Пенсионный советник

Модернизация, как при Сталине

Президент Владимир Путин потребовал совершить комплексный прорыв в оборонке, как в 30-е годы

Сергей Смирнов, Ольга Танас 31.08.2012, 21:03
Владимир Путин на заседании Совбеза ИТАР-ТАСС
Владимир Путин на заседании Совбеза

Владимир Путин на заседании Совбеза, посвященном перевооружению армии, вспомнил о сталинской модернизации 30-х годов и предложил совершить такой же «комплексный прорыв». Вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщил, что принято решение о создании механизмом личной ответственности руководителей оборонных предприятий за качество продукции. Помимо привлечения частного бизнеса ни о каких новых и конкретных шагах по модернизации ВПК речь не шла.

Заседание Совета безопасности в пятницу было посвящено перевооружению армии и модернизации оборонно-промышленного комплекса, на это к 2020 году планируется израсходовать 23 трлн рублей. На нем президент признал необходимость срочной модернизации оборонной промышленности, приведя в пример сталинскую эпоху.

«Нужно совершить такой же мощный комплексный прорыв в модернизации оборонных отраслей, как это было в 30-е годы прошлого века», — заявил Путин.

Что касается конкретных шагов, то президент в очередной раз говорил о необходимости обеспечить оборонные предприятия достаточным уровнем прибыли.

«Благодаря системе долгосрочных контрактов оборонные предприятия должны выйти на экономически обоснованные уровни рентабельности. Предприятия должны зарабатывать столько, чтобы хватало и на развитие, и на достойные зарплаты, и на привлечение специалистов и высококвалифицированных кадров», — отметил глава государства. Путин добавил, что надо выработать систему грантов для специалистов, которые работают на ключевых направлениях оборонно-промышленного комплекса.

О необходимом уровне рентабельности в 15% для предприятий ВПК вице-премьер Дмитрий Рогозин говорит со времени своего назначения на пост в декабре 2011 года.

Путин остановился и на проблеме цен на продукцию ВПК, которая на протяжении нескольких лет вызывает серьезные споры военного ведомства и оборонных предприятий.

«Очевидно, что назрел вопрос о единой ценовой политике... Правила и принципы формирования видов и моделей цен, планирование и калькуляция себестоимости, расчет фактических индексов цен и рентабельности должны утверждаться постановлением правительства», — подчеркнул президент.

На такой модели настаивал Рогозин, предлагавший военно-промышленной комиссии при правительстве быть посредником между Минобороны и предприятиями ВПК.

Президент призвал также «закончить всесторонний аудит и проверку каждого предприятия ОПК». Еще одна его инициатива — привлекать в оборонную промышленность частный бизнес. «Следует упростить процедуру создания новых предприятий ОПК с участием частного бизнеса. следует создать дополнительные стимулы для привлечения к выполнению гособоронзаказа гражданских предприятий в вузах и университетах научных центров», — призвал Путин.

После заседания Совбеза Рогозин объяснил журналистам, что будет создана очередная межведомственная комиссия для контроля персональной ответственности руководителей предприятий ВПК.

«Мы не можем себе позволить сохранять ситуацию, при которой при падении качества производства, тем не менее, никоим образом не зависит благополучие того, от кого это зависело. Скажем, у нас спутники падают, корабли падают, семь аварий космических за последние полтора года, а предприятия рублем не наказаны», — заявил Рогозин.

«Президент поставил задачу создать новую систему контроля за размещением оборонзаказа и его исполнением, в том числе будет создан специальный новый механизм, который будет отслеживать вопросы кадровой политики и персональной ответственности руководителя оборонного комплекса за исполнение оборонзаказа», — добавил вице-премьер.

В настоящее время существует система контроля за продукцией ВПК со стороны Минобороны, причем военное ведомство неизменно жалуется на качество. «За 2011 год нами выставлена 2271 рекламация, а за первое полугодие 2012 года уже подготовлены 994 рекламации, притом что поставка техники в войска в соответствии с условиями госконтрактов намечена только на четвертый квартал», — сообщил в начале августа первый замминистра обороны Александр Сухоруков.

Минобороны по итогам гособоронзаказа 2011 года, который стал предметом общественного внимания после заявления генерального конструктора Московского института теплотехники Юрия Соломонова о его срыве, предъявило оборонным предприятия штрафные санкции на сумму 24 млрд рублей, отмечал Сухоруков.

Но санкции касались срыва сроков исполнения контрактов, а не качества продукции.

Намерение руководителей государства создать систему личной ответственности за качество оборонной продукции обосновано, уверен глава Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. «Как говорил тот самый товарищ Сталин, за каждой аварией стоит фамилия-имя-отчество, поэтому решение верное. Но этого недостаточно, есть много других проблем. В том числе конкуренция между предприятиями», — отмечает эксперт. По его словам, для успешной модернизации необходимо выполнить целый ряд условий.

«Помимо конкуренции это проблема кадров, есть конструкторы 60—70 лет, есть молодежь. Но в промежутке от 30 до 60 лет нет никого. Необходимо восстанавливать профессиональное техническое обучение. Надо бороться с коррупцией, воровство со стороны Минобороны просто не знает границ», — подчеркивает Цыганок.

Никакой модернизации, как в 30-е годы, быть в современной России не может, уверяет политолог Станислав Белковский. «Путин человек со специфическим чувством юмора. Сталинской модернизации не может быть по нескольким причинам: отсутствие экономических ресурсов, отсутствие политических ресурсов. Есть и третья причина: русский народ в массе своей не готов к тоталитарной модернизации и скорее займет особняки на Рублевке, чем поедет в ГУЛАГ», — подчеркивает политолог.

По его словам, качество российского оружия год от года ухудшается, даже Российская армия отказывается от отечественной продукции. «Это такой черный юмор Путина, он указывает на модернизацию, но не говорит о ее направлении. Поэтому речь идет об окончательной деградации, которая к 2018 году, когда у Путина закончится его срок, будет завершена, в этом нет никаких сомнений», — полагает Белковский.