Первая дюжина «врагов»

В «патриотическом стоп-листе» оказались 12 организаций, но список может быть расширен

Андрей Винокуров, Дарья Зорилэ, Александр Братерский 07.07.2015, 20:42
Юрий Смитюк/ТАСС

«Патриотический стоп-лист» уже готов. Его фигуранты — это потенциальные кандидаты на попадание в реестр нежелательных организаций. Он состоит из 12 организаций. Большинство из них финансируют иностранных агентов или вовлечены в события на Украине. Эксперт считает, что формирование «патриотического листа» выглядит как «слабость». Авторы инициативы полагают, что в дальнейшем составленный ими список может быть расширен.

Во вторник спикер Совфеда Валентина Матвиенко заявила, что «патриотический стоп-лист» уже готов и в него вошли 12 организаций. В этот же день РИА «Новости» со ссылкой на источник в верхней палате парламента опубликовало список НПО.

Председатель комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Виктор Озеров подтвердил «Газете.Ru», что это и есть будущий «стоп-лист».

Официально «стоп-лист» должен быть оглашен на заседании Совета Федерации в среду. Он будет отправлен в Генпрокуратуру с тем, чтобы она проверила эти организации на соответствие закону о нежелательных организациях. Как уже писала «Газета.Ru» , фигуранты «листа» могут войти в реестр нежелательных организаций уже осенью.

Председатель комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Виктор Озеров считает, что, хотя организации из «стоп-листа» еще только пройдут проверку, у них есть все шансы попасть в реестр нежелательных. «Не думаю, что мы ошиблись в первых двенадцати», — говорит сенатор.

В «патриотический стоп-лист» войдут: Институт «Открытое общество» (Фонд Сороса), Национальный фонд демократии, Международный республиканский институт, Национальный демократический институт по международным вопросам, Фонд Макартуров, Freedom House, Фонд Чарльза Стюарта Мотта, Фонд «Образование для демократии», Восточно-Европейский демократический центр, Всемирный конгресс украинцев, Украинский всемирный координационный совет, Крымская полевая миссия по правам человека.

Большинство этих организаций, по данным «Газеты.Ru», рассматривались в качестве кандидатов в «патриотический стоп-лист» из-за того, что они финансируют НКО, которым присвоен статус «иностранных агентов». Эта аргументация звучала на семинаре-совещании в сенате в прошлую пятницу, на котором присутствовали представители Минюста, МИД РФ, Федеральной службы по финансовому мониторингу, депутаты Госдумы и члены Общественной палаты РФ.

«В списке доминируют организации американские, что показывает общий антиамериканский уклон, который замечен в официальном политическом дискурсе», — считает заведующий отделом стратегических оценок Центра ситуационного анализа РАН Сергей Уткин.

По словам члена Общественной палаты РФ Вероники Крашенинниковой, Национальный фонд демократии является одним из основных американских «каналов финансирования НКО». А фигурирующие в списке Международный республиканский институт и Национальный демократический институт по международным вопросам — его структурные подразделения.

Восточно-Европейский демократический центр (ВЕДЦ), в свою очередь, по данным СМИ, основан в 2001 году в Варшаве при поддержке Госдепартамента США. Основной задачей ВЕДЦ является распространение идей демократии, поддержка гражданских инициатив и неправительственных программ, строительство открытого общества, образование в области прав человека и демократических свобод, содействие социальным и общественным переменам в посткоммунистических странах. Основной интерес деятельности этой организации направлен на Украину и Белоруссию, где она поддерживает оппозиционные партии, прессу и общественные организации. Основными партнерами этого центра являются National Endowment for Democracy, Фонд Чарльза Стюарта Мотта и FREEDOM HOUSE из США, все они, кстати, тоже попали в этот «стоп-лист».

Украинский Всемирный координационный совет образован в 1993 году на Украине. Основная цель — объединять все украинские организации за рубежом для сохранения украинской этнической идентичности. Деятельность этой организации всегда была резонансной. Так, например, в 2002 году в несколько этапов проводился «еврокараван», в ходе которого члены данной организации посетили страны от Балтийского и Черного моря, которые вскоре войдут в Евросоюз. Обсуждали они проблемы национальных меньшинств.

