«Выгнал бы пиарщиков Алибасова»: экс-директор «Тату» о шоу-бизнесе

Известный продюсер посоветовал Алибасову уволить пиарщиков

2019 год стал одним из самых событийных для российского шоу бизнеса. Так, только за его первую половину из жизни ушли многие молодые звезды, включая Юлию Началову и Децла, Сергей Лазарев вновь стал третьим на «Евровидении», музыкальный проект «Голос» сотряс скандал с победой дочери Алсу, а Бари Алибасов «взорвал» медиапространство своим загадочным отравлением. В интервью «Газете.Ru» продюсер Леонид Дзюник, работавший с «Тату», Smash!! и Филиппом Киркоровым, высказал мнение относительно этих (и не только) инфоповодов.

— Перед «Евровидением-2019» вы выступили резко против участия вашего бывшего подопечного Сергея Лазарева в конкурсе из-за его позиции по Крыму, но он все же поехал на шоу и занял там третье место. Как оцените его выступление?

— «Евровидение» я, конечно, посмотрел полностью. Что касается Лазарева, я очень неоднозначно отношусь к этому человеку. Признаю его талант, это прежде всего, признаю его упорство и желание побеждать — это главная, наверное, его черта характера. Я более чем признаю талант Филиппа Киркорова как исполнителя, в первую очередь, и во вторую – как продюсера. Талантливого, яркого, который знает что нужно, как найти, кого найти, кто сможет это сделать. Для меня в этом плане нет никаких сомнений или удивлений. Но что касается исключительно человеческих качеств Сергея — тут я категорически против.

— Не смягчают ли вашу позицию в данном вопросе оправдания Лазарева, что его слова были вырваны из контекста?

— Высказывался по этому поводу еще при первом его выступлении и был за победу команды России. Я ведь человек не с улицы. Прекрасно понимаю, где телевизионная нарезка, где она смонтирована, а где — высказывание, с эмоциями, с глазами, с интонацией, с понижением-повышением тембра голоса. Поэтому его объяснения, что это была нарезка... Это вранье.

— Вы стояли за успехом группы «Тату», которая добилась немалой популярности за рубежом. На ваш взгляд, возможно ли повторение подобного в наши дни?

— Зачем нужен повтор, когда был прекрасный оригинал? Смысла в повторе нет никакого. Спародировать, скопировать то, что делала в свое время группа «Тату» и что сделал Иван Шаповалов, — просто невозможно. Я вам скажу больше того — у Ивана была масса предложений попытаться повторить успех группы «Тату», но сделать второе «Тату» он категорически отказывался.

Невозможно это повторить — то, что было сделано тогда. Тогда было стечение всех благоприятствующих обстоятельств. Девочки, композитор Сергей Галоян, талант продюсера Ивана Шаповалова, который нашел все это соединил, скомпилировал. Сейчас сделать похоже на «Тату» — это неинтересно, это пошло, повтор. А к повтору всегда другие требования, до которых он, как правило, недотягивает. Нет желания сделать что-то интересное, яркое. Все очень среднее, очень среднее. Ничего не вырывается из контекста.

— Вы давали положительную оценку таким программам, как «Голос», потому что они предоставляют возможность молодым талантам показать себя. Как думаете, скажется ли на будущем проекта скандал с победой дочери Алсу?

— Я смотрел внимательно все сезоны «Голоса» — кроме последнего. Его уже без особого интереса, как в том старом мультфильме — для начала выбирают лучших из лучших, потом просто лучших, потом лучших из худших, потом просто выбирают. Вот такое у нас сейчас началось с «Голосом». Потому что в первой программе был жесточайший отбор.

Что касается победы дочери Алсу — больше всего мне жалко ребенка. Жалко эту девочку. Она не виновата. И поверьте мне, что она спела ничуть не хуже, чем Ержан Максим. К счастью, мы слышим. Мы с женой смотрели внимательно, я ей на YouTube включил — что та пела, что он пел. Просто у него больше эмоциональности, энергетики, а она более спокойная. Ей немножко другие песни петь нужно все-таки. У нас Алсу же тоже не прыгала, не танцевала на сцене. У нее прекрасные песни, у нее нет яркого такого голосового дара, она не обладает сверхъестественным голосом в пять октав. Но она поет песни, которые западают в душу, которые ты вспоминаешь. Так же и дочечка ее.

