Москва в Ираке не союзник

Объединение мира в борьбе против исламистской угрозы сейчас невозможно

,
close
AP Photo/ Jaber al-Helо
Вашингтон продолжит разыскивать боевиков из группировки «Исламское государство», которые несут ответственность за смерть американских журналистов. Вице-президент США Джо Байден пообещал преследовать боевиков ИГИЛ «до врат ада». Накануне им пригрозил и глава Чечни Рамзан Кадыров. Однако по мнению экспертов, Вашингтон и Москва сейчас не смогут объединиться в борьбе против террористов — эту возможность уничтожил украинский кризис.

Вице-президент США Джо Байден пригрозил, что США жестко отреагируют на казнь уже второго американского журналиста от рук боевиков террористической группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), однако эксперты отмечают, что американское правительство пока не предпринимает слишком активных действий против исламистов. Авиация США нанесла несколько бомбовых ударов по террористам, но серьезного урона боевиками они не причинили.

Тем временем премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон в четверг не исключил возможности прямого участия военно-воздушных сил страны в борьбе с ИГИЛ в Ираке.

«В первую очередь необходимо оказать помощь тем, кто на местах борется с этой организацией», — пояснил Кэмерон.

В США уже раздаются голоса о создании объединенной коалиции по борьбе с исламистами. Однако практически никаких шагов для этого сделано не было, хотя потенциальными участниками такой коалиции могли быть такие страны-антагонисты, как Иран, Саудовская Аравия и даже Израиль Когда-то США, напоминают эксперты, могли объединять самые различные страны в борьбе против общего противника. Так, в 1991 году перед операцией «Буря в пустыне» США собрали коалицию из двух десятков стран для борьбы с Саддамом Хусейном. В ее состав вошла даже Сирия, тогдашний лидер которой Хафез Асад люто ненавидел Саддама Хусейна.

Потенциальным участником совместной борьбы против исламистов могла бы стать и Россия, которая одна из первых откликнулась на просьбу иракского правительства и поставила Ираку боевые самолеты для борьбы с джихадистами.

Боевики «Исламского государства» уже в открытую угрожают России обещаниями прийти на Кавказ, а также грозят карами Владимиру Путину. Ведущий эксперт центра INEGMA в Дубае Теодор Карасик отмечает, что угрозы России достаточно серьезные: «В ИГИЛ более двух тысяч выходцев из Чечни, а также те, кто видит отношения России и Асада как неприемлемые». Он ожидает, что подобных угроз будет появляется все больше и больше и это «поставит Россию в рискованное положение».

Стоит отметить, что после трагедии 11 сентября 2001 года президент Путин заявлял, что борьба с террористами в Чечне — часть мировой войны против международного терроризма: в республике действительно орудовали отдельные радикальные исламисты, как, например, иорданец Хаттаб. Однако, как отмечал впоследствии один из чиновников, американцы такую идею не приняли и знак равенства между Чечней и международными террористами ставить не стали. В то же время Россия не стала препятствовать размещению военных баз в Центральной Азии, хотя и считала ее сферой собственных безусловных интересов.

Однако, по мнению профессора Высшей школы экономики, специалиста по Арабскому Востоку Леонида Исаева, альянс между Россией и США сейчас невозможен:

«Обсуждать эту проблему, конечно, придется. Но решить этот кризис ни США, ни Россия в одиночку не смогут. Не смогут и в союзе. Нужен альянс с региональными игроками: с Ираном, Сирией, Турцией. Но сложно представить себе ситуацию, при которой Эрдоган, например, сегодня может сесть за стол переговоров с Асадом. Ровно как и США с Ираном».

«Само активное проявление ИГИЛ сейчас явилось следствием как раз того самого конфликта, который разгорается между США и Россией, странами Запада и странами, которые поддерживают Россию, по целому ряду вопросов. По вопросам, связанным с «арабской весной», а до этого по вопросам, связанным с американским присутствием в Ираке, а теперь и по конфликту на Украине. Более удачного времени и места для ИГИЛ найти было трудно. Конфликт между теми игроками, которые влияют на ситуацию на Ближнем Востоке, зашел настолько далеко, что этим ИГИЛ попросту и воспользовалось. Турция, Катар, США — с одной стороны и Сирия, Иран, частично Ливан, Россия — с другой», — продолжает эксперт.

«Украинский кризис сместил акцент, — размышляет Исаев. — Еще в начале 2014 года на ситуацию на Ближнем Востоке всем было просто уже наплевать. Она была малоинтересна как России, так и США.

По факту ИГИЛ и те группировки, которые поддерживают ИГИЛ на территории Сирии, были порождены США, их позицией по Сирии. Вашингтон снабжал их оружием, финансировал. Все это происходило под негласное одобрение западных стран. Сейчас США бомбят те же силы, что бомбят и правительственные войска Сирии, но Белый дом не может ни признать этого, ни тем более войти в альянс с Асадом — для них это репутационный удар. Ровно так же ведут себя и турки», — говорит Исаев.

Под большое сомнение вероятность прямого диалога между Москвой и Вашингтоном по этому вопросу ставит и руководитель Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александр Шумилин. По его словам, точку в этом вопросе поставили слова госсекретаря США Джона Керри, который заявил о создании международной группы противодействия исламистам со своими коллегами из Австралии, Италии, Иордании, Катара и ОАЭ. «Если еще два дня назад вопрос ставился шире и можно было хотя бы теоретически предположить, что такие переговоры будут, то сегодня Керри дал понять: России в списке союзников нет», — резюмирует Шумилин.

Нет в нем и Саудовской Аравии — одного из главных традиционных партнеров США в регионе.

Отношения Вашингтона с саудитами портились на протяжении всего последнего года: сначала Обама отказался от плана полноценного вторжения в Сирию, которые активно лоббировала как раз Саудовская Аравия, позже отказали в поддержке военному правительству Египта, свергнувшему «Братьев-мусульман». Теперь саудиты будут оплачивать поставки российского вооружения Каира. На фоне растущей угрозы ИГИЛ меняется вся привычная военно-политическая конфигурация на Ближнем Востоке.