Крымская полевая миссия по правам человека начала свою работу 5 марта 2014 года при поддержке программы развития ООН на Украине. Деятельность миссии в основном направлена на мониторинг в сфере прав человека, поддержку журналистов, правозащитников и адвокатов. Среди ключевых трудностей — низкая активность местного правозащитного и гражданского общества. Так, представители миссии утверждают, что Россия стремится скрыть многие факты нарушения прав человека в Крыму, пытаясь показать лишь красивую картинку, что существенно отличается от реалий, а Крымская полевая миссия открыто об этом говорит.

Составители списка, судя по всему, выбрали организации, которые отличались наиболее «критическим подходом к российской официальной политике». «В целом понятно, что есть желание оградить себя от украинской политики и критики извне», — считает Уткин.

«Главное основание — антироссийская деятельность, направленная на разрушение межнационального единства, угрозу безопасности и т.д. Учитывались и заявления организаций о том, что у нас нет демократии, подтасовываются демократические процедуры... Примерно такие критерии мы использовали», — объяснил логику сенаторов председатель комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Виктор Озеров.

Список, по его словам, составлялся на основе обращений различных общественных организаций, рекомендаций Минюста и депутатов Госдумы. Глава комитета по конституционному законодательству Андрей Клишас на упомянутом семинаре-совещании говорил, что сенаторы также получали информацию от ФСБ и Генпрокуратуры.

Закон о нежелательных организациях был подписан президентом в мае этого года. Реестр подобных организаций будет вести Минюст, а заполняться он будет по решению генерального прокурора РФ и его заместителей по согласованию с МИДом.

Включение в перечень нежелательных влечет для организаций запрет на физическое присутствие в России, запрет на набор персонала и информационное продвижение их брендов в России. Кредитным и некредитным организациям будет запрещено проводить операции с деньгами и имуществом, стороной в которых выступает запрещенная в России организация.

Член Общественной палаты РФ Елена Тополева-Солдунова объясняет, что попадание в список нежелательных организаций означает фактически полный запрет на деятельность на территории РФ. Однако даже само попадание в «патриотический стоп-лист», скорее всего, будет вести к тому, что НКО будут отказываться от сотрудничества с ними.

«Это слишком рискованно. Они в любой момент могут стать нежелательными», — говорит Тополева-Солдунова. А это, в свою очередь, нанесет урон российскому некоммерческому сектору, так как упомянутые организации финансировали в том числе и программы неполитического содержания.

Профессор кафедры конституционного и административного права НИУ ВШЭ Елена Лукьянова считает, что государство, наоборот, должно радоваться, «если какие-то международные организации хотят платить за то, что оно само не финансирует».

При обсуждении закона о нежелательных организациях, реестра иностранных агентов и вопроса о формировании «патриотического стоп-листа» парламентарии постоянно делают отсылку к аналогичному законодательству в западных странах. Однако, говоря о том, что закон об «иностранных агентах» скопирован ими из аналогичного закона США, который был принят в 1930-е годы для борьбы с нацистами, законодатели забывают об одном факте: иностранные организации имеют возможность вести лоббистскую деятельность в пользу своих правительств, лишь регистрируясь в конгрессе США. В России такой возможности у них нет — в стране до сих пор не принят закон о лоббизме.

Директор центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов считает, что инициатива эта странная и даже может рассматриваться как «признак слабости».

«Если у нашего руководства поддержка в 89%, то какой вред ему могут нанести эти НПО?» — недоумевает эксперт.

Сенатор Озеров говорит, что изначально черновой вариант «патриотического стоп-листа» был больше, но некоторые организации из этого списка требуют дополнительной проверки. В дальнейшем же он может быть расширен. «Если найдутся организации, которые «заслуживают» туда попасть, я думаю, мы найдем способ их туда включить», — убежден Озеров.

Руководитель ассоциации «Голос» Григорий Мельконьянц, у которого сегодня дома прошел обыск, сказал «Газете.Ru», что к появлению «патриотического стоп-листа» относится «философски». «В итоге они придут к тому, что запретят любое иностранное финансирование. И в этом списке окажутся в итоге почти все: кто-то раньше, кто-то позже», — почти не сомневается он.