Пенсионный советник

Не так сели

Алексея Навального и Петра Офицерова выпустили из-под стражи

Ольга Кузьменкова (Киров) 19.07.2013, 13:48
__is_photorep_included5441845: 1

Алексей Навальный и Петр Офицеров, в четверг приговоренные к нескольким годам колонии, освобождены в зале Кировского областного суда по просьбе прокуроров. Гособвинители подали жалобу на приговор Ленинского суда, посчитав незаконным решение об аресте до вступления решения в законную силу. До рассмотрения приговора в суде второй инстанции Навальный и Офицеров будут по-прежнему находиться под подпиской о невыезде.

Гособвинители подали жалобу на приговор Ленинского районного суда Кирова еще в четверг вечером, однако ни Алексей Навальный, ни Петр Офицеров об этом до последнего момента ничего не знали. Ночь они провели в городском СИЗО № 2, куда их на полицейских автозаках доставили из зала суда. Предполагалось, что в этом изоляторе они будут находиться ближайшие недели, ожидая заседания по апелляции адвокатов. Но утром в пятницу им неожиданно сообщили, что надо снова ехать в суд. Лишь оказавшись в конвойном помещении здания Кировского областного суда, они поняли, что происходит: только тогда адвокаты сумели сообщить им, что жалобу на приговор подали не они, а сами гособвинители.

В апелляционном представлении, направленном гособвинителями, объяснялось, что, по мнению прокуратуры, Ленинский суд Кирова незаконно решил арестовать Навального и Офицерова прямо в зале суда: обоим уже была выбрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, а судья Сергей Блинов не имел права менять ее. Брать подсудимых под стражу можно было лишь после того, как приговор вступал в законную силу, то есть после решения суда второй инстанции. В связи с этим прокуроры просили до этого заседания отпустить Навального и Офицерова, сохранив прежние условия подписки о невыезде.

Отдельно в документе отмечалось, что Навальный с 17 июля является зарегистрированным кандидатом в мэры Москвы, а значит, содержание под стражей до апелляции, ко всему прочему, будет нарушать его право на ведение избирательной кампании.

Приставы завели Навального и Офицерова в зал: кроссовки на липучках, джинсы, футболки и наручники. Оба заняли свои места в просторном «аквариуме»: Офицеров сел подальше от журналистов, прямо за спинами адвокатов; Навальный разместился перед маленьким окошком, откуда его было отлично видно фотографам и операторам. В отличие от Офицерова, он продолжал стоять, скрестив руки на груди.

При виде главы московского отделения незарегистрированной партии «Народный альянс» Николая Ляскина, задержанного накануне во время несанкционированного шествия после приговора, Навальный крикнул: «Коля, тебя отпустили?» Ляскин сначала коротко утвердительно ответил, а потом спросил сам: «У тебя там твиттер, что ли?!»

Оглядев толкающихся журналистов, Навальный снова крикнул из аквариума: «Я думал, вы все вчера уехали!» Журналисты засмеялись.

В зал вошли три судьи и начали процесс. Навальный и Офицеров назвали свои имена, даты рождения, места прописки. Им зачитали их права и спросили, имеются ли ходатайства, есть ли у них желание заявить кому-либо отвод.

«Меня очень удивляет все происходящее, но отводов я не имею», — сказал Навальный.

Больше никаких реплик не было, ходатайств — тоже.

После этого Игнатий Ембасинов, возглавляющий судейскую тройку, объявил, что процесс переходит в стадию судебного следствия. После этого его коллега зачитал документ, поступивший из прокуратуры.

За происходящим с места наблюдали гособвинители Сергей Богданов и Лариса Петелина, которые теперь должны были настаивать на освобождении Навального и Офицерова. Особенно странно в зале областного суда было видеть Богданова, хорошо знакомого и фигурантам дела «Кировлеса», и всем тем, кто следил за процессом. Именно Богданов во время прений сторон в Ленинском суде говорил о необходимости взять Навального с Офицеровым под стражу прямо в зале. Он же несколько недель назад требовал от судьи Сергея Блинова заочно арестовать Навального, не явившегося в суд из-за срочного вызова в Следственный комитет по другому делу.

