Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Китаю нужна Россия как буферная зона»

Чего ждать от визита в Россию нового председателя КНР Си Цзиньпина



Директор Центра стратегических исследований Китая Российского университета дружбы народов...

Директор Центра стратегических исследований Китая Российского университета дружбы народов, завотделением востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов

ВШЭ
Избранный в воскресенье новый лидер КНР Си Цзиньпин уже в пятницу приедет в Москву. По его словам, в выборе России для его первого зарубежного визита есть знак особого внимания к отношениям между странами. Директор Центра стратегических исследований Китая Российского университета дружбы народов, завотделением востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов рассказал в интервью «Газете.Ru» о взаимных интересах и трениях между странами, а также о причинах того, почему команда нового китайского лидера в перспективе перестанет считать Россию равным партнером.

— Выбор России для первого зарубежного визита новым китайским лидером — это дань традиции или какой-то сигнал мировому сообществу?

— Больше первое. Президент Путин во время первого своего срока приезжал в Китай, и Ху Цзиньтао (предыдущий председатель КНР. — «Газета.Ru») приезжал в Россию. Традиция эта была нарушена, когда Медведев во время своего президентства поехал не в Китай, а в другие страны, тем самым, наверно, желая показать, что Россия не зависит от Китая так, как кому-то бы хотелось. Сейчас традиция восстановлена. Суть ее в том, что

Китай не может наносить первый визит в азиатские страны, это нарушает статус китайской страны, потому что Китай не ездит в Азию первым. Лидеры Китая не могут поехать также на Запад, потому что есть серьезные противоречия, тогда внутри страны лидеру будут говорить, что власти идут в фарватеры американской политики. В этом плане Россия — это оптимальный вариант.

Кроме того, по объемам развития торговли темы роста между Россией и Китаем одни из самых высоких, что дает формальное основание посетить именно Россию. Этот визит не является никаким мессиджем в сторону России, Китай скорее решает свои проблемы.

— То есть первый визит в Россию получается от безысходности?

— Как ни странно, да. Из расчета, что Китаю нужна Россия как такая буферная зона. Россия важный союзник, потому что она может быть провайдером китайских интересов в Европе, потому что Китая по отдельности многие страны боятся.

— А как же энергетические контракты между двумя странами?

— Я говорил о политическо-имиджевой стороне вопроса. Если говорить об экономической, то прежде всего будет обсуждаться вопрос о сотрудничестве в области поставки нефти, газа и, самое главное, сотрудничество в области электроэнергии. Сегодня Китай, особенно его приграничные регионы, испытывает острую нехватку электроэнергии. Ее поставки из России получаются стратегически важными. В ходе этого визита будут подписаны контракты не только между государственными фирмами стран, но и между частными российскими и китайскими фирмами, что происходит впервые.

Китай и Россия намерены переводить сотрудничество от простой продажи ресурсов на более высокий уровень, в том числе это совместное производство и закупки оборудования для российских электростанций.

— По этим контрактам уже есть полное согласие обеих сторон или могут возникнуть споры во время визита Си Цзиньпина?

— Речь идет о том, что будут подписаны протоколы, обычно по протоколам не бывает никаких разногласий. На предварительных консультациях Россия и Китай выразили согласие по всем вопросам. Следующий этап — это подписание договоров на конкретные поставки, здесь могут быть разногласия по цене, но это будет уже в следующем году. По электроэнергии будут протоколы. А по нефти и газа будут контракты.

— Страны договорились о ценах на нефть?

— Обсуждение цены на нефть продолжается. Сейчас речь идет о том, что будет увеличено количество поставляемой нефти в КНР. И Россия рассчитывает на увеличение цены на нефть. Хотя она все равно будет ниже средней мировой цены, но выше той, которую Россия получала.

— Китай смотрит на Россию только как на сырьевую базу?

— Китай сам сейчас настаивает на том, что необходимо переходить к совместным проектам вне сырьевой базы, это, например, строительство крупных логистических комплексов по России, это совместные инвестиции в техноемкие производства. Проблема в том, что сегодня объем инвестиций Китая в Россию крайне невелик, это количество кредитов большое.

Общий объем инвестиций Китая в регионы Дальнего Востока составляет не более 15%, а по всей России в целом менее 2%.

— Си Цзиньпин в интервью журналистам стран БРИКС заявил, что будет добиваться в переговорах с Россией «взаимной поддержки в вопросах, касающихся коренных интересов каждой из наших стран». О каких вопросах речь?

— Китай неоднократно уже предлагал России совместно выступать по непересмотру территориальных статусов в Восточной Азии. Для Китая это спорные острова Сенкаку (или Дяоюйдао — архипелаг в Восточно-Китайском море, являющийся предметом спора между КНР, Японией и Тайванем. — «Газета.Ru»), а для России — это спор с Японией по четырем островам (Курильской гряды). Пока Россия не поддерживает увязывание этих двух вопрос воедино.

