Выборы без оппозиции

Подписи для выборов в столичный парламент собрали только системные кандидаты

Владимир Дергачев, Сергей Подосенов, Данила Розанов 11.07.2014, 09:52
Сбор подписей РИА «Новости»
Сбор подписей

В четверг закончился сбор подписей за кандидатов в депутаты Мосгордумы, сегодня они должны быть сданы в столичный избирком. Подписной фильтр в Мосгордуму ожидаемо снял с дистанции самых оппозиционных кандидатов. «Газета.Ru» выясняла у сошедших с гонки политиков причины происшедшего. Оказалось, что власть справляется с задачей не пустить оппозицию на выборы даже без широкого применения административного ресурса.

На сбор автографов граждан власти отвели всего месяц, по закону надо было собрать 3% подписей избирателей одного из 45 одномандатных округов, то есть около 5 тыс. подписей. Сегодня в 18.00 — дедлайн сдачи подписей.

Не собрали: Николай Ляскин (не хватило 600 из около 5000 необходимых), Андрей Быстров, Максим Мотин (3800 подписей из 4500), Владимир Залищак (2700 подписей из 5 с лишним тысяч), Владислав Наганов; лидер «Демвыбора» Владимир Милов (3850 подписей при необходимом минимуме 4989). Также вышли из гонки Олег Митволь из «Альянса зеленых», Игорь Трунов и Людмила Айвар («Демократическая правовая Россия»), Илья Яшин («Солидарность», 4436 подписей при необходимых 5222), Ольга Романова. Собрали Денис Константинов («Гражданская платформа») и Алена Попова.

Лидер «Демвыбора» Владимир Милов (округ 34) рассказал, что при сборе подписей в целом административного давления административного он не чувствовал, однако были отдельные неприятные инциденты. Сборщиков политика не пускали в дома «общественные советники», систему которых мэрия организовала еще зимой. Кроме того, за активистами следили члены «Молодежной гвардии «Единой России», которые известны конфликтами в Ясеневе с независимыми политиками. По словам Милова, они не только вели слежку, но также провоцировали сборщиков и распространяли заказные тексты по соцсетям.

Главной проблемой при сборе подписей Милов считает время года. Единый день голосования назначен на сентябрь, поэтому кампания приходится на время отпусков.

«Я знаю много людей лично, которые меня активно поддерживают, но летом я просто не мог до них достучаться», — отметил Милов.

Проблемой стало и обязательное заполнение паспортных данных. В некоторых округах власти развешивали листовки с предупреждением «не отдавать паспортных данных мошенникам».

По собственной оценке Милова, его команда смогла бы собрать еще как минимум тысячу подписей сверх неотбракованных 3850 автографов, если бы все согласные подписаться не боялись проставлять паспортные данные. Кроме того, многие проходившие мимо кубов не брали с собой паспорта, а данные из него не помнили наизусть. Таким образом, сбор подписей на улице оказался вполовину менее эффективным поквартирного обхода.

«Подписи собрать реально, мы фактически собрали, — уверяет Милов. — Проблема в том, что бросали сборщиков в бой без должной подготовки. Кроме того, я вел переговоры с «Яблоком» о выдвижении и был расслаблен, это было грубейшей ошибкой. Надо бы было раньше активно приступать к сбору».

Если большинству оппозиционеров досаждали только провокационными листовками и скрытыми съемками, то отдельным повезло меньше. Например, муниципальному депутату из Зюзина Константину Янкаускасу, которого посадили под домашний арест за сбор денег на счет Алексея Навального. Еще соратник Навального Николай Ляскин, тоже проходящий по этому делу, испытал давление следователей, но более изощренное.

«Должен был набрать около 4500, чуть больше. Не хватило около 600 плюс брак. Мы поняли, что у нас не хватает и времени на сборы, и времени на заверение с этим моим вызовом в Следственный комитет сегодня. После того как я сказал, что не иду на выборы, его перенесли на понедельник. Следователь объяснил, что это связано с его личными делами. Но интересное совпадение. Часа через два после того, как я написал в соцсетях, что не иду, следователь звонит и говорит: «Не получается, Николай, вас встретить сегодня, давайте на понедельник». Проблемы все складываются в одну: и сам порог тяжелый, и люди, общая апатия, и их просто мало сейчас в Москве. И, может, какие-то недочеты моей работы», — рассказал Ляскин.

Досталось от силовиков и системным кандидатам. Ранним утром 10 июля следователи ворвались в квартиру эсэра (округ №27) Татьяны Сухаревой. Кроме квартиры они обыскали и ее офис. Сухареву не выпускали в туалет и не разрешали пить, вытолкнули ее активистов из дверей. Обыски, уверяют в партии, проводились без санкции суда по прямому указанию следователя ОВД по ЮВАО Ольги Усольцевой.

Из медийных политиков с гонки снялся также экс-префект САО Москвы Олег Митволь (округ 9).

«Есть веские причины, которые побудили меня снять кандидатуру с выборов», — пояснил политик, отказавшись, однако, раскрывать эти причины. 7 июля Митволь заявил в твиттере, что собрал 5840 подписей, то есть больше, чем необходимо.

В начале июля «Известия» сообщили, что он будет вести политическую программу на НТВ — «микс стандартного новостного выпуска и красочного ток-шоу».

«У него есть шанс действительно получить программу на ТВ с 1 сентября. Но он не должен быть кандидатом в депутаты — закон это запрещает», — объяснил «Газете.Ru» информированный источник.

Лидер движения «Русь сидящая» Ольга Романова (округ 44) после выбраковки собрала подписи впритык: основной брак здесь возникал из-за неаккуратно указанного адреса, других неточностей в анкете, просроченных паспортов.

Координатор движения «За парк» Андрей Быстров (округ 8) снял кандидатуру в пользу Дениса Константинова из «Гражданской платформы». Он рассказал, что подписал соглашение вечером в среду после недельных переговоров, во время которых его команда оценивала возможность собрать подписи вовремя и свои ресурсы на выборах.

Быстров уверяет, что оппозиционный имидж избирателя не отпугнул, и рассматривает свой опыт в коалиции как позитивный. Как и Милов, он отметил минимальное влияние административного ресурса и агрессии со стороны властей.

Как и в случае со многими другими оппозиционерами, дело ограничилось только скрытой съемкой точек сбора подписей. Далее смонтированные ролики распространялись как доказательство, что люди неохотно ставят подписи.

Во время сбора подписей кандидаты активно дискутировали насчет сильных и слабых сторон платных сборщиков по сравнению с идейными волонтерами. Максим Кац, сумевший собрать нужное количество подписей, ранее объяснил «Газете.Ru», что платные сборщики эффективнее и силами одних энтузиастов не справиться.

Михаил Вышегородцев из «Гражданской платформы» (округ 37, собрал 5745 при нужных 5223) обрисовал схему работы своих платных сборщиков.

«За одну подпись сборщику оплата была от 100 до 300 руб., в бюджете кампании это составляет от 600 тыс. до 1,8 млн руб. соответственно. Тем, кто стоит в пикетах у метро и собирает подписи, платили от 1,5 тыс. до 3 тыс. руб. Но волонтеры были не менее эффективными».

Андрей Быстров, несмотря на то что его команда не пришла к финишу, отметил плюсы волонтеров, исключительно из которых состояла его команда:

«Если человек после кампании в МГД собирается и дальше работать в этом округе и районе, то, очевидно, идейные волонтеры — это залог успеха, при условии, что такой же и сам кандидат».

Споры вызвали и эффективность кубов, мода на которые пошла во время кампании Алексея Навального.

Председатель московского отделения «Альянса зеленых» Александр Закондырин, набравший подписи едва ли не впритык, считает более эффективным поквартирный обход.

«У коллег очень модно вешать фотографии своих кубов, но при сборе подписей это совершенно бессмысленное занятие. Если вам кто-то из кандидатов говорит, что он на кубах собрал значимое количество достоверных подписей, — это неправда, я вам ответственно заявляю. У меня есть статистика за последние недели: практически все, что приходит с улицы, ненадлежащим образом оформлено. У большинства людей нет паспортов, на улицах сборщики ошибаются, например делают сокращения, которые законодательством не оговорены, и самая главная проблема — у меня по Водному стадиону очень мало попаданий в район, то есть там очень много случайных людей. Я эмпирически могу сам доказать: на Красной Пресне — это Пресненский район — собирала подписи Мария Гайдар. Я лично сам на ее кубе, когда ко мне обратились с просьбой поставить подпись, подписался. При этом у меня прописка в Войковском районе, и вы понимаете, что Пресненский район несколько дальше. Тем не менее сборщики легко мою подпись взяли».

В свою очередь, уличная активность выдвиженцев из «списка Собянина» и решивших выдвигаться самостоятельно единороссов чувствовалась намного меньше. Это привело к упрекам провластных кандидатов в кулуарных договоренностях с мэрией по подсчету подписей. Ранее Мосгоризбирком уже уверил, что будет проверять все подписи, невзирая на лица.

Интересно, что за победителей праймериз «Моя Москва» горожане нередко подписывались менее активно, чем за оппозиционных кандидатов, не преодолевших фильтр.

По данным Константина Янкаускаса, Вера Кичанова во втором округе собрала 2520 подписей в свою поддержку против 2433 у победителя собянинских праймериз в ее округе. У Быстрова почти 3000 подписей против 2137. У Ляскина 4000 подписей против 2921. У Максима Мотина 3846 подписей против 3176. У Милова 3850 подписей против 2670. У Ильи Яшина 4436 против 575.

Тем не менее в итоге после прохождения фильтра останутся фактически только те, кого принимает администрация, резюмировал главред «Моссоветинфо» Юрий Загребной. То есть представители системных партий и «собянинские общественники» — те самые победители праймериз «Моя Москва».