article
Слушать новости

Посол из 90-х

Британия меняет своего представителя в России

Великобритания меняет своего посла в России. На смену Энн Прингл, вручившей верительную грамоту Дмитрию Медведеву в январе 2009 года, в Москву в ноябре приедет Тим Бэрроу, бывший в начале 1990-х вторым секретарем посольства. Послу Прингл, как и ее предшественнику сэру Брентону, не удалось снять напряженность в отношениях двух стран, отмечает эксперт.

Британское министерство иностранных дел во вторник объявило о грядущих перестановках в посольстве в России. Новым главой дипмиссии в Москве станет карьерный дипломат Тим Бэрроу, который уже работал в Москве. Он заменит Энн Прингл, проработавшую в России два с половиной года.

Бэрроу заступит на новый пост в ноябре 2011 года.

«Мне очень приятно вернуться в Россию. У меня очень хорошие воспоминания о работе в Москве в девяностые. С нетерпением жду того момента, когда смогу вновь увидеть это огромное и динамичное государство и продолжить работу по налаживанию сотрудничества между нашими странами», – говорится в заявлении Бэрроу, распространенном Форин-офис.

Прингл приехала в Москву в октябре 2008 года, вручив верительные грамоты президенту Дмитрию Медведеву в январе 2009 года. К тому времени отношения между Москвой и Лондоном были осложнены несколькими эпизодами, часть которых относилась еще к тому периоду, когда послом Великобритании был предшественник Прингл сэр Энтони Брентон, который, несмотря на российско-британский политический конфликт и ряд персональных претензий со стороны российского руководства, прослужил в Москве четыре года, то есть дольше всех других британских дипломатов.

Первый конфликтный эпизод произошел в 2006 году, когда участие Брентона в учредительной конференции оппозиционной коалиции «Другая Россия» (не путать с незарегистрированной партией Эдуарда Лимонова – «Газета.Ru») вызвало резкую критику Москвы. Активисты прокремлевского движения «Наши» караулили дипломата и у посольства, и у его резиденции, что вызвало гневную реакцию британцев, обвинивших Москву в нарушении Венского соглашения о дипотношениях. Кремль тогда открестился от причастности к акциям «Наших», уточнив, что действия активистов движения «не являются противозаконными».

Убийство в 2006 году в Лондоне диссидента Александра Литвиненко, в котором британские власти обвинили Андрея Лугового и косвенно российские спецслужбы, еще больше осложнило отношения Москвы и Лондона. Москва сослалась на невозможность, согласно Конституции, выдавать собственных граждан иностранным государствам и обвинила Лондон в давлении на российское правосудие, которое ничего подозрительного в деятельности Лугового не нашло. В июле 2007 года Лондон выслал из страны четырех российских дипломатов и объявил о замораживании переговоров по облегчению визового режима, на что Москва ответила высылкой четырех сотрудников посольства Соединенного Королевства.

В январе 2008 года две страны разделил еще один конфликт – из-за закрытия отделений «Британского совета» в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге, которые, как заявили в Москве, работали в нарушение российского и международного законодательства.

Известия о смене Брентона в феврале 2008 года на Прингл пришлись по душе российскому МИДу. Анонимный источник в дипведомстве заявил тогда агентствам, что отзыв посла «следует рассматривать как свидетельство готовности британской стороны к нормализации российско-британских отношений». Она уже имела опыт работе в Москве — Прингл была третьим секретарем посольства Великобритании в СССР в самый расцвет «застоя», в 1980–1983 годах.

Но и при Прингл, несмотря на общие разговоры о потеплении отношений, череда скандалов не завершилась. В декабре прошлого года их случилось сразу два. Сначала британцы обвинили в сотрудничестве с разведкой и выслали из страны россиянку Екатерину Затуливетер, работавшую с членом парламента Майклом Хэнкоком. Вскоре две столицы вновь обменялись высылками дипломатов. В феврале же этого года Москва отказала во въезде журналисту The Guardian Люку Хардингу, несмотря на имевшуюся у него рабочую визу, сославшись на то, что репортер не продлил вовремя аккредитационные документы в МИДе. После недельного переполоха в СМИ МИД позволил журналисту вернуться в Москву и уладить вопросы с документами, однако Хардинг предпочел не возвращаться.

В британском посольстве «Газете.Ru» заявили, что в назначении нового посла после двух с половиной лет работы нет ничего странного. «Это нормальный временной график», — заявил собеседник.

На вопрос о дальнейшей судьбе Прингл представитель посольства предположил, что «г-жа посол, наверное, этого и сама не знает». Этот вопрос является определяющим при смене руководящего состава дипломатических миссий, отмечает директор европейских программ Центра исследований постиндустриального общества Екатерина Кузнецова. «Случай, когда дипломат не получил соответствующего дальнейшего назначения, нехарактерен для дипломатической практики», — заявила она «Газете.Ru».

Прингл не смогла снять накопившуюся напряженность в отношениях между двумя странами, полагает Кузнецова. Впрочем, поводы для их осложнения поступали из Лондона, отмечает эксперт. «Прингл не имела прямого отношения к скандалам последнего времени, поскольку на британское правосудие, по-прежнему требующее выдачи Лугового и предоставляющее убежище и для российских олигархов, и для многих других недовольных, она никакого влияния не имеет», — говорит она.

Бэрроу, как и Прингл, не в первый раз приезжает в Москву. Карьерный дипломат, служащий в системе британского МИДа с 1986 года, он в 1990 стал вторым секретарем британского посольства в Москве. В этой должности он проработал до 1993 года, после чего вернулся в Лондон, где возглавил российскую секцию МИДа. В 2006–2008 годах Бэрроу возглавлял британскую дипмиссию в Киеве, после чего был командирован в Брюссель в Комитет по вопросам политики и безопасности Евросоюза.

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости