От чукотской «Пурги» до «Мурманского вестника»

Путин встретился с региональными журналистами на медиафоруме ОНФ

Владимир Путин побывал в четверг на медиафоруме ОНФ, где назвал представителей нынешней киевской власти хунтой и кликой, поддержал принятый Думой закон, фактически приравнивающий блогеров к СМИ, и рассказал, к чему бы он стремился, если бы стал журналистом.

Медиафорум ОНФ, который проходил в Санкт-Петербурге под лозунгом «Правда и справедливость», собрал порядка 400 журналистов со всей страны. В четверг с участниками форума пообщался Владимир Путин, по сути устроив небольшую пресс-конференцию.

Первый вопрос прозвучал от одного из модераторов — сопредседателя центрального штаба ОНФ Ольги Тимофеевой, которая чуть ли не на каждом публичном мероприятии сообщает, что она по профессии журналист. Те, кто более или менее регулярно бывает на мероприятиях «Народного фронта», давно уже выучили эту информацию наизусть. И Путин наверняка не исключение.

Но Ольга Тимофеева не стала изменять себе и на сей раз.

Подчеркнув, что она «тоже журналист», модератор задала вопрос, что называется, по горячим следам, а именно об утренней стрельбе в Славянске, в ходе которой, согласно информации украинского МВД, погибли пятеро ополченцев. Похоже, резюмировала Тимофеева, события на юго-востоке Украины идут «по тому сценарию, которого мы больше всего боялись», и попросила президента прокомментировать произошедшее.

«Если сегодняшний режим в Киеве действительно начал применять армию против своего народа, то это серьезное преступление. Если сегодняшние власти в Киеве это сделали, то это уже хунта, клика, — не стал стесняться в выражениях глава государства, напомнив, что даже законно избранный президент Виктор Янукович не решился использовать армию для подавления протестов. – Это просто карательная операция, которая, безусловно, будет иметь последствия для этих людей, в том числе в сфере межгосударственных отношений».

Делать выводы, добавил Путин, Москва будет, «исходя из реалий, складывающихся на месте».

Отвечая уже на следующий вопрос, президент вдруг вернулся к предыдущему: вспомнил про Женевские соглашения, одним из условий которых было разоружение различных группировок. «Никакой «Правый сектор», никакие радикальные группировки не разоружились. Наоборот, их легализовывают», — возмутился гарант российской Конституции.

Но, с другой стороны, ведь и «представители Донецкой народной республики» не разоружились тоже.

Третий по счету вопрос задала Екатерина Андреева из «Мурманского вестника». «Не пострадают ли другие регионы из-за вложений в Крым?» — озабоченно произнесла она. Особенно журналистку интересовало, не прикажет ли долго жить проект строительства Мурманского транспортного узла.

«Это вас губернатор подговорил», — уверенно заявил Путин.

Из зала донеслась реплика, что журналистка представляет независимое СМИ. «Да-да, я знаю, какие независимые», — усмехнулся президент. Лишних иллюзий он не питал. Екатерину Андрееву же заверил, что за судьбу Мурманского транспортного узла она может не переживать: это «очень нужный для экономики проект».

Блогера Виктора Леванова беспокоили происки западных спецслужб. Он сообщил, что в Крыму было большое количество атак на российские сайты и, «по данным специалистов, это осуществляло АНБ» (агентство национальной безопасности США. – «Газета.Ru»). И вообще, возмутился оратор, американцы контролируют мировой интернет: «Пользуемся «Гуглом» – он собирает личные данные. И всё это куда отправляется? Всё это отправляется на сервера в США.

Соответственно, вопрос: почему они не могут построить сервера здесь?»

Затем блогер постепенно подобрался к «Яндексу», который не угодил ему тем, что, «с одной стороны, это поисковик, но с другой – вроде как СМИ». «Топ-5 новостей «Яндекса» просматривают несколько десятков миллионов человек, — просвещал главу государства Виктор Леванов. – При этом «Яндекс» не имеет лицензии СМИ и ответственности как СМИ перед законом не несет». Собственно, вопрос у выступающего был такой: «Когда же правительство начнет принимать решения, которые избавят нас от цифровой агрессии?»

Путин заверил озабоченного положением дел блогера, что российские спецслужбы делают все возможное для того, чтобы обезопасить данные сайтов органов госвласти. «Что касается гражданской сферы, то серверы нужно переносить в Россию», — заявил президент.

Высказался он и персонально по «Яндексу», который «начинал работать как проект с западным влиянием»: «Их тоже поддавливали – должно быть столько-то американцев, столько-то европейцев (в руководящих органах. – «Газета.Ru»), — просвещал уже глава государства блогера Леванова. – И они вынуждены были с этим соглашаться».

На этом оправдательная часть выступления завершилась и началась не то чтобы обвинительная, но содержащая некий неприятный намек. «Яндекс», по словам Путина, – это национальная система, но «часть регистрации у них за границей – не только в целях налогообложения, но и по другим соображениям».

Каким именно, глава государства не уточнил.