И она не виновата в этой победе. Просто у нас люди очень, к сожалению, зачастую из артистической тусовки, очень любят пресмыкаться.

— Одна из главных тем российского медиапространства этого лета — история вашего коллеги Бари Алибасова. Произошедшее с ним уже назвали фальсификацией и спланированной пиар-акцией. Что вы думаете об отравлении артиста «Кротом» и последовавшими за этим событиями?

— Вы знаете, Бари, скорее мой друг и приятель, чем коллега. Сравниться с Бари очень сложно, крайне сложно. Бари — талантливейший человек. Надо просто знать Бари, бывать с ним в одной компании, бывать у него дома. Видеть, как Бари относится к своим гостям, к чистоте, чтобы был порядок, чтобы везде было чисто. Он увидел, когда еще была жива его пиар-директор Люда, царствие ей небесное, что ему подали не на той тарелке отбивную — он ее бросил на пол. Бари — очень экспрессивный, очень эмоциональный и очень горячий человек.

Я не удивлюсь, что кто-то, возможно, просто оставил этот дурацкий «Крот». «Крота» не держат так на столе. Кто-то оставил «Крота», человеку уже 72 года, он уже не все хорошо видит. Взял, налил его. И когда уже набрал в рот, у него же умывальник один и второй, развернулся и выплюнул.

Но все равно был какой-то небольшой ожог, он прополоскал рот, вызвали скорую, сделали ему промывание. Просто его пиарщики на этом решили сделать пиар-акцию. Я считаю, что если вы уж беретесь за пиар-акцию, то вы доводите ее до мельчайших деталей. Потому что на сегодняшний день СМИ докопаются до мельчайших подробностей. До самых-самых глубин. И если вы уж пиарщики и берете за это большие деньги — отработайте эту пиар-акцию так, чтобы не было никаких заковырок. Чтобы все возможные шероховатости были убраны изначально. Если уж делать, так делать на «отлично». Я бы на месте Бари Каримовича выгнал бы этих пиарщиков, которые проработали эту историю, и нашел бы себе других. Вы знаете, я верю, что что-то произошло, но пиарщики этот момент подхватили и начали раскручивать, не продумав всех деталей, всех тонкостей.

— Справедливо ли и дальше называть Алибасова — в первую очередь — продюсером, если сам он уже популярнее своих проектов?

— Нет, Бари — продюсер. И «Интеграл» — это его огромнейшее детище, самое серьезное. И группа «На-На». На сегодняшний день «нанайцы» приобрели новое звучание, новые песни появились, новые солисты у него есть. Поэтому Бари все-таки продюсер, поверьте мне.

Даже, наверное, каким-то образом, может, был частично спродюсирован им и весь этот инцидент. Талантливый человек талантлив во всем – и в продюсировании музыкальных коллективов, и в продюсировании своей личной жизни.

— В связи с недавней смертью Юлии Началовой вы заявили, что певицу намеренно не замечали и не давали ей раскрыться. Кто помешал ей завоевать популярность у слушателей?

— Понимаете, у нас, к огромному сожалению, в нашей стране, чтобы тебя показывали по телевизору или крутили на радио твои песни — а у Юли ведь потрясающие песни, они очень душевные, очень красивые — но, чтобы эти песни звучали, нужны огромные деньги. Плюс вот эти требования к накачиванию губ, к похудению… Ну просто, для меня это дикость, когда они начинают над собой измываться, лишь бы только понравиться и стать популярными. Появляются эти «поющие трусы» или поющие любовницы — без голоса, без ничего. Но в них вложили миллионы, и они крутятся по всем каналам — куда ни плюнь, попадешь в эту певичку. Как человеку с талантом, который обладает талантом, даром, энергетикой, без огромных денег завоевать популярность? Никак. К сожалению, в нашей стране — никак.

Опять же — когда устроили эту вакханалию в связи со смертью Началовой, начали все говорить, выступать, все артисты такие прямо друзья… А куда ж вы раньше смотрели, товарищи дорогие?! Когда она искала любовь? И как у Островского в «Бесприданнице»: «Я искала любовь, но не нашла ее». Не нашла любви среди тех же друзей, среди тех же мужей, которые у нее были, среди своих родных. Искала любви, но не нашла. И смерть — на 39-м году жизни...

