Пенсионный советник

Фирмы просят человеческих штрафов

Конституционный суд определит справедливость таможенных штрафов для компаний

Виктор Банев (Санкт-Петербург) 23.10.2012, 16:21
Бизнес просит смягчить штрафы за незадекларированный ввоз товаров ИТАР-ТАСС
Бизнес просит смягчить штрафы за незадекларированный ввоз товаров

Таможенные санкции за ввоз в Россию незадекларированных товаров нарушают Конституцию. Такую жалобу начал рассматривать Конституционный суд. Предприниматели просят пересмотреть действующий порядок начисления штрафов по рыночной стоимости и опираться на таможенную, как при ввозе товаров физлицами.

Во вторник Конституционный суд (КС) РФ приступил к рассмотрению жалобы московского предприятия ООО «Авеста», которое сочло действующий порядок начисления штрафов за ввоз из-за рубежа незадекларированных товаров нарушающим конституционные принципы. Конфликт с таможней произошел из-за партии полиэтиленовых упаковок для сигар, которые коммерсанты в декабре 2011 года везли из Финляндии. Во время досмотра выяснилось, что часть ввозимой партии не задекларирована. В соответствии с Кодексом об административных правонарушениях РФ (КоАП) «Авесте» был выписан штраф в размере однократной стоимости не указанной в декларации партии товара. При этом стоимость таможенники рассчитали, исходя из рыночных цен, действующих на территории России. Это вызвало возмущение предпринимателей, которые считали, что при начислении штрафа оперировать нужно таможенной стоимостью».

Иначе создается ситуация, последствия которой предприниматель не может предвидеть, ведь рыночная стоимость заведомо может оказаться существенно выше той, по которой был приобретен товар.

Но закон оказался на стороне таможни — в ст. 27.11 КоАП четко указано: «Стоимость изъятых вещей определяется на основании государственных регулируемых цен в случае, если таковые установлены. В остальных случаях стоимость изъятых вещей определяется на основании их рыночной стоимости. В случае необходимости стоимость изъятых вещей определяется на основании заключения эксперта».

Несмотря на то что речь шла о небольшой сумме, около 26 тысяч рублей, предприниматели решили идти до конца и подали жалобу в КС. Одним из оснований для этого стал факт, что в июле 2010 года суд рассматривал похожее дело, но в отношении физических лиц (https://www.gazeta.ru/business/2010/07/13/3397362.shtml). Тогда судьи КС решили, что при назначении таможенных штрафов для граждан должна учитываться цена приобретения незакдекларированных товаров, а не их стоимость на территории России.

В своей жалобе представители ООО «Авеста» настаивают на том, что для коммерческих фирм должна применяться та же логика. Иначе нарушается конституционный принцип равенства перед законом.

Сначала решение по жалобе ООО «Авеста» планировали вынести без проведения публичных слушаний. Такую возможность дает статья 47.1 Федерального закона «О Конституционном суде РФ». Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что тогда судьи автоматически признали бы аналогию между нынешним делом и решением по физическим лицам, вынесенным в 2010-м. А с этим оказались категорически не согласны некоторые участники процесса. Так что слушания все же состоялись.

Полномочный представитель президента России в КС Михаил Кротов первым делом указал на то, что понятие «таможенная стоимость» подразумевает стоимость товара, указанную при декларировании на таможне. Таким образом, в ситуации с назначением санкций за недекларированный товар таможенной стоимости попросту неоткуда взяться.

«Речь идет о санкции, и она должна определяться, именно основываясь на цене в стране, куда товар ввозится, — добавил Кротов. —

Физические лица тут совершенно ни при чем. Невозможно оценить по рыночным ценам товар, приобретенный для личного использования. Ведь он никогда не окажется на рынке.

Говорить о том, что коммерческая фирма не осознает последствий, — это некоторое лукавство со стороны предпринимателя. Предприниматели перед приобретением товара изучают рынок и могут предвидеть последствия».

Кротов подчеркнул, что нарушение таможенных правил физическим и юридическим лицом всегда имеют разные последствия. По его мнению, одинаковый поход к этим двум ситуациям применяться не может. Определяющее значение имеет то, в каких целях ввозится товар — в коммерческих или потребительских. С этим мнением согласились представители Генпрокуратуры и Минюста.

Представитель президента также отметил, что граждане в отличие от юридических лиц имеют право провозить часть приобретенных товаров без декларирования. Так что применять идентичные механизмы было бы неверно.

«Как же тогда быть с общественными некоммерческими организациями? — уточнил судья КС Константин Арановский. — Ведь они приобретают товары за границей не с целью ведения коммерческой деятельности».

«Я не помню ситуаций, когда бы общественная организация привлекалась за недекларирование ввозимых товаров, — парировал Кротов. — И в любом случае некоммерческая организация должна проводить сделку, чтобы поставить приобретенное имущество себе на баланс. И у них это отразится на налогообложении. Но задекларировать товар, ввезти его в соответствии с таможенными правилами они все равно обязаны».

Представитель президента также напомнил, что для особых ситуаций существуют специальные таможенные режимы. В качестве примера был приведен книгообмен между библиотеками.

Доктор юридических наук Александр Саломаткин, представлявший Совет федерации, тоже счел претензии «Авесты» надуманными. Заодно он проинформировал судей, что

в настоящее время в парламент внесены поправки к КоАП, напрямую связанные с упоминавшимся решением КС о таможенных штрафах для физических лиц. Таким образом, спустя два года позиция КС все же будет учтена другими ветвями власти.

Решение КС по нынешнему делу станет известно в течение месяца. Оно будет принято в закрытом совещании.