Адвокаты, конечно, тоже поддержали просьбу прокуроров, добавив, что считают решение об аресте в зале суда совершенно незаконным.

Слово предоставили подсудимым.

«Уважаемый суд, я в первую очередь хотел бы обратить внимание на необходимость установления личности прокурора Богданова, потому что есть вероятность, что это его двойник, который является представителем оппозиции, потому что именно прокурор Богданов требовал, чтобы меня взяли под стражу именно в зале суда. Это первое», — сказал Навальный.

«Второе. То, что происходит здесь, — это доказательство абсолютной мотивированности процесса. Говоря о том, что я, конечно, поддерживаю ходатайство прокуратуры, я хотел бы выразить благодарность всем тем людям, которые во всех городах страны вышли против неправосудного решения и сделали так, что случилось это судебное заседание», — добавил он.

«Ваша честь, я поддерживаю прокурора, прошу удовлетворить», — коротко отозвался Офицеров.

Судья Ембасинов поинтересовался, не против ли стороны, если вопрос об аресте будет рассматриваться без исследования материалов дела «Кировлеса». Никто не был против: ни прокуроры, ни защита, ни подсудимые. Тогда Ембасинов объявил о завершении стадии судебного следствия и начале прений.

С выступлением, полностью повторявшим текст прокурорского представления, выступила гособвинитель Петелина. Богданов встал и коротко сказал: «Полностью поддерживаю». Все адвокаты тоже были согласны; защитник Ольга Михайлова подчеркнула, что у них по этому поводу позиция единая.

Суд, превратившийся в процесс поразительного единодушия всех сторон, теперь уже откровенно веселил Навального с Офицеровым. Сидя в «аквариуме», оба давились от смеха. Слова прокурора Богданова «полностью поддерживаю» Навальный встретил, глядя на гособвинителя с абсолютным умилением.

«Прения окончены, последнее слово предоставляется подсудимому Навальному», — важно объявил судья Ембасинов, как будто прения длились хотя бы час, а не минуту.

«Что-то у меня слишком много за последнее время выпадает последних слов. Я, пожалуй, не буду в этот раз выступать с какими-то длинными последними словами», — пошутил Навальный, добавив лишь, что он еще раз хочет поблагодарить всех тех, кто накануне вышел на уличные акции в его поддержку.

«Офицерову последнее слово предоставляется», — безразлично отозвался судья.

«Я хотел бы сказать большое спасибо всем тем людям, которые поспособствовали тому, чтобы это заседание прошло», — сказал Офицеров.

Ембасинов объявил, что суд удаляется для совещания. Весь процесс занял 12 минут.

Вернувшись через полчаса, судья зачитал решение о том, что подсудимых необходимо освободить прямо в зале. Адвокаты слушали текст приговора с победной улыбкой. Навальный и Офицеров не позволили себе проявить эмоций до тех пор, пока к дверце «аквариума» не подошел пристав и не выпустил их. Навстречу Навальному вышла с мокрыми от слез глазами его жена Юлия, они обнялись. Лидия Офицерова, едва сдерживавшая слезы, пока судья читал решение, тихонько проскользнула к мужу.

«Юля мне сейчас сказала: «Что, через месяц сначала все?» Это неловкий момент, когда тебя выпускают по представлению прокуроров, хотя раньше выпускали только прокуроров, крышующих казино, и больше такого никогда не случалось», — обратился к журналистам Навальный, добавив, что он хотел бы обнять всех, кто поспособствовал его скорому освобождению.

Под стражей оппозиционер провел всего 22 часа.

«Если у нас есть хотя бы пара лишних месяцев для того, чтобы бороться, мы будем бороться. А что касается участия в выборах… Я не какой-то там им ручной котенок или щенок, которого они сначала выкинули с выборов, а потом сказали: «Нет, давайте на месяцок его отпустим, и он будет участвовать». Я вернусь в Москву, и мы обсудим это с моим штабом», — сказал Навальный.

После этого он извинился, объяснив, что теперь ему надо пойти и «забрать манатки». С черной спортивной сумкой Навальный отправился из суда в гостиницу в компании жены и целого роя журналистов. Конкретных планов на ближайший день у него не было.