— За последние пару лет фокус внимания к звездам во многом сместился в явно драматичную сторону — кончины Жанны Фриске, Олега Яковлева, Евгения Осина, Криса Кельми, Децла и других становились главными темами для обсуждения едва ли не на месяцы. Почему люди стали уделять такое пристальное внимание уходам знаменитостей?

— Потому что все под Богом ходим. Думай о смерти каждый день. Как сказано в Евангелии — бди и помни. Есть евангельская притча — когда один из богатых людей говорит: «Я сейчас настрою себе закрома, засыплю их полностью пшеницей и буду отдыхать, и душа моя будет радоваться». А Господь говорит ему: «Я приду сегодня ночью и твою душу заберу». Поэтому помнить нужно всегда. Это первое. Что касается Яковлева… Обратите внимание, что те же Кирилл Андреев, Андрей Григорьев-Аполлонов — они говорят больше об Игоре Сорине, они говорят о Яковлеве очень мало. Начинаешь расспрашивать их — сколько передач было, но они как-то отворачиваются и уходят в сторону.

— Есть ли выход для талантливого человека, который обнаружил, что не может справиться с обрушившейся на него славой и изоляцией?

— Если ты не можешь справиться — то лучше в это не иди. Лучше занимайся своим конкретным делом, приноси людям пользу в другом. Если ты уж пришел на сцену — то ты либо справляйся с этой историей, либо живи в таком накале и знай, что ты можешь в любой момент умереть. В любой момент может случиться трагедия. Но ты отдаешь себя.

Такие артисты, как Андрей Александрович Миронов, Владимир Семенович Высоцкий и другие, кто умер на сцене, они отдавали себя, они отдавали свою жизнь. Понимаете, как Гелена Великанова собиралась на свой концерт сольный и умерла у двери. Как Евгений Павлович Леонов, который 20 с лишним дней был в состоянии комы и все равно продолжал играть после выздоровления, после того, как его подняли на ноги. И, идя на спектакль, умер у двери. Понимаете – вот это интересно. Эти люди отдают себя, сгорают для того, чтобы мы помнили их всю жизнь. Это издержки профессии.

— В прошлом году разразилась серьезная полемика вокруг нелестного комментария Земфиры в адрес юных певиц Монеточки и Гречки. Чья позиция в этом конфликте кажется вам сильнее?

— Вы понимаете, Земфира — это Земфира, она останется Земфирой навсегда. Что касается Монеточки и Гречки и всех вот этих новеньких… Мне кажется, что Земфиру просто спросили, и она сказала, а так, по большому счету, она на них внимания не обращает, это продукт сиюминутный. В данном месте, в данный момент. Поверьте, пройдет какое-то время, появится что-то новое, и о Монеточке — а тем более о Гречке — забудут напрочь. Их даже артистами назвать нельзя. Это продукт шоу-бизнеса, продюсерский, выпущен на одну минуту, на сегодня. На сегодня-завтра. Не более того.

Земфира есть Земфира. В любое время включи Земфиру, и ты наслаждаешься. И песнями, и музыкой, и текстами, и тем, как она это исполняет. Поэтому, я думаю, что Зямочка должна… Ничего она не должна, в принципе. Зяма может почивать на лаврах. Вот она может почивать на лаврах и делать то, что считает нужным, и всегда будет восприниматься великолепно.

— На волне популярности, которую удалось завоевать молодым артистам за счет нарушения писаных и неписаных правил российского шоу-бизнеса, многие из ветеранов сцены тоже решились на изменение имиджа. Флагманом этого движения стал Филипп Киркоров, с которым вы раньше работали, выпустивший, в частности, «хулиганские» клипы «Ibiza» и «Цвет настроения синий». Успех данных релизов — победа самого Киркорова или тех, кем он вдохновлялся?

— Это победа Киркорова. Мы можем говорить о художественной значимости этих клипов очень много, рассказывать, что это такое, что это безобразие. Но поймите, что этими клипами и этими песнями Филипп подтянул к себе огромнейшую армию своих новых фанатов. Он заполучил своего зрителя снова. И ему за это хвала и почет. Потому что ему деньги, как и Алле Пугачевой в свое время, никто не несет, никто не дает. Эти люди пашут, роют землю под ногами, добиваясь того, чего они добиваются.