Гадами будем?

11.10.2011, 12:28

Божена Рынска об инвестиционном форуме Russia Calling

С самого раннего утра перед началом инвестиционного форума «Россия зовет» (Russia calling) на улицах, прилегающих к Центру международной торговли, дежурили эвакуаторы: ожидался визит Владимира Путина. У входа в ЦМТ стояла очередь участников. Соотечественники надеялись узнать, куда зовет Россия, а иностранные делегаты — откликаться ли на этот зов.

Реклама

Олигархи и рядовые инвесторы, народ малоприметный и тихий, топтались в общей толпе. Очередь была не унизительной, рабочего размера, но зараженной недовольством: на регистрацию велели прийти к десяти утра, тогда как пленарка по расписанию начиналась в одиннадцать, а по инсайдерской информации — в одиннадцать сорок пять. «А я еще помню, как с утра стояли в очередях за ряженкой», — вздохнул член совета директоров АФК «Система» Давид Якобашвили. Но хмурый народ безмолвствовал. И тогда господин Якобашвили почувствовал, что надо сделать «вброс».

Он миролюбиво, но довольно громко сказал, что царь у нас нормальный. Именно такой, какой нужен стране. Окружающие вмиг проснулись. По закоулочкам полетели клочки. А сам господин Якобашвили ничего не отвечал, но довольно улыбался и слушал, как его страстно переубеждают. И перед тем, как пройти внутрь, сказал: «Что, оживил я вас?! Смотри, как возбудились!»

На входе в здание дежурили мрачные сотрудники ФСО со списками. Среди участников затесалась блондинка с телевидения. «А ведь вас предупреждали, что журналистов пропускают в другом подъезде!» — злобно попеняли ей. Рядом по списку проводили шатенку. И она уже почти прошла, как вдруг раздался командный окрик: «Паспорт, паспорт у той девушки проверьте!»

Уже сто раз кол на голове тесали, тема надоевшая, но ничего же не происходит, и потому приходится проедать плешь, пока какой-нибудь Герцен не проснется. Сотрудники расплодившейся Федеральной службы охраны в нашей с вами стране сильно заблуждаются насчет своего места в истории нашей с вами страны. И в том, что малообразованный служивый, существо, которое не ткет, не прядет, не строит мосты и не собирает в житницы (деньги зарабатывать не умеет), искренне считает себя выше людей, чего-то добившихся (а других на инвестиционные форумы такого уровня не зовут), есть и наша с вами заслуга. А именно: блондинка, которой вертухай посмел сделать замечание, не одернула его, не вызвала его начальника, не написала жалобу. Шатенка же вообще не отреагировала на злобный окрик, тогда как в рамках программы перевоспитания всех оборзевших мира надо было как минимум указать на недопустимость подобного тона.

В остальном хозяева форума «ВТБ Капитал» организовали все достойно — деловито, аккуратно и без накладок. К десяти утра большинство участников уже собрались в зале и в фойе. Лучшие места — те, куда может упасть взгляд премьера, — были давно оккупированы. Умные люди занимали по три стула, один — собой, а два соседних — рюкзаком участника и матрешкой из этого рюкзака.

«Можешь продать свои места и идти домой», — обратился один из гостей к зажиточному местовладельцу. «Отлично, это будет моя первая сделка на этом рынке!» — ответил он.

Все были уверены, что раньше часа ничего не начнется. Но в половине двенадцатого радостный глас с небес возвестил, что пленарное заседание начинается через десять минут. Затем — что через пять минут. Через пять минут голос пообещал начать «через несколько минут». Наконец от стены отделился кран с камерой, и в 11.50 пленарное заседание действительно открылось. Хедлайнером был заявлен Владимир Путин. «Неужто премьер изменил себе и пришел почти вовремя, ну то есть опоздал всего на пятьдесят минут?» — недоумевал зал.

На подиум взошли глава ВТБ Андрей Костин, первый зампред ЦБ РФ Алексей Улюкаев, глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина, модератор заседания, председатель совета директоров холдинга «ВТБ Капитал» Юрий Соловьев, глава инвестиционного фонда TPG Дэвид Бондерман. Центровой же стул оставался пустым. Пленарное заседание начиналось без хедлайнера.

Вслед за несколько монотонной Эльвирой Набиуллиной слово взял Алексей Улюкаев. Речь его была понятной и даже артистичной. Он сразу взял внимание зала ярким началом: «В мире бывают похожие вещи. Но на самом деле они только кажутся содержательно однообразными. Вот, например, акула и дельфин очень похожи. А между тем это рыба и млекопитающее. Так и кризисы 2008 и 2011 годов вроде бы похожи, но содержательно различны. Нынешняя ситуация — это не перегрев экономики, а ее прохладное развитие».

И Эльвире Набиуллиной, и Алексею Улюкаеву задавали вопросы. Господин Улюкаев отвечал развернуто. Тем не менее бесконечно тянуть волынку он не мог. Из зала стали сбегать участники. Андрею Костину надо было протянуть время до появления премьера, но делегаты разыгрывать пьесу «В ожидании Годо» не хотели, спектакль буксовал. «Задавайте, задавайте вопросы», — предлагал господин Костин. Всех интересовало одно: «Где, собственно, премьер?! Час дня, елки-палки!» Но почему-то никто самый естественный и насущный вопрос не озвучил. (И тут зарыта собака — российская виктимность.)

В фойе меж тем собирались толпы несогласных. Обед уж наступил, а Путина все не было. «Черт, у меня встреча в три часа назначена. Я еще канючил, просил ее с двенадцати на три перенести. Вот что мне теперь делать? Отменять ее или бежать туда?» — волновался один из гостей. «Запомни, — поучали его старые бойцы, — когда мероприятия с Путиным, вообще не строй никаких планов и никаких встреч никому не назначай. Это стихия».

«А будет ли следующая панель? Транспортная?» — поинтересовался глава компании «Усть-Луга» Валерий Израйлит. «А черт его знает, — ответили ему. — Теперь все наперекосяк пошло...»

Но вдруг засуетились фотографы. Забегали молодцы с проводами в ушах. Участники ломанулись обратно в зал, охрана спешно закрывала двери. «У меня для вас хорошая новость, — иронично объявил Андрей Костин. — В работе нашего форума принимает участие Владимир Владимирович Путин». После этого он вывел на подиум похорошевшего до неузнаваемости премьера. Галстуки Путина и Костина являли небывалую гармонию: кровавый галстук соседствовал с галстуком брусничным.

На часах было 14.20. Вежливый и точный, как король, Владимир Путин опоздал всего на три часа. В зал он вошел как ни в чем не бывало, и казалось, это мы все должны были извиняться за то, что человеку пришлось так рано придти. После речи Путина можно было задавать вопросы, хотя вполне можно было и не задавать. «А у мамы есть привычка отвечать всегда не то, говорю я ей про птичку, а она мне — про пальто». В умении «технично съезжать с базара» равных Владимиру Путину нет. Но что показательно: почти все острые вопросы задали иностранцы (и все смельчаки по сей день живы, земля под ними не разверзлась). Российские же делегаты озвучили только один вопрос о самом главном: «22% россиян уезжают из страны. Это больше, чем в прежние годы».

Владимир Путин на это ответил, что рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Потом съехал на аварийный фонд и барачное жилье. Очень хотелось прервать премьера и рассказать ему, что эта волна эмиграции уезжает не за колбасой и не из барачного жилья. Уезжает цвет нации — инженеры, врачи, ученые, подзаработавшие бизнесмены. Потому что не видят перспективы развития в стране, управляемой одной хорошо организованной группировкой.

Непуганые иностранцы, которых будущее нашей страны волновало больше, чем нас самих, задавали острые вопросы. Скажем, вопрос про Алексея Кудрина принадлежит финской журналистке. И вдруг из ряда, который хорошо просматривался со сцены, поднялся восточный мужчина. В последнее время я часто замечаю этого персонажа на значимых мероприятиях. На форуме в Сочи он восседал в первом ряду пленарного (путинского) заседания. На афтепати «GQ Человек года» он активно «работал» Ольгу Слуцкер, а затем переключился на пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, причем, кто этот добрый человек, не знали ни господин Песков, ни госпожа Слуцкер. Время от времени в тусовке появляются подобные деятели (малоизвестные вице-президенты малоизвестных фирм или мутные адвокаты) и начинают активно мелькать и примазываться.

Восточный мужчина, оказавшийся вице-президентом «Новикомбанка» Арсеном Арутюняном, исполнил высокопрофессиональное «лизато». Хоть заранее и не поздравляют, но ввиду большой любви к премьеру господин Арутюнян предложил подождать в этом зале еще восемь часов, пока не стукнет седьмое октября, и начать отмечать день Рождения господина Путина прямо тут всем колхозом. Нельзя сказать, чтоб зал обрадовался перспективе кантоваться еще восемь часов. Но Владимир Путин лицо Арсена Арутюняна запомнил. Теперь государь император знает, что в одном из маленьких банков живет такой Петр Иванович Добчинский.

Один из заключительных вопросов задавал опять-таки чужеземец: «Я немец, иностранный инвестор. Я умный инвестор. И я мог бы оставить деньги в вашей стране. Но даже простое лекарство, препарат за 15 евро, я прошу привезти мне из Германии, хотя такой же есть и в России, потому что я не доверяю вашим аптекам. В России растет коррупция. Какие сигналы вы могли бы мне подать как инвестору, чтобы я мог вам доверять?»

Вопрос был о самом главном. Ответ на него мог быть каким угодно. Ну какие, к лешему, гарантии, когда договариваешься с ведьмами? Это как Макбет спросил бы у призраков: «А какие вы можете дать мне гарантии, что Бирнамский лес не выйдет в бой на Дунсинанский холм?» Вот тебе гарантии, ты не волнуйся, гадами будем, лес не выйдет!

Но самым важным был довесок к этому, увы, риторическому вопросу. Делегат ткнул собравшихся соотечественников мордой в наболевшую тему — «августейшая особа vs человеческое достоинство». «Я попросил бы вас ответить на этот вопрос серьезно, я не люблю, когда надо мной смеются», — сказал он Владимиру Путину.