Слушать новости
Слушать новости

Как «отжать» партию у олигарха

Михаил Прохоров попытается вернуть «Гражданскую платформу» под контроль

Михаил Прохоров пытается вернуть контроль над партией «Гражданская платформа», созданной им, но сильно дрейфовавшей в сторону поддержки Кремля. В пятницу федеральный гражданский комитет партии проголосовал за отстранение его оппонента Рифата Шайхутдинова от руководства партии. Ранее казалось, что аппаратную борьбу олигарх уже проиграл, но Кремль все еще видит в нем возможного спарринг-партнера на выборах президента.

По требованию шести из восьми членов федерального гражданского комитета — исполнительного органа партии — от его руководства был исключен Рифат Шайхутдинов. В эти минуты обсуждается его исключение из партии. Сам Прохоров заявляет, что будет голосовать против.

Однако по уставу самым главным органом партии является съезд. И Шайхутдинов при ответе на вопросы журналистов о раскладе сил в «ГП» ссылается именно на него: «Съезд может расформировать весь ФГК». По уставу, он теоретически может даже полностью переформатировать всю структуру организации.

Рифат Шайхутдинов ранее уже практически в открытую говорил о том, что основатель партии Михаил Прохоров может ее покинуть. Пикантность ситуации в том, что в свое время в партию его привел сам олигарх.

«Никакого раскола нет!» — заверяет Шайхутдинов, но добавляет, что ряду представителей федерального гражданского комитета — по сути попечительского совета партии, состоящего из ряда медийных лиц, — надо определиться со своей позицией, которая не соответствует «видению» представителей региональных отделений.

Напомним, что публично конфликт Шайхутдинова и Прохорова обнажился несколько недель назад. Последний был возмущен участием сопартийцев в «Антимайдане», на котором в открытую демонстрировались лозунги, направленные против члена ФГК партии Андрея Макаревича.

Еще через неделю на межрегиональной конференции сразу несколько отделений партии заявили о том, что желают выхода Макаревича из гражданского комитета. В итоге было принято решение, что вопрос будет поднят на съезде партии.

Шайхутдинов при обсуждении присутствовал, хотя, как потом подчеркнула пресс-служба, в голосовании по резолюции не участвовал.

О влиянии Шайхутдинова на представителей региональных отделений, которые будут участвовать в съезде, свидетельствует и прошлогодний уход с поста главы ФГК и фактически главного медийного лица партии Ирины Прохоровой, после которого Шайхутдинов и стал единоличным руководителем партии. Официальной причиной стали именно ее негативные взгляды на политику России в Крыму, которые не разделило большинство региональных представителей.

В итоге происходящее все больше напоминает ситуацию, при которой Прохоров лишился контроля над партией «Правое дело». В вину бизнесмену с политическими амбициями формально ставился конфликт с региональными отделениями. Интересно, что именно Рифат Шайхутдинов тогда должен был возглавить избирательную кампанию партии.

Руководитель политической экспертной группы Константин Калачев считает, что в той истории Прохорова погубила «пагубная самонадеянность»: «С его деньгами он мог купить каждого делегата съезда. Но не посчитал это нужным».

Политолог Евгений Минченко подчеркивает, что правила бизнеса не работают в партийном строительстве. В последнем случае контроль принадлежит все-таки не одному человеку, а разделен между членами организации.

«Михаил, если мы дольщики, то тогда нам нужна доля влияния. А если это ваше частное предприятие, то и деньги должны платить вы», — реконструирует позицию коллег бизнесмена эксперт. Он также добавляет, что на ситуацию наложилось и напряжение с администрацией президента.

Политтехнолог Андрей Богданов, который сыграл немалую роль в фактическом перехвате у Прохорова партии «Правое дело», обращает внимание на то, что подобные истории регулярно случаются на право-либеральном фланге российской политики.

«Все говорят о том, что надо выслушивать мнение меньшинства. Но в конце концов лидерам это надоедает. С каждым шагом при таких условиях все тяжелее находить финансирование под определенные цели и задачи партии. Тем более что они все при КПСС выросли».

Правда, в 2004 году был возможен раскол в КПРФ. Геннадий Семигин пытался перехватить лидерство у Геннадия Зюганова. Одновременно проходили два съезда партии, претендующие на легитимность, однако бессменный лидер коммунистов смог остаться у руля.

«У левых расколы тоже бывают, но костяк остается. Этому способствует демократический централизм, заложенный изначально во все уставы левых организаций, как родовая пуповина советских времен и партийная дисциплина рядовых членов партии», — комментирует Богданов.

До Прохорова жертвой самого Богданова стал экс-премьер России Михаил Касьянов. В декабре 2005 года тот собирался возглавить Демократическую партию России, предварительные договоренности были достигнуты, однако в итоге, как и в случае с коммунистами годом ранее, было проведено два съезда ДПР, легальным в итоге был признан тот, где председателем партии был избран все тот же Богданов.

Политолог Калачев считает, что ряд лидеров просто ошибаются, думая, что их финансовые вливания заменят личное участие в судьбе политпроекта: «Они думают, что, раз дали денег, уже можно и не напрягаться». По его мнению, достаточно было хороших консультантов и юристов, чтобы никто у того же Прохорова ничего не отобрал: «За него могут быть готовы проголосовать миллионы, но мобилизовать несколько сотен человек для того же съезда он не в состоянии».

Отсутствие у Прохорова интереса к партийному строительству дает дополнительный козырь Шайхутдинову: «Мы уже год не получаем никаких политических заявлений от основателя партии». Он уверяет, что и финансирование идет из других источников.

Однако здесь включается другой важнейший фактор — кремлевский.

Даже при желании покинуть «ГП» Прохоров не сделает это без согласования лично с Владимиром Путиным, говорит источник, близкий к администрации президента. Прохоров в качестве политика — это во многом проект Кремля.

В частности, на президентских выборах — 2012 задача бизнесмена заключалась в том, чтобы оттянуть на себя голоса так называемого креативного класса — людей, которые ходили на Болотную и Сахарова. Как считали в кремлевской администрации, одной из причин выхода «креаклов» на улицы стало отсутствие на думских выборах партии, которая отражала бы интересы образованного среднего класса и за которую тот мог бы проголосовать.

Гипотетически такой партией могло стать именно «Правое дело», которое за полгода до парламентских выборов возглавил Прохоров. Но сам Кремль во многом и спровоцировал раскол в партии и перехват ее из-под контроля олигарха, который публично обвинил во вмешательстве во внутрипартийные дела тогдашнего куратора внутренней политики Владислава Суркова.

В ходе президентской кампании ошибку исправили. Прохоров по личной просьбе Владимира Путина выдвинулся кандидатом. Логика кремлевской администрации в данном случае понятна: протестные настроения в тот период были настолько сильны, что представители «креативного класса» могли проголосовать и за ближайшего соперника Владимира Путина — Геннадия Зюганова, тем самым усилив его результат и уменьшив проценты главы государства.

Действительно, тогда звучали и призывы отдать голос за лидера Компартии, лишь бы не допустить победы Путина в первом туре. В этом отношении выдвижение Прохорова оказалось удачной идеей. Особенно это касается Москвы: в столице Путин не смог набрать 50%, но зато Прохоров занял второе место.

«Прохорова держат в запасе как возможного кандидата на следующих президентских выборах, — объясняет источник, близкий к Кремлю. — И пока такая заинтересованность в нем сохраняется, из партии он не уйдет».

Если, конечно, по тем или иным причинам не будет отмашки главы государства.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть