Пенсионный советник

Остров стабильности и безразличия

Крым дистанцируется от «евромайдана»

Ленур Юнусов (Симферополь) 19.02.2014, 21:55
ИТАР-ТАСС

Погромы и беспорядки в Киеве может остановить лишь жесткая реакция власти, заявил председатель совета министров Автономной Республики Крым Анатолий Могилев, выступая в среду на сессии крымского парламента. Депутат от Партии регионов Николай Колисниченко в свою очередь заявил о необходимости «вернуть Крым России». Но многие крымчане воспринимают события в Киеве как «чужую войну».

Революции, как известно, делаются в столицах, а не в провинции. Справедливость этой фразы очень хорошо ощущается сегодня в Крыму. Как и по всей Украине, с местных политических трибун звучат резкие заявления и обращения, однако большинство местных жителей продолжает безучастно наблюдать за происходящим по телевизору, чередуя трансляции с киевского «евромайдана» репортажами с сочинской Олимпиады и телесериалами.

Тем не менее счет потерям уже открыт и в Крыму. В эту среду стало известно, что накануне в Киеве, где шли наиболее ожесточенные бои милиции с протестующими, погибли сразу три сотрудника крымского спецподразделения «Беркут».

На протяжении всего противостояния в столице именно правоохранителей из Крыма бросали в самое пекло уличных боев, очевидно, рассчитывая на их личное неприятие Майдана.

Расчет власти был в некотором смысле верным. Большинство жителей Крыма действительно восприняли события на Майдане с большой настороженностью. Однако говорить о повальной поддержке какой-либо из сторон конфликта будет большой ошибкой.

Многие крымчане, для которых всегда было характерно «островное мышление», скорее, воспринимают киевские события как чужую войну.

И победителю этой войны, кем бы он ни был, Крым просто подчинится, как это уже бывало не раз в новейшей истории.

Вот почему заявления отдельных крымских политиков о том, что Крым не признает власть Майдана и в случае его победы уйдет в отдельное плавание, остаются не более чем громкими словами. Из этой же оперы, кстати, последний демарш депутата парламента автономии Николая Колисниченко, который прямо с трибуны заявил, что если ситуация на Украине не урегулируется, то нужно будет «поднять вопрос о возвращении Крыма к России». В тот момент, когда звучали эти слова, крымский спикер и его заместители заметно нервничали и переглядывались друг с другом, а руководители силовых ведомств насторожились.

Несмотря на то что предложение Колисниченко было встречено аплодисментами, думать о том, что подавляющее большинство крымчан спят и видят полуостров в составе России, – заблуждение. Более 20% населения автономии составляют этнические украинцы, еще около 15% — крымские татары, которые известны своими проукраинскими взглядами.

Да, более 50% крымчан – этнические русские, но не следует забывать, что в Крыму уже выросло целое поколение молодых людей, которые родились в независимой Украине и для которых Россия – просто одно из иностранных государств.

Поэтому неудивительно, что акция перед зданием крымского парламента, устроенная пророссийскими организациями под лозунгами «Слава великой России!» и «Долой бандеровскую самостоятельность!» собрала не более 100 человек, в основном преклонного возраста. То есть ровно столько, сколько насчитывается депутатов в Верховной раде Крыма.

Следует также отметить, что парламент автономии уже несколько лет как не обладает реальными рычагами власти.

«Первую скрипку» в Крыму играет совет министров, то есть правительство во главе с генералом милиции, экс-главой МВД Украины Анатолием Могилевым, которого в это кресло усадил лично президент Виктор Янукович.

Руководство крымского парламента, конечно, очень хочет и даже предпринимает робкие попытки перетянуть властное одеяло на себя, однако хорошо понимает, что силовые ведомства в любой критической ситуации подчинятся не спикеру, а премьеру.

«Генерал-губернатор» Анатолий Могилев, в отличие от руководителей Верховной рады Крыма, резких высказываний не допускает, а ограничивается лишь призывами сохранять спокойствие и пресекать «любые попытки как-то ситуацию раскачать». «У нас есть отдельные горячие головы, которые с разных сторон провоцируют всплески», – раздал всем сестрам по серьгам премьер в своем заявлении на сегодняшней сессии парламента автономии.

С самого начала противостояния в Киеве Могилев пытался сгладить ситуацию в Крыму не только заявлениями, но и тайными встречами со всеми возможными участниками конфликта.

В частности, по данным «Газеты.Ru», премьер-министр автономии провел беседу с руководителями меджлиса (представительного органа) крымскотатарского народа, в ходе которой отговаривал их от каких-либо активных действий в поддержку Майдана.

Крымские татары, действительно, в подавляющем большинстве являются сторонниками оппозиционных политических сил и курса Украины на евроинтеграцию. Именно они традиционно поддерживали проукраинские силы и, напротив, противостояли пророссийским силам на полуострове. Не случайно в прессе давно гуляет парадоксальное выражение о том, что «единственные настоящие украинцы в Крыму – это крымские татары».

Однако в нынешней ситуации лидеры меджлиса и без увещеваний премьера заняли сдержанную позицию. Да, они достаточно четко артикулируют свою поддержку Майдана и его требований, но при этом не предпринимают каких-либо активных действий в виде организации собственных акций протеста либо мобилизации людей в Киев, не говоря уже о захвате административных зданий.

Хотя опыта в этом деле крымским татарам как раз не занимать. За последнее двадцатилетие они успешно доказали свою способность оперативно собирать на площадях тысячи, а иногда и десятки тысяч людей. За плечами крымских татар и штурм здания парламента республики в далеком 1992 году, и жесткое силовое противостояние с милицией, и стычки с членами ОПГ, которых теперь на Украине принято называть ласковым словом «титушки».

На этот раз, когда во многих регионах страны сторонники Майдана организовали локальные очаги сопротивления, меджлис ограничился несколькими заявлениями, которые резкими никак не назовешь.

Один митинг, организованный представительным органом крымских татар в Симферополе 28 января, не в счет. В его резолюции едва ли не больший акцент был сделан на необходимости решения проблем крымскотатарского народа, а не на требованиях Майдана.

Объяснений такой сдержанной позиции меджлиса может быть несколько. Во-первых, в руководстве этого органа произошли ключевые изменения. На смену «ястребу», бывшему советскому диссиденту Мустафе Джемилеву пришел «голубь» Рефат Чубаров, который любому конфликту предпочитает дипломатические способы решения проблем.

Во-вторых,

позицию лидеров меджлиса можно назвать в некотором смысле прагматичной. В нынешней ситуации они не видят для себя ясных политических перспектив в случае гипотетической победы Майдана.

Ведь ни для кого не секрет, что в тройке руководителей украинской оппозиции по-прежнему нет явного и общепризнанного лидера. К тому же крымские татары хорошо усвоили урок предыдущего Майдана 2004 года, когда они всем народом активно поддержали оппозицию, что было смело и рискованно с их стороны. Однако пришедший к власти Виктор Ющенко не оправдал их надежд, а сильно разочаровал.

Более того, став президентом, он предложил крымскотатарскому народу отказаться от его программного документа — Декларации о национальном суверенитете, чем вызвал бурю негодования в стане своих вчерашних союзников. И нет никаких гарантий, что в нынешней ситуации крымские татары, вновь рискнув (причем на этот раз, с учетом накала страстей в стране, в буквальном смысле своими жизнями), не получат в итоге очередного Ющенко, который, придя к власти, забудет об их проблемах и интересах.

Наконец, лидеры меджлиса не могут не понимать, что в случае гражданской войны и гипотетического развала страны малочисленный крымскотатарский народ окажется во враждебно настроенном окружении и пострадает первым.

Ведь уже сегодня, несмотря на практически всеобщую индифферентность, открыто поддерживать протестующих в автономии небезопасно. Местным лидерам «евромайдана» жгут машины и рассылают «черные метки» — листовки, в которых их называют «предателями Крыма». Пострадал даже гражданин США, который возглавляет действующий в автономии проект Евросоюза по развитию туризма на полуострове. Его избил неизвестный только за то, что он оказался в компании сторонников Майдана. Правда, впоследствии обидчик иностранца сам «сдался» милиции.

Впрочем, говорить о каком-либо силовом противостоянии на улицах крымских городов на сегодняшний день будет большим преувеличением. Различные акции за и против «евромайдана», включая мероприятия широко разрекламированного провластного движения «Стоп Майдан», по-прежнему нерегулярны и немногочисленны. Поскольку большинство крымчан, как и прежде, следят за уличными боями в далеком Киеве по интернету и телевизору, регулярно переключаясь на телесериалы и Олимпиаду.