Далее, отвечая на слова Леванова, назвавшего «Яндекс» «вроде как поисковиком, но с другой стороны – вроде как СМИ», президент сообщил, что в настоящее время в правительстве и Кремле рассматривается вопрос, «что признавать СМИ, а что — нет». «Все это нужно решать цивилизованным образом – через депутатов Госдумы, через обсуждение на площадке ОНФ, через общественную палату», — сказал он.

Впрочем, через депутатов Госдумы вопрос уже частично решен: на днях парламентарии приняли законопроект, фактически приравнивающий блогеров, которых читают более 3 тыс. человек, к СМИ. Путин в своем выступлении на медиафоруме косвенно этот документ поддержал, заявив, что если блогер имеет влияние «на тысячи, десятки тысяч людей, то, по сути, мало чем этот блог отличается от СМИ».

После этих слов можно уверенно прогнозировать, что призыв главы СПЧ Михаила Федотова, обратившегося к следующей «инстанции» — Совету Федерации – с просьбой не принимать скандальный закон, эффекта не даст.

Следующий вопрос прозвучал от чукотского журналиста с радиостанции «Пурга».

Несмотря на «говорящее» название СМИ, сам вопрос выступающего «пургой» не назовешь. Журналист пожаловался президенту, что во время оформления ОСАГО страховщики часто навязывают клиентам дополнительные взносы. «Может, пора внести в законодательство поправки, чтобы защитить нас от страховщиков?» — поинтересовался представитель «Пурги».

У главы государства слова журналиста немедленно вызвали воспоминания: «В советское время, если кому-то хотелось купить Пикуля, нужно было еще купить «Целину» Леонида Ильича Брежнева. Если здесь происходит то же самое, то это отвратительно».

С навязыванием услуг необходимо бороться, нужно «сформулировать поправки для Госдумы», резюмировал Путин.

Журналистка из Воронежа напомнила президенту, что он за годы работы успел пообщаться с огромным количеством представителей медиа. «Каким должен быть журналист, с которым интересно общаться вам? И какой вопрос из тех, которые вам задавали, был самым интересным?» — полюбопытствовала журналистка.

Чтобы разговор был интересным, важно, чтобы интересным был человек, вне зависимости от того, чем он занимается, сказал Путин. И сделал неожиданное признание: «Вот если бы я работал журналистом, то стремился бы быть экспертом в каком-то узком вопросе». Тогда, по словам главы государства, его работы были бы интересны аудитории.

В каком именно «узком вопросе» он бы предпочел быть экспертом, Путин, увы, не сообщил.

Точно так же он не ответил, какой вопрос из тех, что ему задавали, был самым интересным. Впрочем, нельзя исключать, что таких просто-напросто не было. Как известно, после смерти Махатмы Ганди ему не с кем поговорить.

Девушка в зеленом платье, отрекомендовавшаяся блогером Милой Булатовой, продемонстрировала плакат, в центре которого был изображен Владимир Путин, а по бокам и сверху – масса разных цифр. «15 лет Путина», — гласила надпись на этом творении. Как следовало из слов Милы, цифры наглядно показывают, как и по каким показателям изменилась – конечно же, в положительную сторону! – жизнь россиян за то время, что нынешнее первое лицо страны находится у власти. «Видно (из цифр. – «Газета.Ru»), что при вас жизнь стала лучше. Хочу сказать вам большое спасибо!» — горячо поблагодарила президента девушка.

«Это вам спасибо», — скромно ответил тот.

Очередной блогер (на сей раз из Астрахани), получивший слово, тоже блеснул: обрушился на правозащитников, которые «почему-то выбирают в качестве объекта защиты провокаторов: Pussy Riot, Ходорковского». «У нас что, правозащита – это для политического пиара?» — пылал праведным гневом выступающий.

Глава государства на это сказал, что правозащитное движение в России начиналось с борьбы с тоталитарным режимом и, набрав темпы борьбы с властью, правозащитники-де не могут остановиться. «Имея постоянные отношения со спонсорами из-за границы, им трудно оторваться от этой соски, подпитки», — озвучил свое видение мотивов правозащитников Путин.

Именно поэтому, добавил он, в России и был принят закон об НКО — иностранных агентах.

Впрочем, в бочку дегтя была добавлена небольшая ложка меда: «Но само правозащитное движение в России в высшей степени востребовано», — заявил президент.

Спустя несколько минут микрофон перекочевал в руки блогера Андрея Омельченко. Судя по тенденции этого дня, от очередного блогера должен был прозвучать очередной животрепещущий вопрос. Но Омельченко подкачал. Из выступления Омельченко запомнился только его ник, который он с гордостью сообщил: Андрейка-23.

По итогам медиафорума под эгидой ОНФ был создан фонд грантовой поддержки журналистов.

Предполагается, что ежегодно будут выдаваться до 300 грантов по нескольким номинациям, например по темам исполнения майских указов президента. Общая сумма грантовой поддержки, говорят в ОНФ, пока не определена. Ориентировочно она будет составлять «несколько десятков миллионов рублей».

Также при «Народном фронте» создан центр правовой поддержки журналистов. Курировать оба проекта будет сформированный в структуре ОНФ департамент по взаимодействию с местными и региональными СМИ. Что касается медиафорума, то его решено проводить каждый год.