Слушать новости

Следователи проигрывают коррупции

Следственный комитет при прокуратуре подсчитал число коррупционных дел

,
Следственный комитет при Генпрокуратуре признал, что коррупцию в России побороть не удается. В ведомстве отмечают, что дела не всегда удается довести до суда, и предлагают поправить уголовное законодательство, резко сократив сроки расследований. Критики СКП опасаются, что предложенные изменения только навредят.

Следственный комитет при Генпрокуратуре проанализировал работу следствия по выявлению и расследованию преступлений коррупционной направленности с 2007 по 2010 год. Результаты анализа, изложенные в аналитической справке, есть в распоряжении «Газеты.Ru». Если в 2007 году в следственные органы поступило более 47 тыс. сообщений о преступлениях в области коррупции, то в 2008-м – уже более 49 тыс., в 2009-м – около 55 тыс., а в первом полугодии текущего года — более 26 тыс., говорится в справке.

В первом полугодии этого года почти каждое пятое переданное в суд дело из всех коррупционных дел касалось получения взятки (ст. 290 УК РФ) (739 дел из 4272).

Наиболее коррумпированными, по данным СКП, оказались правоохранительная и кредитно-финансовая сферы, сферы здравоохранения, образования, землепользования и транспорта, ЖКХ и агропромышленный комплекс.

Справка
Согласно справке по делам о коррупции c начала 2010 года привлечено к ответствености 9 следователей СКП, 45 следователей органов внутренних дел, 4 следователя госнаркоконтроля, 11 прокуроров, 31 адвокат, 10 членов избирательных комиссий...

Лидируют в коррупционном рейтинге Псковская и Рязанская области. Количество обращений в следственные органы этих регионов за последнее время увеличилось на 179,7 % и 112,9 % соответственно. В обратном ключе ситуация развивается в Кабардино-Балкарии, Смоленской, Магаданской, Омской и Астраханской областях — там количество жалоб на коррупцию сократилось в два и более раз.

Больше всего коррупционеров живут и работают в Центральном федеральном округе и Поволжье. В судах этих регионов находится около 200 дел «о взятках».

Небогаты на дела о получении взяток Дальневосточный и Северо-Кавказский федеральные округа (35 и 29 дел соответственно). По словам члена думской комиссии по законодательному обеспечению противодействия коррупции коммуниста Виктора Илюхина, попадание в рейтинг Дальневосточного федерального округа неудивительно. «Это зона непуганого чиновничьего беззакония», — отметил он в разговоре с «Газетой.Ru».

Количество дел, доходящих до суда, также пока не изменяется. Так, если в первом полугодии прошлого года до суда дошли 4277 уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности, то в этом — 4272.

По словам Илюхина, несоответствие числа расследований и судебных дел связано со слабой подготовкой материалов следствия. «Наверное, причина — низкий профессиональный уровень следователей, которые не смогли закрепить результат проверки», — заявил он «Газете.Ru».

В СКП своя оценка причин провала в судах. В ведомстве для повышения качества следствия предлагают сократить время ознакомления обвиняемых с материалами уголовных дел лиц.

Поэтому в СКП хотят внести в УПК изменения, предусматривающие замену права на ознакомление с материалами уголовного дела правом на получение копий материалов дела.

«Они не ведают, что творят. Если они пойдут по этому пути, они обожгутся, потому что следственная тайна в таком случае потеряет значение», — критикует это предложение депутат Илюхин. «К тому же где следственный комитет возьмет столько денег на бумагу для копий, ведь уголовное дело часто состоит из десятка томов», — замечает депутат.

Отдельно СКП хочет в сложных уголовных делах выделять доказанные эпизоды преступной деятельности для завершения расследования. «Это позволит обеспечить право заинтересованных лиц на разумные сроки следствия. Данная проблема особенно актуальна в связи с позицией Европейского суда по правам человека по данному вопросу», — отмечается в документе.

Следователи также сетуют на то, что в уголовном законодательстве по-прежнему отсутствует понятие «рейдерство». Рейдерские действия в основном квалифицируются как мошенничество и отнесены к подследственности следователей органов внутренних дел. Следственный комитет расследует такие дела лишь по поручениям прокуроров либо когда в таких делах участвуют лица, обладающие особым правовым статусом.

СКП предлагает ввести в Уголовный кодекс специальную статью, предусматривающую ответственность за рейдерство, или включить его в качестве самостоятельного квалифицирующего признака в составы некоторых преступлений. Председатель комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский сомневается в успехе подобных мер в борьбе с рейдерством. «Квалификация такого рода нарушений очень затруднена не только у нас, а во всем мире. Статью по рейдерству нельзя написать. Кто бы ни мучился, не сможет это сделать так, чтобы соблюсти интересы всех участвующих в этом процессе лиц», — уверен парламентарий.

Для эффективного противодействия рейдерству СКП предлагает внести в законодательство еще ряд изменений.

В частности, говорится о необходимости дать прокурору право обратиться в вышестоящий суд «с представлением об отмене решения нижестоящего суда о принадлежности имущества, неправосудность которого вытекает из материалов, собранных по уголовному делу».

Это означает, что тот, кто приобрел имущество, незаконно доставшееся рейдеру, по решению суда может этого имущества лишиться.

По мнению Плескачевского, с отменой решения суда в таких случаях могут возникнуть проблемы, так как все будет зависеть от субъективного мнения судьи. Депутат уверен, что уголовным правом этот вопрос не решить. «В России закон защищает добросовестного приобретателя, тогда как во всем мире защита добросовестного приобретателя строилась тогда, когда уже была построена система защиты прав собственника, — поясняет Плескачевский. — В России же каждый приобретатель, как правило, оказывается заказчиком захвата, и получается, что действующая форма закона должна защищать этого заказчика».

Чтобы этого избежать, депутат предлагает обязать приобретателя отвечать за «историю вещи». По мнению депутата, это должно касаться только незаменимых вещей, таких как пакет акций крупной компании или фамильные драгоценности, которые нельзя в достаточной мере компенсировать деньгами. Приобретатель должен брать на себя риск того, что вещь украдена, и, если это доказано, вернуть имущество законному владельцу. В таком случае компенсацию с рейдера будет требовать уже приобретатель (если он сам не был заказчиком).

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть