Польша признала, что решение о посадке Ту-154 Качиньского принимал не экипаж, а президент

Правительственная комиссия Польши, расследующая катастрофу, заявила, что решение о том, где садится польский правительственный самолет, принимает не командир экипажа, а тот, для кого организован полет, сообщает РИА «Новости».

«Решение о том, «где садимся», принимает не экипаж, а тот, кто арендует самолет», — сказал глава правительственной комиссии Польши Ежи Миллер, отвечая на вопрос, существует ли в польских ВВС инструкция, согласно которой решение о посадке принимает «главный пассажир».

Миллер в пятницу представил итоговый доклад комиссии, в котором Польша обвинила российских диспетчеров в том, что они давали неверные команды пилотам Ту-154 Качиньского, но по остальным пунктам признал вину польских летчиков.

Организатором полета была канцелярия президента Леха Качиньского.

Самолет президента Польши Качиньского направлялся в Смоленск на важное политическое мероприятие. В момент приближения самолета к аэропорту Северный погодные условия не позволяли совершить посадку в назначенное время, лайнер должен был уйти на запасной аэродром. Экипаж лайнера знал о погодных условиях, тем не менее попытался совершить посадку при неблагоприятной погоде. Согласно выводам Межгосударственного авиационного комитета (МАК), решение о посадке было навязано экипажу кем-то из находившихся на борту высокопоставленных пассажиров, поскольку посещение церемонии в память о жертвах катынского расстрела было важным политическим событием.

В кабине пилота помимо членов экипажа находились посторонние: основываясь на записях переговоров, специалисты МАК полагают, что это были директор дипломатического протокола МИД Польши Мариуш Казана и главком ВВС Польши Анджей Бласик. Они и убеждали пилотов совершить посадку, оказывая на них психологическое давление, считает комиссия. Кроме того, в крови Бласика было обнаружено 0,6 промилле этилового спирта.

МАК пришел к выводу, что политическое решение о посадке стало одной из важнейших причин катастрофы.

Речь шла о том, что президент Качиньский должен был любой ценой присутствовать на мероприятиях в Катыни. Если бы самолет ушел на запасной аэродром, то он бы опоздал. Этим МАК объяснял и напряженную атмосферу в кабине пилотов. Специалисты передавали разговоры пилотов в том ключе, что «главный пассажир» будет негодовать, если будет принято решение не садиться в Смоленске.