Россия считает, что конфликт России и Японии и Китая и Японии по своей природе разные.

— Какие отношения между Китаем и Россией лучше — экономические или политические?

— И те и другие отношения очень хорошие. Есть еще один тип отношений — это конфликтный потенциал отношений. Сегодня явных конфликтов между странами нет. Но Россия и Китай претендуют на одно и то же влияние в Центральной Азии, возможно, будет столкновение интересов по Дальнему Востоку. Сегодня эти конфликты не проявились, но они возможны.

— В чем конфликтный потенциал по Дальнему Востоку?

— У нас там есть нехватка населения для развития промышленности. Поэтому сегодня мы должны вкачать туда очень много денег либо переселить туда население. По некоторым подсчетам, нехватка российского населения на Дальнем Востоке — до 1 млн человек.

Поскольку наша программа по переселению людей туда провалилась, это значит, что единственный, кто может поддержать Дальний Восток в плане демографии, это Китай. Речь идет не о том, ввозить или не ввозить рабочую силу из Китая, а каким образом контролировать этот процесс.

Второй вопрос — это неэффективность эксплуатации природных ресурсов в России, Китай предлагает ряд более эффективных схем их эксплуатации, на что Россия, конечно, не очень хочет идти. И третье — вымирание городов как центров культуры, политики, торговли. Если в России на Дальнем Востоке проживают 6,5 млн человек, то в приграничных районах Китая проживают от 250 до 270 млн человек, это демографическое давление. Несложно предположить, что одним из шагов Китая будет настойчивая просьба к России привлекать китайцев к развитию Дальнего Востока. Наличие поблизости с Россией такого активно развивающего партнера, как Китай, делает не важным развитие промышленности на российском Дальнем Востоке, потому что китайцы делают все дешевле, поэтому Россия из производящей структуры превращается в закупающую.

— А борьба за влияние в странах СНГ также является потенциально конфликтной зоной?

— Наши бывшие (советские) республики оказываются нашими конкурентами по поставкам в Китай нефти, газа. Прежде всего это Казахстан. В этом плане Китай либо перекупает, либо увозит у нас наших бывших союзников.

— По словам Си Цзиньпина, для Китая важно наладить с Россией «тесную координацию и согласование по важнейшим международным и региональным вопросам». Какие это вопросы?

— Это вопросы, связанные с обеспечением безопасности в Восточной Азии и в районе Восточно-Китайского моря, это вопрос безопасности на Корейском полуострове — в Северной Корее. Здесь Китаю нужна серьезная поддержка России, потому что Китай пытается выступать модератором северокорейских проблем, а США выступают за многосторонние переговоры, Китаю нужна опора на Россию, чтобы показать, что это консолидированное решение.

Второе — это арабские и африканские регионы, которые являются сферой интересов Китая. Ряд революций, которые там произошли, приводят к тому, что Россия и Китай несут имиджевые и финансовые потери, поскольку вкладывали большое количество средств в нефтяной комплекс этих стран.

Третье — это вопрос об особой политике США в районе Восточной Азии, где США, опираясь на своих союзников — Японию, Южную Корею, Филиппины, хотят создать некий блок, ограничивающий влияние Китая в этом регионе, поэтому здесь Россия и Китай могут выступить единым фронтом.

— Что обещает России приход к власти нового руководителя Китая?

— Си Цзиньпин делает упор на то, что Китай должен обновляться как внутри, так и снаружи. Мы должны понимать, что мощь Китая растет ежегодно, сегодня Цзиньпин является лидером страны, которая выйдет на первые места (по объему экономики. — «Газета.Ru») в следующем году. В связи с этим, я предполагаю, будет меняться тональность российско-китайских отношений.

Если сегодня подчеркивается, что Россия и Китай являются абсолютно равными партнерами, то в ближайшее годы не исключено, что команда Цзиньпина будет подчеркивать зависимый характер России от Китая.

— Насколько приоритетны для России отношения с Китаем?

— Самое главное для России сейчас то, что Китай является важнейшим стратегическим партнером России по всем голосованиям в Совбезе ООН.

— Что может рассорить Россию и Китай?

— Ссора невозможна, есть точки трения, которые могут отдалить страны друг от друга: борьба за влияние в Казахстане, Таджикистане, Узбекистане, желание Китая активно присутствовать на российской территории, влияние в Африке.

Россия позиционировала себя как страна, выручающая Африку, Китай уже занял ряд позиций по развитию нефтяного комплекса ряда африканских стран. Но это не конфликты, это возможные точки трений.