«Путин будет обладать устрашающей властью»

Запад недоволен тем, что Владимир Путин станет премьером

Александр Артемьев 12.12.2007, 11:18

Предложение Владимиру Путину возглавить правительство, сделанное накануне Дмитрием Медведевым, у западной прессы вызвало раздражение. Перспектива увидеть во главе России «сразу двух царей» и особенно действующего президента, похоже, не радует западное общественное мнение столь же сильно, как и российскую оппозицию.

The New York Times в редакционной статье с видимым облегчением замечает, что «игра в загадки в советском стиле» о том, кто же займет пост президента России после Владимира Путина, разрешилась. Однако политика по-путински устраивает издание не многим больше, чем правление советских вождей: «Российские аналитики быстренько заявили, что русский народ и сам господин Путин жаждут стабильности гораздо больше, чем демократии, и то, что получилось, и есть то, что они хотели. Естественно, покуда президент Путин контролирует российское телевидение, большинство новостных изданий и всю политическую жизнь страны, любой, кто не несет на себе печать президентского одобрения, выглядит как сомнительный выскочка».

«Хотя, — рассуждает газета, — ситуация могла сложиться и хуже: Путин мог придумать такой ход, чтобы обойти конституционный запрет на число президентских сроков и остаться у власти или выбрать кого-нибудь из разбойничьих российских спецслужб, как он сам».

The Guardian также не скрывает своего разочарования, когда пишет о придуманном в Кремле механизме обеспечения преемственности власти.

«Перспективы России, которая вот-вот выйдет из путинской эры, значительно потускнели после того, как уже назначенный преемник Дмитрий Медведев заявил о своем желании видеть Владимира Путина премьер-министром при новом президенте», — пишет издание.

«Российская Конституция запрещает одному и тому же человеку занимать президентский пост больше двух раз подряд, — продолжает британское издание. — И, тем не менее, предотвратить его (Владимира Путина — «Газета.Ru») возвращения не может ровным счетом ничего. Путин уже заявлял, что намерен оказывать влияние на своего преемника, и намекнул в октябре своим сторонникам, что не прочь занять пост премьер-министра».

«На следующий день Медведев отплатил за услугу, официально одобрив идею, которая носилась в воздухе в течение нескольких месяцев: Путин останется в политике в должности премьер-министра», — пишет, в свою очередь, The Washington Post. «Кремль не стал сразу давать ответ на заявление Медведева, но невероятным представляется то, что вице-премьер стал бы выступать с таким предложением, не переговорив об этом со своим патроном», — продолжает газета. С ней согласна и французская La Libération, отмечающая, что «излюбленная тактика российского президента — скрывать свои карты, чтобы оставаться хозяином положения до самого последнего момента».

Ссылаясь на мнение экспертов, издание видит в событиях двух последних дней признак того, что государственную систему постсоветской России ожидают «большие перемены» и перестройка конструкции, при которой «сильному президенту служат слабые премьер-министр, правительство и парламент, выполняющий роль машинки для голосования».

Газета отмечает, что наделенный огромной популярностью и занимающий пост премьера Владимир Путин будет обладать «устрашающей властью даже перед лицом враждебно настроенного президента», не говоря уж о давнем соратнике Медведеве.

The Washington Post видит в этом «соглашении о разделе власти» краткосрочные выгоды и для Медведева, чей «образ непобедимого кандидата, уже закрепившийся за ним, только усилился» после публичного предложения Путину премьерского кресла. «К тому же, — добавляет газета, — могущественный премьер-министр Путин сможет защитить своего протеже от кремлевских кланов, связанных со спецслужбами, которые явно будут обижены на следующего президента».

В то же время The Financial Times призывает не думать о совместном правлении Медведева и Путина как о безоблачном. «По мнению некоторых аналитиков, тот факт, что Путин перейдет на должность, на которой будет по Конституции подчиняться новому президенту, может спровоцировать нестабильность, создав риск двоевластия», — отмечает издание, которое полагает, что такой ход потребовался от выдвиженца в президенты «во имя обеспечения преемственности экономического и политического курса» действующего главы государства. При этом газета ссылается на некоего российского банкира, указавшего на условиях анонимности, что именно «неожиданно жесткая схватка между кремлевскими либералами и «силовиками» вынудила Путина остаться на высокой должности в качестве верховного арбитра».

The Guardian однозначно утверждает: в тандеме Медведев — Путин, возможный глава государства «будет играть младшую роль», даже на саммитах «большой восьмерки» Путин сможет представлять Россию, однако вместе с Медведевым. Уже накануне, указывает газета, вице-премьер и кандидат в президенты, хоть «и слывет либералом», в своем обращении к гражданам России «взял путинский жесткий тон в отношении Запада».

При этом The Washington Post не сомневается, что подобная «президентская эстафета», когда пост главы государства, по существу, переходит из рук в руки по негласной договоренности, войдет в глубокое противоречие с «соревновательной природой выборов 1990-х годов». А The Guardian отмечает при этом, что перспектива увидеть во главе государства «сразу двух царей» вместо одного заставила российскую оппозицию «испустить вопль отчаяния».

Мрачными предположениями в этой связи делится и The New York Times. По ее мнению, «самым главным» аргументом в последней кремлевской рокировке стало отсутствие «какой-либо независимой базы» у Медведева, который «обязан всей своей политической карьерой Путину и рассматривается как относительно слабая фигура». «Это позволяет предполагать, что реальная власть останется на долгое-долгое время в руках у Путина», — указывает в редакционной статье издание и подчеркивает: «Надеемся, что этого не случится». Медведев, по мнению ведущего американского издания, все же может «показать, что он сам себе хозяин, настояв на снятии Кремлем всех ограничений с прессы, неправительственных организаций и оппозиционных политических партий и добившись, таким образом, настоящей президентской гонки».

«С учетом процветания, которое принесла (России — «Газета.Ru») нефть, есть еще прочная база для того, чтобы начать строить полноценную демократию, которая может предложить России настоящую, долгосрочную стабильность. Всякий, кто следил за трудным путем, которым шла Россия в последние двадцать лет, по вполне понятным причинам не будет возлагать слишком больших надежд на Медведева как на демократа-реформатора. Мы же, в свою очередь, надеемся, что он нас удивит», — заключает The New York Times.