Слушать новости

«Трагедия моих персонажей была моей бедой»

В Новой Третьяковке показывают работы художника Павла Корина

Знаменитый портретист и яркий монументалист, реставратор и автор незавершенной работы «Реквием. Русь уходящая» — Третьяковская галерея на Крымском валу к юбилею художника Павла Корина показывает его лучшие работы.

Экспозиция художника Павла Корина, чье 125-летие отмечается в этом году, открылась в Новой Третьяковке на Крымском валу. Зрители увидят знаковые работы, среди которых знаменитые коринские портреты 30-х — 50-х годов и этюды к неосуществленной картине «Реквием. Русь уходящая».

С Галереей художника связывают особые отношения. Музей первым купил его работы в 1925 году, а в 1944-м устроил первую персональную выставку мастера. Позднее Корин, будучи еще и реставратором, консультировал галерею и принимал участие в реставрационных работах — восстанавливал картины Виктора Васнецова и Михаила Нестерова. Кроме того, художник завещал галерее свой дом-мастерскую на Малой Пироговской улице с коллекцией икон. Теперь это один из филиалов музея — последние годы здание закрыто на ремонт.

Павел Корин родился 7 июля 1892 года в Палехе в семье потомственных иконописцев. После окончания местной иконописной школы стал учеником иконописной палаты Донского монастыря в Москве. Был дружен с Михаилом Нестеровым — копировал его работы и помогал расписывать храмы.

«Вы бросили мне в душу Ваш пламень, Вы виновник того, что я стал художником», — признавался в одном из своих писем к Нестерову Корин.

Именно по настоянию Нестерова в 1912 году Корин поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества — его учителями стали Константин Коровин и Леонид Пастернак. По окончании училища путешествовал по Ярославлю и Ростову, где по просьбе великой княгини Елизаветы Федоровны изучал древние фрески. Спустя несколько лет по протекции Горького совершил еще одну яркую поездку — на этот в Италию.

В 1917-м устроил мастерскую в одной из арбатских мансард, откуда через 16 лет навсегда перебрался в реконструированное здание бывшей прачечной на Малой Пироговке близ Новодевичьего монастыря.

Во время войны Корин много реставрировал: в частности, восстанавливал вместе с коллегами плафон и фойе Большого театра, пострадавшие от бомбежек. Около 30 лет Корин возглавлял реставрационные мастерские ГМИИ им.А.С. Пушкина. Под его началом проводилась реставрация картин Дрезденской галереи и фресок Владимирского собора в Киеве. После работы в ГМИИ Корин руководил Центральной реставрационной мастерской (ныне — Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э. Грабаря).

При жизни Корин не был забыт властью, если не сказать иного.

Настоящий успех принесли художнику портреты известных современников — ученых, писателей, военачальников, артистов, в каждом из которых, по его собственному признанию, Корин старался передать, прежде всего, характер человека.

В 50-е Корин работал над мозаиками для Московского метрополитена. Портреты Александра Невского, Дмитрия Донского, Минина и Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова можно увидеть на станции «Комсомольская» (кольцевая линия), «Орден Победы» — на «Смоленской», «Рабочий» и «Колхозница» — на «Павелецкой», а витражи — на «Новослободской». Витражами художника также оформлены подъезды в высотке на Кудринской площади и залы самого большого продовольственного магазина СССР.

Будучи уже народным художником СССР, Корин получил в 1963 году Ленинскую премию за портреты Сарьяна, Симонова, Кукрыниксов, Гуттузо. В 1965-ом открылась его персональная выставка в Нью-Йорке. А в 66-м, несмотря на все регалии, среди которых к тому времени были членство в Академии художеств СССР и Сталинская премия, выступил против реабилитации Сталина и подписал письмо Брежневу 25 деятелей культуры и науки.

Павел Корин умер 50 лет назад — 22 ноября 1967 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Реквием. Русь уходящая

Главная работа Павла Корина, дело 30 лет его жизни — одно из самых грандиозных по своему замыслу полотно —, осталась незавершенной. Художник написал цикл портретов, сделал этюды интерьеров Успенского собора Московского Кремля, подготовил несколько эскизов композиции, но так и не перенес работу на огромный холст размером более 40 квадратных метров, превышающий по размерам «Явление Христа народу» Александра Иванова.

Идея картины возникла у Корина после того, как он стал свидетелем церемонии прощания с патриархом Тихоном в Донском монастыре в марте 1925 года. Главными героями масштабной работы должны были стать реальные участники — митрополиты, архиепископы, игумены, схимницы, нищие, слепые, монахи и монахини. «Мне трудно Вам объяснить, почему я писал это, но все-таки я скажу, что трагедия моих персонажей была моей бедой. Я не смотрел на них со стороны, я жил с ними, и сердце мое обливалось кровью», — из писем Корина Черкасскому.

Среди этюдов, представленных в экспозиции, — «Нищий», двойной портрет иеромонаха Пимена и епископа Антонина, «Отец и сын» (Чураковы), «Молодой монах» (преподобномученик Федор Богоявленский), «Схиигумения Фамарь», «Протодиакон М.К. Холмогоров».

Исторический триптих Александр Невский

«Меня иногда спрашивают, почему я заковал в стальные латы своего Александра Невского. Конечно, я мог бы одеть его в бархатные штанишки и сафьяновые сапожки. Но такой не вышиб бы Биргера из седла», — говорил Корин о главном герое своего триптиха, каждая часть которого имеет свое название: «Северная баллада», «Александр Невский», «Старинный сказ».

Кольчугу, латы и шлем Александра Невсокого художник писал в Историческом музее, где советовался со специалистами. Для боковых картин триптиха позировали натурщики.

Портрет Горького

«Горького писали многие художники. Очень хорош его портрет, написанный Валентином Серовым. Там Горький — романтик. У меня — совсем другое. Я хотел написать автора «Матери» и «Клима Самгина», — из воспоминаний Корина.

Работая над портретом, художник устраивал совместные прогулки, во время которых наблюдал своего героя: «Он шел, опираясь на палку, сутулясь, его угловатые плечи высоко поднимались, над высоким лбом дыбились седеющие волосы; он шел, глубоко задумавшись».

Портрет М. Сарьяна

«Дух в человеке — главное. Первым, кто раскрыл в искусстве всю мощь духа человека, был Микеланджело. И мне, в меру моих возможностей, хочется воспевать человеческий дух. Поэтому я ищу в жизни людей, в которых сильно духовное содержание, и пишу их. ...То, в чем я не вижу величия духа, меня увлечь не может», — из воспоминаний Корина.

Кукрыниксы

«В 1956 году я задумал написать портрет моих друзей, прекрасных художников — М.В. Куприянова, П.Н. Крылова, Н.А. Соколова — и объединить их во всемирно известном художнике, художнике мощной политической сатиры «Кукрыниксы». Их сатира-плакаты во время Великой Отечественной войны разили врага не хуже наших «Катюш», и по сие время они в политической сатире стоят на передовой линии. Писал я этот портрет довольно долго, на протяжении двух лет. ...Портрет был трудный: мне надо было передать внутреннюю духовную осанку каждого из них и объединить в одной мощной, предельно выразительной и острой осанке художника «Кукрыниксы», при этом избежать намека на шарж, в портрете он недопустим. Много труда положил я на этот портрет, много, много труда», — из воспоминаний Корина.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть