Слушать новости

Генпрокуратура признала экстремизм предлогом

Генпрокуратура официально признала: предлогом для массовой облавы на НКО стала их проверка на экстремизм

В четверг прокуроры пришли в офис Московской Хельсинской группы за уставной и финансовой документацией. Генпрокуратура подтвердила, что массовые прокурорские проверки авторитетных НКО проводятся на основании подозрений в экстремизме. Правозащитники считают, что Юрий Чайка таким образом выполняет требование Путина: исполнить закон об «иностранных агентах». Но полномочия проверять источники финансирования НКО есть только у Минюста, который так и не смог признать агентом ни одну организацию. Именно поэтому внеплановые проверки проходят под предлогом розыска ультранационалистических и радикальных организаций.

В четверг днем с в офис старейшей из действующих в России правозащитных организаций — Московской Хельсинской группы — прибыли с проверкой сотрудники прокуратуры и Минюста в сопровождении съемочной группы телеканала НТВ, которая присутствовала и во время обысков «Мемориала» и других НКО. «Они (прокурорские работники) утверждают, что к ним журналисты отношения не имеют, но откуда они узнали о внеплановой проверке в МХГ», — сообщила «Газете.Ru» глава МХГ Людмила Алексеева. По ее словам, съемочную группу удалось не впустить в офис, но они не уходят и дожидаются завершения проверки на улице.

Ревизоров интересуют уставные и финансовые документы, в том числе те, которые МХГ уже направила в Минюст, добавила Людмила Алексеева.

По словам Алексеевой, ей не предоставили документа, которым руководствуется прокуратура при проведении внеплановой проверки НКО.

Тотальные проверки некоммерческих организаций в Москве и регионах идут с начала марта. По данным правозащитной организации «Агора», в Москве обыски проводятся на основании поручения генпрокурора Юрия Чайки столичной прокуратуре проверить вместе со специалистами из Федеральной налоговой службы (ФНС) и Минюста десятки некоммерческих организаций «на предмет исполнения действующего законодательства».

7 марта Московская прокуратура затребовала у руководителя Московской школы политических исследований (МШПИ) для проверки документы, касающиеся деятельности НКО с 2010 по 2012 год. А массовые «облавы» на московские представительства НКО начались в начале прошлой недели. За это время обыски прошли в таких авторитетных организациях, как Amnesty International, фонд «Общественный вердикт», движение «За права человека», Human Rights Watch, Transperancy International, «Мемориал», «Агора», «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной (организация является многократным номинантом на Нобелевскую премию мира).

28 марта стало известно, что на правозащитника Льва Пономарева, отказавшегося выдать прокурорам документы своей НКО «За права человека», завели три административных дела.

Всего в стране проверили 94 НКО в 24 регионах, но информация постоянно обновляется, сообщил «Газете.Ru» председатель «Агоры», член президентского совета по правам человека (СПЧ) Павел Чиков.

Связать кампанию по разоблачению НКО можно только с заявлением президента Владимира Путина на коллегии ФСБ 14 февраля, считает Чиков. «Установлен порядок деятельности НКО в России, в том числе это касается и финансирования из-за границы. Эти законы должны быть исполнены», — сказал глава государства. Это заявление было сделано Путиным после сообщений в СМИ о том, что поправки об «иностранных агентах» не работают.

За первые месяцы действия поправок закон об НКО, вступивших в силу в ноябре 2012 года, в список «иностранных агентов» не попала ни одна российская организация. В начале января в переписке с правозащитной ассоциацией «Агора» ведомство сообщило, что сделать однозначный вывод о том, является ли организация «иностранным агентом», невозможно. Челябинской правозащитной организации «Щит и меч», просившей считать ее «иностранным агентом», было отказано.

Министр юстиции Александр Коновалов заявил спустя неделю, выступая в Госдуме, что в нынешнем виде закон об «иностранных агентах» не предусматривает наличие у Минюста «репрессивных функций», «активных проверок» и «наездов». Министр отметил, что такие возможности есть у прокуратуры и органов финансового контроля.

Закон о Генпрокуратуре запрещает ведомству подменять собой профильные ведомства, а в законе об НКО полномочия контроля отведены Минюсту.

Однако прокуратура нашла способ, как обойти эту норму.

В четверг Генпрокуратура сообщила, что массовая ревизия НКО проводится на основании данных о продолжении деятельности запрещенных организаций экстремистской направленности. «В связи с имеющейся информацией о продолжении деятельности запрещенных (действующих под другими наименованиями), а также вновь создаваемых организаций ультранационалистической и радикальной религиозной направленности проверке подлежит, в том числе, исполнение НКО требований законодательства о противодействии экстремистской деятельности и противодействии легализации доходов, полученных преступным путем», — заявила «Интерфаксу» официальный представитель Генпрокуратуры Марина Гриднева.

Таким образом Генпрокуратура признала, что не имеет права проводить внеплановые проверки и выемку документов в поисках «иностранных агентов». Но может — на экстремизм. Правозащитники полагают, что ведомство Юрия Чайки прикрывается данными об экстремистской деятельности, поскольку проверки проходят не в религиозных или радикальных организациях, а в НКО, формирующих общественное мнение.

«Прежде всего прокуратуру интересуют организации, которые занимаются формированием общественного мнения, политической деятельностью, — сказал Чиков. — Основной акцент — на правозащитных организациях и экологических организациях».

«Газета.Ru» еще на прошлой неделе сообщала, что основанием для визита прокурорских сотрудников стало подозрение НКО в экстремистской деятельности. Это следовало из текста поручения Генпрокуратуры, оказавшегося в распоряжении главы пензенского фонда «Гражданский союз» Олега Шарипкова (он опубликовал его на своей странице в Facebook). Позднее, у «Газеты.Ru» оказалась копия документа, которым руководствуются региональные прокуратуры при проведении проверок НКО. Помимо прочего, в нем говорилось, что проверки идут в связи с выявлением и расследованием «преступлений, связанных с деятельностью экстремистских сообществ и организаций». При этом «особое внимание» сотрудникам прокуратуры предписывалось уделять НКО, финансируемым из зарубежных источников и «участвующим, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности на территории Российской федерации». Таким образом, документ фактически подтвердил, что массовые обыски были связаны со вступившим в силу законом об НКО-«иностранных агентах».

Правозащитник, член научно-консультативного совета при Генеральной прокуратуре Валерий Борщев считает, что «проверки имеют целью охоту на «иностранных агентов», поэтому основания для проверок по подозрению в экстремизме противоречат действующему законодательству и могут быть оспорены в суде». Борщев также пояснил, что Генпрокуратура обладает полномочиями поручать различным контрольным ведомствам также проверить организацию. То есть участие в проверках МЧС, полиции, ФСБ, Роспотребнадзора и ФНС не противоречат законодательству.

В четверг глава СПЧ Михаил Федотов напомнил, что совет направил обращение генпрокурору Юрию Чайке с просьбой прояснить цель проводимых проверок. Кроме того, по словам Федотова, представители прокуратуры были приглашены на специальное заседание совета.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть