На грани отчаяния: Хиллари Клинтон вспомнила Монику Левински

Хиллари Клинтон рассказала о самом отчаянном решении в своей жизни

Бывшая первая леди США и госсекретарь страны Хиллари Клинтон призналась, что самым отчаянным поступком в ее жизни стало решение сохранить брак с мужем после скандала с Моникой Левински. С тех пор прошло более 20 лет — но с тех пор в ее личной судьбе, видимо, не было моментов сложней. Как жена она хотела «сломать шею» Биллу Клинтону, но она решила повести себя как первая леди. «Газета.Ru» — о том, как Хиллари Клинтон подавила чувства ради долга.

Бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон призналась, что самым отчаянным поступком в ее жизни было решение остаться в браке с мужем, Биллом Клинтоном, в разгар скандала с Моникой Левински. Об этом она сказала в интервью ведущей передачи «Доброе утро, Америка» на телеканале ABC Эми Робах, куда пришла вместе со своей дочерью Челси, чтобы рассказать о своей новой книге под названием «Книга отчаянной женщины». В ответ на вопрос о том, что она считает своим самым отчаянным поступком в жизни, Клинтон призналась: «Лично для меня это было – принять решение остаться в браке». Вслед за этим ее 39-летняя дочь Челси произнесла, что она ошарашена ответом матери и добавить ей нечего.

Когда Хиллари Клинтон упомянула о своем браке с бывшим президентом США Биллом Клинтоном, все, разумеется, поняли, в какой момент ей пришлось делать выбор – скандал с Моникой Левински в 1998 году поставил под вопрос сохранения поста главы государства для ее мужа.

Как женщине и как жене ей пришлось решать, оставаться ли с неверным супругом – и можно лишь представить себе, как трудно ей было просто смотреть на него не только из-за его измены, но и потому, что несколько месяцев Клинтон верила: обвинения во внебрачной связи со стажеркой Белого дома Моникой Левински – не более чем политические интриги противников ее мужа.

О том времени Хиллари Клинтон откровенно рассказала в 2003 году в своих мемуарах «Живая история», в которых она вспоминала о восьми годах, проведенных в Белов доме в качестве первой леди США. В ней она тоже написала, как тяжело было сделать выбор в пользу сохранения семьи.
«Самыми трудными решениями, которые мне приходилось делать в жизни, было остаться замужем за Биллом и выставить свою кандидатуру на выборы сенатора Нью-Йорка», — писала в мемуарах бывшая первая леди, в 2000 году победившая в борьбе за сенаторское кресло.

После того, как в январе 1998 года The Washington Post рассказала о связи Билла Клинтона с Моникой Левински, президент США все отрицал. Он даже выступил с публичным опровержением. «…я хочу сказать американскому народу одну вещь. Я хочу, чтобы вы меня выслушали. Я скажу это еще раз: у меня не было сексуальных отношений с этой женщиной, мисс Левински. Я никогда не просил никого лгать, ни разу. Эти предположения лживы. А я должен вернуться к работе на благо народа Америки. Спасибо», — сказал Клинтон. Отрицала все и Моника Левински.

В этой ситуации Хиллари Клинтон убежденно отстаивала невиновность своего супруга. «Великолепной историей для тех, кто хочет покопаться в этом и написать об этом, может стать эта мощная конспирология правого крыла, которая закручивается вокруг моего мужа с тех пор, как его объявили президентом», — сказала она в передаче «Сегодня» на телеканале NBC.

В течение нескольких месяцев паре удавалось отбивать атаки СМИ до тех пор, пока Моника Левински не получила свидетельский иммунитет в обмен на дачу показаний перед присяжными. Тогда у Билла Клинтона, который также должен был выступать – и говорить правду и ничего, кроме правды, — не осталось шанса скрыть от жены тот факт, что он все же вступал в интимные отношения с молодой стажеркой.

Все это время Клинтон уверял супругу: он общался с Моникой Левински, потому что она просила дать ей советы по поводу работы, и встречался с ней всего несколько раз.

Полгода первая леди США была убеждена: весь этот скандал – интриги политических противников. Она со спокойной душой ждала выступления Клинтона перед судом присяжных – в полной уверенности, что ее муж ни в чем не виноват. И она не ожидала, что утром 15 августа 1998 года ее мир перевернется.

В своих мемуарах Хиллари Клинтон рассказала, как это было. Муж разбудил ее и, меряя шаги возле кровати, сказал, что все гораздо сложнее, чем она думает.

«Теперь он понял, что ему нужно давать показания под присягой, что неподобающая связь имеет место, — писала Клинтон. – Он сказал, что все, что произошло между ними, было кратким и спонтанным». Бывшая первая леди США вспоминала, что ее муж понимал: она будет в гневе. Ему было стыдно – а она действительно пришла в ярость.

«Мне было трудно дышать, — писала Клинтон в мемуарах. – Хватая ртом воздух, я стала рыдать и кричать на него: «Что это значит? Что ты говоришь? Почему мы мне врал?». Я была в ярости, и она усиливалась с каждой секундой. А он просто стоял и повторял: «Мне жаль. Мне очень жаль. Я просто хотел защитить вас с Челси».

Супруга Билла Клинтона чувствовала себя оболваненной – ее выводило из себя то, что до этого она верила мужу. А его глаза наполнились слезами, когда она велела ему рассказать обо всем 11-летней дочери.

Тем не менее, она решила остаться рядом с супругом как первая леди, хотя «как жена, хотела сломать ему шею».

После этого между мужем и женой наступили месяцы болезненного охлаждения. Хотя они по-прежнему проводили время вместе, они практически не общались. Во время поездки на остров Мартас-Винъярд во время отпуска после того, как Клинтон дал показания жюри присяжных, на дружелюбие к Биллу Клинтон из всех членов семьи был способен только пес Бадди.

Смягчить напряжение помогло решение Хиллари Клинтон баллотироваться на пост сенатора от штата Нью-Йорк – супруги начали обсуждать ее предвыборную стратегию, и снова смогли общаться друг с другом.

«Мы с Биллом опять начали говорить о делах, вместо того чтобы обсуждать наше будущее или отношения», — вспоминала Хиллари.

В конце концов, Хиллари Клинтон решила для себя, что ее муж совершил аморальный поступок, но интересов нации не предавал. На этом она будет настаивать все последующие годы.

В прошлом году в интервью в передаче «Воскресное утро» на канале CBS Хиллари Клинтон заявила: то, что сделал ее муж, не было использованием своей власти, а Моника Левински была взрослым человеком. «Абсолютно нет», — ответила она на вопрос, не считает ли она, что Клинтон должен был подать в отставку после этой истории. После этого она перевела разговор на обвинения в сексуальных домогательствах и внебрачных связях в адрес Трампа и поинтересовалась, почему по их поводу не открыто расследование.