Пенсионный советник

ПАСЕ задает вопросы об «убийцах Магнитского»

ПАСЕ опубликовала текст предварительного доклада об «убийцах Сергея Магнитского»

Ольга Кузьменкова 26.06.2013, 22:19
ПАСЕ опубликовала предварительный текст доклада о деле Магнитского Василий Шапошников/Коммерсантъ
ПАСЕ опубликовала предварительный текст доклада о деле Магнитского

Россия и Парламентская ассамблея Совета Европы не договорились по поводу предварительного текста доклада ПАСЕ о гибели Сергея Магнитского, который был предан огласке. Российские чиновники в ПАСЕ по-прежнему настаивают, что смерть юриста фонда Hermitage Capital — это просто еще одна смерть в СИЗО и не имеет отношения к его борьбе с коррупцией.

Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) опубликовала предварительный вариант доклада об обстоятельствах гибели юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Во вторник документ под названием «Убийцы Сергея Магнитского не должны остаться безнаказанными» обсуждался на заседании комитета ПАСЕ по правовым вопросам и правам человека; по итогам встречи было принято решение раскрыть содержание доклада уже на стадии его подготовки. Таким образом, члены ПАСЕ, готовившие доклад, хотят предоставить возможность заинтересованным сторонам, в первую очередь российским властям, высказаться по поводу содержания документа.

Текст доклада в течение последних шести месяцев готовил представитель ПАСЕ от Швейцарии Андреас Гросс. Подготовить документ было поручено именно Гроссу в связи с тем, что ранее он уже занимался российской тематикой и составлял отчет по вопросу о соблюдении Россией демократических принципов. В прошлогоднем отчете среди прочего упоминалась и гибель Магнитского в московском СИЗО. Однако в ПАСЕ решили, что необходимо провести отдельное расследование по поводу обстоятельств смерти юриста.

Если первоначальный документ о состоянии прав человека в России составлял 80 страниц, то подробно изученное дело Магнитского заняло больше половины этого объема. Чтобы установить обстоятельства гибели юриста, Гросс вместе со своими помощниками разговаривал с представителями российских правоохранительных органов, родственниками Магнитского и главой фонда Hermitage Capital Уильямом Браудером.

В ходе подготовки доклада делегация проводила встречи в Москве и Лондоне, а также выезжала на Кипр и в Швейцарию, «чтобы проследить движение денег» в той схеме вывода бюджетных средств, которую раскрыл Магнитский.

В предварительном варианте доклада исследуются обстоятельства, предшествующие гибели юриста фонда Hermitage Capital. Вместе с несколькими помощниками Гросс изучил события, относящиеся непосредственно ко дню смерти Магнитского — 16 ноября 2009 года. Кроме того, они отдельно остановились на деятельности фонда в России, а также описали схему, на которой основывалась предпринимательская деятельность Браудера. Гросс также изучил материалы дел, возбужденных против Магнитского уже посмертно (как утверждают российские следователи, юрист прикрывал незаконные операции Браудера по выводу средств за рубеж).

В тексте говорится о том, что ПАСЕ намерена потребовать от российских властей «компетентных» ответов на целый ряд вопросов, связанных со смертью Магнитского. Среди прочего

членов Парламентской ассамблеи интересуют причины, по которым не сходятся свидетельства о смерти Магнитского очевидцев событий в СИЗО «Матросская Тишина»; происхождение средств на счетах сотрудников полиции и налоговой службы; причины, по которым сомнительная налоговая операция на $230 млн была проведена всего в течение суток.

Помимо исчерпывающих сведений об обстоятельствах гибели Магнитского члены ПАСЕ намерены потребовать закрыть посмертное судебное разбирательство против Магнитского, прекратить давление на его мать и вдову, а также начать реальную борьбу с коррупцией.

В заключительной части доклада Гросс дает оценку планам по созданию в Европейском союзе «списка Магнитского» (аналогичный тому, который приняли США) — документа, запрещающего въезд в страны — участницы ЕС и финансовые операции на его территории.

«Парламентская ассамблея недавно установила, что процедура создания «антитеррористического черного списка», разработанная Совбезом ООН, не соответствует минимальным стандартам процессуальной справедливости. Европейский суд справедливости в Люксембурге подверг критике Совет Европейского союза за подобные нарушения», — констатирует автор доклада.

Однако Гросс предлагает решение этой проблемы следующим образом: «Если мы хотим предложить похожие «точечные санкции» против отдельных лиц, мы должны сделать это лучше… Я бы предложил, чтобы мы ограничились более общей просьбой к странам — участницам (ЕС) ввести то, что я бы назвал «умными санкциями», с применением различных возможных подходов, включая неформальные, какие были использованы Великобританией».

Как поясняется в примечаниях к докладу, в Соединенном Королевстве в визах отказывают всем гражданам, которые когда-либо совершали серьезные преступления или серьезно нарушали права человека, однако власти страны официально не публикуют список невъездных.

Российская делегация, выехавшая в Страсбург, в понедельник уже обсудила с Гроссом и другими представителями ПАСЕ текст документа. Председатель думского комитета по международным делам Алексей Пушков, присутствовавший при обсуждении, весь день был недоступен для комментариев. Его помощница, также находящаяся в Страсбурге, сообщила, что в настоящее время «Алексей Константинович неуловим».

По словам депутата Александра Сидякина, активно участвовавшего в дискуссии в понедельник, доклад Гросса в российской делегации восприняли как «тенденциозный».

«Беглый взгляд на этот доклад позволяет утверждать, что он вообще не учел позиции официальных структур России. В частности, он (Гросс) запрашивал документы в Генпрокуратуре, ему дали все, кроме каких-то справок о смерти, потому что для этого надо согласие родственников. Он к родственникам не пошел, а пошел к Браудеру и использует везде его материалы», — сказал Сидякин. Депутат настаивает, что в докладе перепутаны по времени ключевые события: якобы Магнитский попал в «Матросскую Тишину» потому, что он вместе с Браудером «совершил преступление».

«Наша позиция какая? Да, это смерть, она безусловно трагична. Мы это признаем и не собираемся покрывать никого в СИЗО. Но нужно просто расставить точки над i. Давайте расследовать смерть человека, которая произошла в СИЗО. Смерть человека в СИЗО — это действительно проблема. Но ни в коем случае нельзя увязывать, что он был брошен в тюрьму за расследования. Это не так, — говорит Сидякин. — Представлять его юристом и борцом с коррупцией неправильно. Наше возражение в том, что доклад тенденциозный. Мы предложили им исследовать смерть конкретного человека в СИЗО, но это банальная тема. Милошевич тоже умер в СИЗО, потому что ему помощь не оказывали».

Документ предполагается рассмотреть на сессии ПАСЕ 4 сентября.