Слушать новости

«Диалог с властью — это допрос с лампой в лицо»

Лидер питерского «Яблока» Максим Резник рассказал «Газете.Ru» о будущей конференции либеральных сил

5 апреля в Санкт-Петербурге пройдет конференция либеральных сил, в которой должны принять участие ведущие оппозиционеры: Борис Немцов, Гарри Каспаров, Никита Белых, Владимир Буковский и другие. О формате и целях объединительной конференции «Газете.Ru» рассказал недавно вышедший из СИЗО лидер питерского «Яблока» и один из организаторов конференции Максим Резник.

Максим, в чем основной смысл предстоящей либеральной конференции?

— Начать процесс налаживания диалога между демократическими силами в нашей стране. К сожалению, они долгие годы боролись между собой, причем довольно жестко. Внутривидовая борьба всегда самая жесткая. Остаются разногласия по событиям недавнего прошлого, но с точки зрения питерского «Яблока», эти вещи ничтожны по сравнению с тем, что нас объединяет: осознание масштаба проблем, которые стоят перед Россией, отношение к действующей власти и ее оценка. Надо принять это за отправную точку и искать формы совместной работы.

Принципиальное отличие нашего мероприятия от, скажем, «Другой России», где все объединяются «против», это то, что здесь необходимо объединяться «за». Нам нужна внятная позитивная программа: за что мы выступаем, какую модель общества предлагаем и чем эта модель лучше.

Две конференции на пути к ассамблее
Конференция либеральных сил пройдет 5 апреля в Санкт-Петербурге. По замыслу организаторов, на ней должны быть выработаны принципы будущего объединения демократических сил. В работе конференции намерены принять участие многие известные...

Краеугольным камнем таких предложений должна стать политическая реформа, которая должна быть связана с глубокой парламентаризацией и федерализацией реалий нашей жизни.

— А с этой краеугольной идеей согласны все другие участники конференции?

— Мы это обсуждаем. С ней в принципе согласны все, но не все считают, что она главная. Но без этой идеи невозможно решать основные проблемы страны.

И необходимо начать работу в регионах.

Один из пороков предыдущих объединений — это попытки решать все между демократическими генералами в пределах Садового кольца. Генералов все больше, войск все меньше.

Я думаю, одной из задач этой конференции могло бы стать создание координирующего органа, который бы готовил такие мероприятия в разных регионах, опираясь на желания региональных демократов, которые работают, если так можно выразиться, на земле. При этом нужно действовать очень тактично, так как ворох взаимных обвинений довлеет над всеми. Этот процесс нельзя закончить в три дня, вряд ли можно обозначить четкие сроки, но не делать этого нельзя.

Еще мне кажется важным, что несмотря на разницу подходов по тактике, по степени неприятия режима, нужно стараться избегать взаимных обвинений и упреков. Конечно, дискуссия в демократическом лагере необходима, но любая полемика должна вестись в содержательном и уважительном ключе. Меня тошнит от полемики: «Вам платит Кремль, а вам — беглые олигархи» и т. д.

— Все-таки есть ли у конференции какая-то конкретная цель, кроме начала разговора об объединении?

— Это более чем конкретная цель. Если говорить о том, какое решение будет принято, то может быть сформирован координационный орган, который представлял бы разных демократов и который имел бы задачу провести региональные конференции и, возможно, подготовить уже опирающийся на регионы формат, причем не «вот мы собрались», как это будет 5 апреля. Координационный орган мог бы дальше работать, но я не стал бы ожидать от конференции сногсшибательных результатов, хотя я думаю, мы будем двигаться в русле тех вещей, которые я говорю.

— Какая должна быть модель объединенного демократического движения в идеале? Видимо, придется избрать коллегиальную форму управления?

— В идеале это должно привести демократов к объединению содержательному и организационному, но форму обсуждать не то что рано, но даже и не надо сейчас. Что касается управления, то по-другому просто не получится. В России нет лидера в стане демократов, который бы пользовался безусловным авторитетом, но я в этом ничего плохого не вижу. Кстати, если бы он был, это создавало бы проблемы.

Демократическое движение не должно зависеть от одной персоны, нужно избегать вождизма.

— Назовите участников конференции.

— Ну, вы знаете всех этих людей. От «Яблока» приедут представители нескольких регионов, Илья Яшин и Виктор Шейнис. Правда, не все могут приехать – некоторые находятся под подпиской о невыезде или в тюрьме. Кстати, лидер движения «За права человека» Лев Пономарев, один из организаторов мероприятия, тоже под подпиской. Мне в этом смысле повезло, что конференция пройдет в Санкт-Петербурге.

Почти все участвуют в личном качестве. Приедут Никита Белых, Владимир Буковский, Борис Немцов, Гарри Каспаров, Владимир Милов, Сергей Ковалев. От НДС приедет не Касьянов, а его ближайший соратник Константин Мерзликин.

Владимира Рыжкова не будет, но от Республиканской партии наверняка кто-то приедет. Но для меня, например, важнее участие в этом процессе регионов.

— Лидеры «Другой России» Гарри Каспаров и Эдуард Лимонов называют конференцию либеральных сил 5 апреля первым этапом на пути к проведению Национальной ассамблеи — так называемого протопарламента с участием левых, либеральных и даже националистических оппозиционных движений. Это так?

— Это точка зрения Гарри Кимовича, и она имеет право на жизнь. Но я считаю, что конференция 5 апреля самодостаточна и имеет собственные задачи. Что касается меня, то я планирую принять участие в Национальной ассамблее. Но нельзя говорить, что все участники конференции немедленно перекочуют в ассамблею.

— То есть получается, что у вас и Каспарова, как двух организаторов конференции, нет общей позиции по ее целям и задачам?

— Я не вижу разногласий в наших позициях. Эти процессы связаны, так как делаются по общественной инициативе и не контролируются Кремлем. Конференция должна сформировать позитивную программу либеральных идей. Ассамблея же, как я понимаю, должна выработать некие правила построения новой России, с которыми согласны и правые, и левые. Если такой документ будет выработан, то это очень хорошо.

— А как вы прокомментируете противодействие руководства «Яблока» участию партийцев в этой конференции?

— Решения о запрете на участие «яблочников» нет – это вольная интерпретация журналистов. Есть решение бюро, с которым я не согласен, — что членам партии не рекомендуется участвовать в создании надпартийных структур до июньского съезда «Яблока». Но 5 апреля и не будет создано никаких структур. Мы это даже не обсуждаем, какой смысл создавать еще одну структуру, в них и так нет недостатка.

— Но вы же понимаете, что Григорий Явлинский всегда против объединения демократов не на базе «Яблока» и будет против создания надпартийных структур и после съезда.

— Поэтому я и считаю, что многие вещи нужно решать в регионах. Неправильно, что Явлинский не участвует в конференции, и решение бюро считаю неправильным. Но мы дискуссию на эту тему продолжим.

— Вам же придется рано или поздно выбирать, оставаться в «Яблоке» или участвовать в создании объединенной демократической партии. Вы готовы выйти из партии?

— Не надо задавать вопросы, которые не имеют отношения к реальной жизни. Говорить о том, что будет неизвестно когда, не имеет смысла. Надо решать проблемы по мере их поступления.

— Если вспомнить ваш недавний арест, дело пензенского «яблочника» Олега Кочкина, выселение питерского «Яблока» из офиса, можно ли говорить о какой-то спланированной кампании против партии?

— Я не очень верю, что все это совпадение. Я не исключаю, что здесь замешаны силовые структуры, которые уже никем не управляются и играют собственную политическую роль. Или региональные бароны и баронессы решают свои задачи.

— Как вы, кстати, относитесь к тому, что Явлинский ходил на встречу к Путину? Не видите в этом ничего предосудительного?

— Я бы тоже пошел к Валентине Матвиенко, если бы она захотела узнать мое мнение по какому-то вопросу. При этом я не перестал бы считать, что если бы она собрала чемоданы и покинула город, для нас это было бы благо. Я согласен, что диалог лучше конфликта, ведь переговоры ведутся даже на войне. Но другое дело, что здесь нельзя сбрасывать со счетов, что диалог с нынешней властью в ее понимании — это часто допрос с лампой в лицо, в гэбистском стиле.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть