демилитаризация донецкого поселка Широкино в начале июля может принести политические очки Москве и самопровозглашенным республикам. Среди украинских добровольцев уже ходят слухи о приказе Киева к симметричному отступлению из поселка. «Газета.Ru» разбиралась, как к неожиданному шагу ДНР относятся украинские военные и ополченцы.

Российский волонтер в Донбассе Александр Жучковский одним из первых в ополчении публично возмутился «сдачей» Широкино — поселка под Мариуполем и одной из самых горячих точек Донбасса. Ополченец удивился, почему ДНР отвела войска из поселка, где ценой большой крови позиции удерживались полгода. Более того, по его словам, ополченцев все это время обстреливали с соседствующих высот, которые ДНР также сдала.

Но сдали Широкино не просто так, а по приказу. 1 июля ДНР в одностороннем порядке объявила поселок демилитаризованной зоной. 3 июля замкомандующего штабом ополчения ДНР Эдуард Басурин заявил, что ополченцы вывели все войска из поселка.

В украинской части поселка на уход противника прореагировали сдержанно, боясь быстро занять покинутые позиции из-за риска артобстрелов.

«Они ушли, а потом с утра накрыли «Градами» свои же брошенные позиции. Видать, в том числе и для пристрелки, на случай, если мы туда пойдем. Но мы остаемся на своих высотах и в заминированные позиции ДНР пока точно лезть не будем», — сообщил «Газете.Ru» источник в одном из добровольческих батальонов.

Одностороннее отступление подтвердил заместитель главы миссии ОБСЕ на Украине Александр Хуг. Он приезжал в Мариуполь, потом проехался через Широкино в Донецк и везде общался с журналистами. По его словам, мирных жителей в Широкино не осталось. Как и целых домов. Хуг подтвердил отход сил ДНР, отступивших на восток: «Поселок полон неразорвавшихся снарядов и мин. Миссия обнаружила большое количество ящиков боеприпасов к стрелковому оружию разных калибров, фабричных упаковок выстрелов для РПГ и много военной амуниции, предназначенной для питания личного состава и его проживания в полевых условиях. Мы будем продолжать наблюдение».

Еще еврочиновник поделился своей обеспокоенностью ухудшающейся военной обстановкой. ОБСЕ фиксирует выход тяжелого вооружения из мест хранения по обе стороны линии противостояния под предлогом ремонта и учений, накапливание тяжелой техники, концентрацию ее, в частности, под Солнцево — напротив стратегических позиций ВСУ под Гранитным.

Миссия признает, что Украина не контролирует 400 км своей границы с Россией и наблюдательные группы ОБСЕ только иногда инспектируют официальные пункты перехода границы в ДНР и почти никогда в ЛНР.

Она также подтверждает, что повсеместно, кроме Широкино, регистрируются перестрелки из тяжелых орудий, которые, как многократно повторил Хуг, должны были в принципе прекратиться еще 14 февраля.

От монотонного рассказа о жертвах среди мирного населения, назревающей гуманитарной катастрофе в Донецке и постоянно фиксируемых колоннах бронетехники в районе Комсомольского и других местах веяло войной. Между тем брифинг ОБСЕ собрала по поводу вроде как мирной инициативы ДНР по демилитаризации Широкино.

Украинские добровольцы против отступления из Широкино

Надо понимать, что в Широкино подразделения самопровозглашенной республики занимали низины у моря в частном секторе. Которые для отдыха хороши, а для войны не очень. Отвод семеновского или иного батальона из Широкино — всего лишь односторонний выход на заранее укрепленные, удобные позиции на высотах у Саханки. Отвод этот, хоть и со скрипом и потерями имущества, части ДНР осуществили беспрекословно. А Александр Захарченко уже успокаивает народ по телевидению рассказами о том, что отвод пустяковый, а вот политическая польза от него колоссальная. Практически получается ловушка для ВСУ.

«Рельеф местности в Широкино — это низина. Есть две господствующие высоты, с одной стороны держит Украина, с другой стороны держим мы. Мы отошли на господствующую высоту. Поэтому это может быть ловушкой, в таком случае, а не плацдармом<…> эти полтора километра ничего в тактическом вопросе не решают, но в политическом решают много», — оправдал отступление Захарченко 8 июля. Оправдание это вызывало бурю возмущения в республике.

Политическая ловушка обнаружилась еще 4 июля.

В Минске представители ДНР и ЛНР объявили, что в случае успешной демилитаризации Широкино готовы пойти на широкие уступки — отвод войск от многих населенных пунктов под Горловкой, Марьинкой для их последующей демилитаризации — и такого же шага ждут от Украины в Авдеевке.

Информированный собеседник «Газеты.Ru» в Кремле уверен, что теперь Украина в сложной ситуации после такой уступки. По его словам, реальное решение по демилитаризации принимала Москва ради форсирования заглохших переговоров по Минску-2.

«Возможно, надоело биться за Широкино, — говорит «Газете.Ru» профессор МГИМО Валерий Соловей. — Потери изрядные, а толку никакого. Да и, видимо, вообще отказ от идеи наступления. Так что появился шанс неплохо выглядеть: мы, мол, соблюдаем минские соглашения».

Публичная реакция Киева была неоднозначной. Еще 11 июня президент Петр Порошенко говорил, что любая демилитаризация в поселке означает, что Широкино займут ВСУ. Глава пресс-службы генштаба Валерий Селезнев в эфире «5 канала» уже после демилитаризации заявил, что «террористы прибегают к хитрости, чтобы заставить украинские войска отойти от линии разграничения».

Однако риторика Киева разошлась с реальными действиями, жалуются украинские добровольцы. В Мариуполе волонтерам «слили» подробности якобы разработанного ответного киевского плана демилитаризации уже в прошлую среду.

Документ распространило командование одного из добровольческих батальонов. 5 июля с утра в мариупольском ДК «Молодежный» состоялся брифинг, больше похожий на митинг.

В президиуме были представители десятка общественных организаций. Выделялись руководитель мариупольской организации «Батькивщина», глава областного «Правого сектора» (в России движение признано экстремистским. — «Газета.Ru»), а зал заполнили бойцы батальона «Донбасс», к которому имеет отношение Семен Семенченко, нардеп фракции «Самопомощь» Верховной рады Украины.

Вопросов журналистов не предполагалось. Из того, что говорили выступавшие, стало ясно, что брифинг — только первый шаг. Следующим будет обращение к президенту Украины и главнокомандующему Петру Порошенко и, как последний довод, митинг гражданских с массовым походом с палками в Широкино. Требования — отказ от плана демилитаризации Широкино. По ходу выступления лидер «Правого сектора» сделал заявление, что его организация объявляет украинскую мобилизацию и в течение трех дней попробует собрать 1 тыс. бойцов в Мариуполе. Цель — не допустить сдачи украинской земли. Аргументы были простые — на момент Минска-1 и Широкино, и Саханка относились к украинской зоне ответственности. Мол, «российские войска» стояли в Новоазовске, вот пусть туда и отводят вооружения.

В кулуарах удалось выяснить, что выполнять приказ об отходе из поселка отказывается пока только «Донбасс». С остальными добровольческими и иными частями «ведутся переговоры».

Стал в общих чертах известен и план демилитаризации: отвод частей на 2,5 км, орудий свыше 100 мм на 15 км. Для ВСУ это означает уход на 800 м в глубину с хорошо укрепленных высот в районе санатория «Маяк», последней укрепленной позиции перед Мариуполем.

Здесь все буквально считается на метры — от этого самого «Маяка» до микрорайона Восточный 12 км. Соответственно, танки, как выразилась инициатор брифинга, близкая к «Донбассу» волонтер Галина Однорог, придется ставить на улице Киевской, пострадавшей зимой от удара «Градов».

Впрочем, «слитые» планы могут быть и политической манипуляцией со стороны отдельных добровольческих батальонов, продвигающих свои интересы. Источники в полку «Азов», стоящем на обороне Широкино, утверждают, что пока никакого приказа нет. В свою очередь, волонтерские организации уверяют, что получили от военных информацию: приказ может появиться в ближайшее время.

«Шанс неплохо выглядеть»

Демилитаризация походит на удачную попытку дипломатического наступления Москвы. Не ответить на исполняемые в одностороннем порядке мирные инициативы Киев вроде как не может. Неназванные села под Горловкой, «нейтральные» Марьинка и Красногоровка для обороны ДНР большого значения не имеют. А вот Авдеевка — это не только крупнейший в Европе коксохимзавод, но и ключевая позиция, на которой держится оборона Тоненького, Водяного и Песок.

Об этом эмоционально рассказал корреспонденту «Газеты.Ru» нынешний лидер донецкого областного «Правого сектора», депутат Ясиноватского районного совета Сергей Чирин: «Я сам родом из Авдеевки, а в поселке Спартак у меня дом, в котором росли три моих дочери. И сейчас в Спартаке стоит Гиви со своим «Сомали», но у меня там источники остались. Так вот там все радуются, Гиви сказал, что «укропы» уйдут из Авдеевки, и мы ее возьмем. Вы понимаете, что эти минские соглашения не выполнялись ни одного дня. Наступление на Широкино началось в ночь после подписания соглашений, 15 февраля. И в Широкино сейчас, конечно, тихо, но громко в Гнутово, Павлополе, Гранитном и Новогригорьевке, где обстрелов никто не прекращал!»

Опрошенные «Газетой.Ru» рядовые ополченцы и офицеры самопровозглашенных республик также негативно относятся к демилитаризации.

«В любом случае личный состав относится к этому плохо из-за рисков односторонней демилитаризации», — сказал «Газете.Ru» офицер одной из бригад ЛНР. Впрочем, основная масса ополченцев и российских добровольцев в любом случае презирает политико-дипломатические манипуляции, продвигаемые Москвой через подконтрольных минских переговорщиков.

Но это вряд ли станет проблемой для выполнения приказов на фронте. В последние полгода российские кураторы драконовскими мерами добились полной управляемости республик — как военной, так и гражданской. И если «для пользы дела» нужно будет не только быстро выйти на пару километров от Широкино, но и вывесить на время украинские флаги над избирательными участками в рамках минских соглашений, то на критиков приказов никто смотреть не будет.

В любом случае ход ДНР поставил президента Порошенко в сложную ситуацию. Украинская власть зависима от общественного мнения, а также от настроений в наиболее боеспособных и мотивированных добровольческих подразделениях и просто политических амбиций отдельных комбатов. Эти амбиции резко суживают украинской власти поле для маневра в нынешней борьбе за мир, введение новых антироссийских санкций и дальнейшую судьбу самопровозглашенных республик. Поэтому если Москва и пророссийские сепаратисты запустят процесс демилитаризации, остается вопросом, пойдет ли на это Украина.