Слушать новости
Слушать новости

Инсайд out

Закон об инсайде прошел первое чтение в Госдуме

, ,
Закон о противодействии использованию инсайдерской информации в биржевой торговле принят в первом чтении. Документ ещё сырой и в таком виде может стать инструментом преследования журналистов, сходятся во мнении как независимые аналитики, так и депутаты.

Закон, который должен защитить честных инвесторов от «ненадлежащего» использования менее честными лицами информации, которая может сильно повлиять на торги на фондовых, а заодно и товарных биржах, наконец принят Госдумой в первом чтении.

Законопроект о противодействии инсайду предлагает считать инсайдерской информацией фактически любую достоверную информацию об участниках рынка или сделках, раскрытие которой может оказать существенное воздействие рынок. При этом критерии существенного воздействия на цены предлагается установить Федеральной службе по финансовым рынкам. (ФСФР). Инсайдерами для надежности авторы закона называют фактически всех резидентов и нерезидентов страны. Сначала в законе перечисляются профессиональные участники рынка, затем технические работники, а потом вводится понятие вторичных инсайдеров — лиц, которые получили информацию от самих инсайдеров или вообще случайно.

К манипулированию рынком разработчики относят и распространение через СМИ ложных или вводящих в заблуждение сведений.

Подпадают под действие закона и рейтинговые агентства, а также любые лица или организации, проводящие исследования в сфере организованных рынков финансовых инструментов или товаров, и те, кто эти результаты распространяет. Под действия закона подпадают и авторы и распространители рекомендаций или предложений относительно необходимости осуществления операций с финансовыми инструментами или товарами. Все они теперь должны раскрывать свое имя или название юрлица, а также указывать на свою заинтересованность, касающуюся тех финансовых инструментов, товаров или эмитентов, управляющих компаний, производителей товаров, к которым такая информация относится.

Под заинтересованностью понимаются любые обстоятельства, которые могут повлиять на объективность результатов указанных исследований и рекомендаций,

в частности, владение самим лицом, его аффилированными лицами, сотрудниками, супругами, близкими родственниками, усыновителями/усыновленными сотрудников финансовым инструментом либо товаром или интересом в отношении финансового инструмента. Признание каких-то действий манипулированием может повлечь за собой имущественную, а в ряде случаев административную и уголовную ответственность.

Закон ждали давно, и разрабатывать нечто подобное начали в 90-х годах. Второе дыхание работа над документом обрела после того, как закон был признан необходимым элементом создания в России международного финансового центра. Но и само отсутствие закона о манипулировании и инсайде ставило в невыгодное положение весь российский рынок. Ведь антиинсайдерские законы существуют в странах с развитыми рынками, и многие тамошние инвесторы опасались приходить в Россию, не чувствуя себя защищёнными от инсайда здесь. «Злоупотребление инсайдерской информацией и манипулирование ценами подрывает основы функционирования организованных рынков», — цитирует председателя комитета Госдумы по финансовому рынку Владислава Резника «Интерфакс-АФИ». «Чем прозрачнее и стабильнее рынок, тем привлекательнее он для инвесторов, тем более иностранных инвесткомпаний, привыкших к работе на жестко зарегулированных западных площадках», — считает директор по корпоративным коммуникациям «Рамблер Медиа» Константин Воронцов.

В условиях финансового кризиса и многомиллиардного оттока иностранного капитала из страны актуальность закона об инсайде только выросла.

«В мутной воде кризиса рынок нередко сталкивается с «необъяснимыми» взлетами и падениями котировок, что не добавляет стабильности на и без того весьма волатильных площадках», — отмечает Воронцов.

Инвесторы и аналитики неоднократно указывали на громкие высказывания чиновников или менеджеров, которые резко меняли стоимость отдельных бумаг. Именно так, к примеру, обстояли дела, когда котировки акций многострадальной компании ЮКОС обваливались после высказываний прокуроров или вдруг снова росли после обещаний временно управлявшего им Виктора Геращенко о том, что для неё нашёлся новый инвестор. А самый свежий и громкий случай такого рода — обещание премьер-министра Владимира Путина «выслать доктора» отсутствовавшему на одном из заседаний металлургов якобы по болезни главы компании «Мечел» Зюзину в июле 2008 года,

после чего котировки акций компании на следующих же торгах потеряли 30%, а капитализация всего российского фондового рынка — порядка 1,3–1,4 трлн. руб.

Впрочем, новый законопроект не станет панацеей. Даже в таких вопиющих случаях вовсе не очевидно, кто здесь извлёк необоснованную выгоду. Законопроект требует серьёзных доработок, сходятся во мнении и депутаты, и частники рынка, и независимые эксперты.

Критерии инсайдерской информации — основной момент документа — прописаны нечетко. «Перечень информации, которая может под подать под понятие инсайдерской, не является закрытым, — считает эксперт компании «Консультант Плюс» Сергей Башуров. — Это может быть использовано для привлечения к ответственности за использование любой информации». «Очевидная размытость рассматриваемого определения затруднит не только его использование, но и реализацию всего законопроекта», — отмечает комитет Госдумы по финансовому рынку в своем заключении.

Также не ясен и круг лиц, подпадающих под регулирование. «В число лиц- инсайдеров могут попасть и эксперты, и журналисты, и любой сотрудник компании, чьи финансовые инструменты изменили свою цену в ходе открытого обсуждения компании, — предупреждает руководитель проекта БСС «Система Главбух» Елена Авилова. — Однако точно так же от ответственности могут уйти лица, реально влияющие на котировки тех же акций, всё по той же причине — недостаточная четкость определений в законопроекте».

Чтобы обезопасить журналистов, комитет предлагает ввести хотя бы оговорку о том, что речь здесь должна идти о сознательных действиях, связанных с распространением заведомо ложной информации.

«Пока если информация окажется ложной и повлияет на рынок, то СМИ могут обвинить в манипулировании рынком», — уточняет Авилова. Надежда остаётся на пункты 6 в 4-й статье, так как они позволяют СМИ, а также экспертам открыто и безбоязненно обсуждать информацию, которая изначально и могла быть инсайдерской, но в результате передачи инсайдерской информации неопределенному кругу лиц стала трактоваться как неинсайдерская.

Круг затрагиваемых лиц настолько широк и не определён, соглашается Резник, что «инсайдером может быть признано даже то лицо, которое может и не подозревать, что является носителем инсайдерской информации». В то же время в этот круг не попадают те, кого так страстно желали бы видеть в списке многие игроки. «Требует дополнительного обоснования выведение из-под действия законопроекта вопросов, связанных с деятельностью Центрального банка Российской Федерации, правительства Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также органов и лиц, действующих от их имени, в части, касающейся управления государственным и (или) муниципальным долгом, осуществления денежно-кредитной политики», — говорится в заключении комитета.

Кроме того, данный закон придётся согласовывать с уже существующими законами, регулирующими рынок ценных бумаг, биржевую, банковскую деятельность, защиту информации и т. д. «Было принято решение в целях доработки недостатков в
сжатые сроки провести парламентские слушания по законопроекту», — приводит «Интерфакс» слова первого заместителя руководителя фракции номинального мажоритария Госдумы — политической партии «Единая Россия» — Владимира Пехтина.

Но и после принятия закон, очевидно, придётся подправлять, не исключают аналитики. «Как будет работать закон — сейчас сказать сложно, — рассуждает гендиректор РБК Юрий Ровенский. — Проблема любых законодательных актов в России — это проблема того, как будет использован закон и как он будет трактоваться». «Для гражданско-правовой ответственности необходимо доказать наличие убытков, причиненных именно этими действиями, а для административной и уголовной ответственности нужно доказать еще и наличие вины, то есть доказать, что действия были направлены на достижение негативного результата. При тех формулировках манипулирования, которые даны в законопроекте, возложение ответственности на манипулятора вряд ли возможно», — предупреждают депутаты комитета.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть