Проверенные антикремлевские кадры

Во главе рабочих групп нового совета по правам человека встали критики Кремля, спровоцировав скандал

Контроль в обновленном и значительно увеличенном совете по правам человека при президенте остался за старой правозащитной гвардией. Большинство руководителей групп сохранили свои места, вышедших из СПЧ заменили эксперты, работавшие и с прошлым советом. Между тем адвокаты Леонида Развозжаева готовят жалобу в СПЧ, которую члены совета обещают рассмотреть.

Рабочие группы нового совета по правам человека (СПЧ) возглавили правозащитники, известные своей антикремлевской позицией. Фактически после обновления состава СПЧ и его увеличения на треть (с 40 до 62 человек) состав руководителей не изменился. Подавляющее большинство руководителей групп свои места сохранили, членов СПЧ, вышедших из него в этом году со скандалом, заменили эксперты рабочих групп. Комиссию по делу Магнитского и прецедентным делам вместо Людмилы Алексеевой возглавила Мара Полякова, которая работала в этой группе, а Дмитрия Орешкина в группе по защите избирательных прав заменил эксперт комиссии Илья Шаблинский.

Таким образом, несмотря на значительное увеличение числа участников и исход известных правозащитников (вместе с ветераном движения Людмилой Алексеевой), все ключевые позиции остались за «старой гвардией».

Не всем новичкам совета это понравилось. О прекращении сотрудничества с рабочими группами СПЧ заявил телеведущий Максим Шевченко. Накануне он не набрал достаточного числа голосов, чтобы возглавить группу по Северному Кавказу, уступив три голоса главе «Миротворческой миссии им. генерала Лебедя» Александру Мукомолову. «Как член совета, приглашенный президентом РФ, я не полагаю себя обязанным отчитываться перед кем-либо о своей работе, кроме президента», — говорится в открытом письме Шевченко на сайте СПЧ. В четверг он был недоступен для комментариев.

О преемственности с СПЧ времен медведевской либерализации «Газете.Ru» рассказал член совета Андрей Юров, озвучивший на вчерашнем заседании настойчивую просьбу Людмилы Алексеевой не закрывать группу по делу Сергея Магнитского. «Мы выбирали модераторов направлений по двум критериям. Во-первых, высокий профессионализм, ведь они будут в том числе выступать и как спикеры своих групп. Да, значительная часть правозащитников стала руководителями, — сказал Юров, отвечая на вопрос «Газеты.Ru» о раскладе сил в совете. — Но никакого противостояния между новыми и старыми членами нет, например, Андрей Бабушкин (возглавил группу по содействию общественным наблюдательным комиссиям. — «Газета.Ru») раньше не был в совете, но его знают много лет. Во-вторых, это люди, способные организовать работу группы».

С ним согласен другой член СПЧ Игорь Каляпин: «Сделанный выбор говорит о том, что эти люди себя [хорошо] зарекомендовали».

СПЧ все же будет следить за делом о «беспорядках» на Болотной площади 6 мая и за «делом Удальцова».

Об этом, отвечая на вопрос «Газеты.Ru», сообщил глава комиссии по противодействию коррупции Кирилл Кабанов. О деле, открытом после «Анатомии протеста-2» пришлось спрашивать в ходе пресс-конференции, которую проводили члены обновленного совета в РИА «Новости», дважды. В первый раз правозащитники ушли от ответа. Позднее Кабанов сказал «Газете.Ru», что адвокаты арестованного активиста «Левого фронта» Леонида Развозжаева вскоре направят в совет жалобу на действия полиции. «Будем проводить экспертизу, готовить юридическую позицию», — пообещал он.

Комиссия по гражданскому контролю во главе с Федотовым разработает также новый проект одноименного закона. «То, что обсуждалось в Общественной палате, неприемлемо. Из (нашего) проекта выпала вся конкретика, (в таком виде) это теряет всякий смысл», — заявил глава СПЧ на пресс-конференции.

О вступившем в силу законе об «иностранных агентах» он высказался еще жестче. «Он настолько неконкретен и всеохватен, что под него подпадают вообще все некоммерческие организации. Те, кто писали этот закон, плохо знают гражданское право», — сказал Федотов, отметив, что документ полон ошибок и требует фундаментальной доработки. По его словам,

СПЧ собирается дожидаться первого случая применения закона о некоммерческих организациях на практике, чтобы пожаловаться на него в Конституционный суд.

«Как только Министерство юстиции попытается этот закон применить, возникнет основание для обращения в Конституционный суд с частной жалобой. А дальше будет все зависеть от решения Конституционного суда. Но мне оно кажется абсолютно очевидным», — отметил глава СПЧ. Такую жалобу уже готовит правозащитный центр «Мемориал» и другие организации.

Впервые вошедшая в совет обозреватель «Новой газеты» Елена Масюк сообщила, что ее группа по СМИ планирует «заставить чиновников реагировать на публикации журналистов», то есть вернуть в закон ст. 139 из УК СССР (преследование граждан за критику, озвученную против них в СМИ).

Появились новые группы: по трудовым правам и социальному партнерству, по правам человека за рубежом (изначально речь шла только о ближнем зарубежье, но потом название решили не сужать), миграционной политике и гражданскому участию в межнациональных отношениях.

В этом году СПЧ столкнулся с реальной угрозой самороспуска. Первыми, протестуя против фальсификаций на парламентских выборах и арестов политактивистов, из организации вышли журналисты Ирина Ясина и Светлана Сорокина. Это случилось в декабре. К концу лета совет покинула уже почти половина его членов (17 человек из 40). Последней о своем уходе после нескольких месяцев раздумий заявила глава МХГ Людмила Алексеева. Причиной ее недовольства стала новая «недемократичная» схема выборов в СПЧ, предложенная первым замглавы администрации президента Вячеславом Володиным.