Пенсионный советник

Спектакли на сцене, улице и в тюрьме

Итоги театрального сезона – 2017

,
slippedisc.com

Иммерсивные спектакли в особняках и грузовиках, интеллектуальные драмеди Константина Богомолова, антиутопии о тотальном контроле и кафкианские процессы над театральными продюсерами — «Газета.ru» вспоминает главные театральные события и явления этого сезона.

Понятие театрального сезона стало весьма условно: пока большие репертуарные дома отпускают артистов в отпуска и на киносъемки, на сцену выходят небольшие театральные компании, а независимые театры так и вовсе не останавливают работу. Прошедший театральный год был богат на новые спектакли и события, и, пока не начался новый, «Газета.Ru» постаралась выделить основные его вехи.

Театр начинается с порога...

«Черный русский» blackrussianshow.ru
«Черный русский»

Спектакли-бродилки, спектакли-квесты — сезон начался с постановок молодых режиссеров в модных жанрах. Самые нашумевшие — «Черный русский» Максима Диденко по пушкинскому «Дубровскому» и «Вернувшиеся» по пьесе Генрика Ибсена «Привидения». Над второй работала большая команда — американские постановщики Виктор Карина, Мия Занетти, российский продюсер Вячеслав Дусмухаметов и хореограф Мигель («Танцы на ТНТ»).

Реклама

Московские таинственные особняки XIX века с проработанным до мелочей интерьером, характерный запах в каждой комнате помогает раскрыть историю дома, маски позволяют меньше видеть и больше чувствовать (а в «Черном русском» еще и определяют сюжетную линию, по которой будет следовать гость), дистанция по отношению к актерам отсутствует — ради такого погружения в атмосферу спектакля зрители готовы в течение трех часов ходить толпой за героями, а с некоторыми запираться в комнатах наедине. В «Вернувшихся» они могут прикоснуться к украшениям фру Алвинг, к ее платью и даже попытаться отговорить от самоубийства.

В «Черном русском» — помянуть за одним столом с актерами Дубровского-старшего или покормить пельменями Шабашкина во время трапезных забав Троекурова.

Иммерсивное шоу «Вернувшиеся» показали в рамках фестиваля «NET – Новый европейский театр». В программу смотра также была включена еще одна интересная «бродилка» — питерские «Разговоры беженцев», первая российская постановка этой пьесы Бертольда Брехта. В течение двух часов зрители с помощью наушников подслушивают желчный диалог двух немецких беженцев времен Второй мировой войны на вокзале, сидя в зале ожидания или следуя за героями в толпе. Для фестиваля в Москве режиссер Константин Учитель местом действия выбрал Ленинградский. Постановка стала номинантом фестиваля «Золотая маска» этого года в конкурсе «Эксперимент».

...или с кабины

«Remote Moscow» Remote-moscow.ru
«Remote Moscow»

Другое измерение этого модного жанра предложил Федор Елютин — московский импресарио (так себя предпочитает он называть вместо пахнущего поточным производством слова «продюсер»), который показывает российской столице иммерсивные спектакли малого формата.

Два года назад он привез в Москву «Remote Moscow» — спектакль немецко-швейцарской группы Rimini Protokoll, в котором сценой и натурой становится город, а сюжетом — перемещение по нему.

Теперь он лицензировал для Москвы «Cargo Moscow» — другой спектакль инновативной немецкой группы. В нем зрительным залом становится кабина фуры с зеркальными стенами (прохожим зрителей не видно), а пьесой — правдивые истории дальнобойщиков, ведущих фуру по улицам и промзонам московской Капотни и граничащего с ней подмосковного Дзержинска. Кроме того, есть у импресарио еще три спектакля камерного формата — «On», а также «Smile off», где зрителю завязывают глаза и дают реальность в ощущениях, и «Твоя игра» — спектакль на одного человека в лабиринте.

Театроведы отмечают, что новый вид частного театра пусть и не обещает театру золотых гор, но уже привел и в буквальном смысле вовлек в него новую публику — ту, что раньше сторонилась больших репертуарных театров, а больше зрелища ценит собственный опыт переживания.

Урожай сезона

«Русский роман» goldenmask.ru
«Русский роман»

В больших репертуарных театрах тоже не скучно. И главным героем среди них в нынешнем сезоне стал Театр им. Вл. Маяковского, в котором с 2011 года правит молодой худрук Миндаугас Карбаускис. В нынешнем году премия «Золотая маска» принесла Маяковке восемь номинаций и победу в трех основных (при их полном отсутствии на предыдущем фестивале), все — за «Русский роман» в постановке Карбаускиса. В категории «Спектакль большой формы» Карбаускис выиграл у руководителя петербургского БДТ имени Товстоногова Андрея Могучего: питерская «Гроза» была отмечена в этой же номинации. «Маску» в новой категории «Работа драматурга» взял Марюс Ивашкявичус, написавший для Маяковки пьесу «Русский роман». В ней он соединил события из биографии Льва Толстого с жизнью персонажей «Анны Карениной», показал взаимоотношения писателя с супругой Софьей Андреевной.

Ее сыграла Евгения Симонова, получившая за эту работу приз за «лучшую женскую роль».

В этом сезоне Карбаускис уверенно догонял другого обожаемого московской (и не только) театральной публикой литовца — руководителя Театра имени Вахтангова Римаса Туминаса. Но в отличие от него брал не погружением в античность («Царь Эдип» в Театре Вахтангова и Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко), а рассказом о такой незнакомой для русской сцены жизни литовских мигрантов: спектакль «Изгнание» — третий дуэт с драматургом Ивашкявичюсом.

Драконы Богомолова

Актеры Александр Булатов, Ульяна Глушкова, Игорь Верник и Кирилл Власов (слева направо) в сцене из... Михаил Джапаридзе/ТАСС
Актеры Александр Булатов, Ульяна Глушкова, Игорь Верник и Кирилл Власов (слева направо) в сцене из спектакля «Дракон» режиссера К. Богомолова в МХТ имени Чехова

В этом году громкий режиссер Константин Богомолов удивлял сдержанностью: зрители уже привыкли к тому, что каждая его работа живого места не оставляет классическим текстам, служащим литературной основой («Идеальный муж» по Оскару Уальду, «Князь» по «Идиоту» Достоевского, «Дракон» по Шварцу). А режиссер вдруг берет и ставит пьесы Вуди Аллена — причем сразу две за сезон, с большим вниманием к первоисточнику и совсем без эпатажа. Спектакль по пьесе ироничного американского драматурга и кинорежиссера «350 Сентрал-парк Вест, New York, NY 10025» — камерная история о проблемах двух типичных буржуазных семей Манхэттена, где уход мужа из одной провоцирует всех героев лгать, хитрить, чтобы доказать свою значимость и правоту. Мужчина в роли 20-летней любовницы — все, что здесь осталось от богомоловского радикализма.

«Мужья и жены» — постановка по фильму Аллена, который тот снял четверть века назад и считал своей лучшей работой.

Снова никакого скандала, а простой рассказ о любви, изменах, расставаниях, возвращениях и бессмысленности всяких перемен, который поставлен уже для большой сцены МХТ. И снова выбором мужчины на шпильках в роли дьявола-искусителя Богомолов намекает: он не передумал спорить с традиционным театром, но видит, где нужны другие акценты.

Оба спектакля поставлены в распространенном для кино жанре «драмеди»: действие быстро перетекает из комедии в драму и наоборот. В интервью режиссер не раз признавался, что испытывает особую любовь к иронии, легкости, чувственности и небрежности интеллектуальных комедий Аллена. Играть интеллектом — вот та сложная задача, которую в этом сезоне Константин Богомолов ставит перед артистами русской психологической школы.

Впрочем, на другой чаше весов в этом году — упомянутый выше «Дракон» и «Преступление и наказание».

В первом помимо пьес Евгения Шварца («Дракон» и «Голый король») Богомолов соединил «Пять вечеров» Володина, советский фильм «Летят журавли», стихи Константина Симонова для спектакля не о конкретной стране и власти, а обо всем современном обществе, где, по мнению режиссера, «времена дракона честнее, чем времена без него». Его «Преступление» российская публика не увидит: эту постановку режиссер сделал для итальянского театра «Сторки». У него роман Достоевского не о Петербурге позапрошлого века, а о межрасовых конфликтах современной Европы: Раскольников, его сестра и мать в прочтении Богомолова — темнокожие.

Королева наций

«Аудиенция» Глеба Панфилова с Инной Чуриковой Театр Наций
«Аудиенция» Глеба Панфилова с Инной Чуриковой

В течение года Театр Наций привлекал зрителей работами режиссеров с нестандартным подходом: «Заводной апельсин» перформера и режиссера Филиппа Григоряна через Google Translate (он также успел выпустить «Тартюф» — дебют в Электротеатре Станиславский), музыкальный «Цирк» Максима Диденко с Ингеборгой Дапкунайте — на этот раз в роли женственной Марион Диксон (а не князя Мышкина, как в их позапрошлогоднем «Идиоте»). Театр собирал полный зал спектаклями номинантов «Маски-2017»: «Иванов» Тимофея Кулябина (автора нашумевшего новосибирского «Тангейзера» и чеховских «Трех сестер», сыгранных на языке жестов), и «Грозагроза» Евгения Марчелли — лучшего постановщика театральной провинции, худрука старейшего в России Ярославского театра драмы имени Волкова.

Особым событием стала «Аудиенция» Глеба Панфилова с Инной Чуриковой в роли королевы Елизаветы II, премьера конца сезона.

Прославленный кино- и театральный режиссер поставил на свою супругу пьесу британца Питера Моргана о природе власти, постановку которой сделали в лондонском театре «Гилгуд». На протяжении 65 лет Елизавета II регулярно дает частную аудиенцию премьер-министру страны, пьеса пытается реконструировать эти встречи в промежутке от Черчилля до Кэмерона.

Для российской сцены Морган дописал диалоги королевы с премьерами о Гагарине, Горбачеве, Путине и ее встречу с Терезой Мэй, которую мы увидим только осенью.

Точная копия той самой комнаты для аудиенции вплоть до обивки мебели, дорогие одежда и драгоценности с невероятным историческим правдоподобием ради всего пары минут сцены коронации (ее, кстати, нет в британском аналоге) — в этой нарочитой помпезности королева Елизавета в исполнении Чуриковой (впрочем, как и Хелен Миррен, исполняющая роль Елизаветы в постановке «Гилгуда») раскрывается не как символ монархии, а как женщина, у которой тоже свои слабости, свой непростой характер и которая для премьеров не только слушатель, но и друг.

Актеры в роли актеров

Владимир Этуш в «Бенефисе» Театра имени Вахтангова vakhtangov.ru
Владимир Этуш в «Бенефисе» Театра имени Вахтангова

«Бенефис» Владимира Этуша — подарок ветерану Великой Отечественной войны и легенде вахтанговской сцены в честь 95-летия. Владимир Иванов поставил пьесу Надежды Птушкиной «Пока она умирала» как спектакль в спектакле: из бывшего актера, а ныне простого дежурного пожарного сцены, герой Этуша превращается в пожилую даму, которую в этот вечер оказалось некому сыграть.

Пару минут назад дремавший у пожарного щита Александр Петрович быстро входит в образ — и наивная старушка на пороге вечности уже хитро манипулирует одинокой дочерью, требует от нее особого почтения и исполнения своих желаний.

Актриса Джудит Блисс в исполнении другого юбиляра сезона — Веры Алентовой — в спектакле «Апельсины & лимоны» (режиссером стал Евгений Писарев, худрук Театра имени Пушкина), напротив, проведя год без сцены, не может избавиться от привычки, похожей на болезнь: каждый вечер, как по расписанию, ей нужно смешить зрителей или вызывать у них слезы. Нехватка страстей в жизни вне театра заставляет ее воспринимать бытовые ситуации как трагедии или фарс, разыгрывать их на лужайке загородного дома, а членов и друзей ее семьи — подыгрывать, закрывая глаза на притворство.

Пьесу «Сенная лихорадка», по которой поставлен спектакль, английский драматург и актер Ноэл Коуард написал около века назад.

Это пьеса о патологической потребности бывших актеров ежедневно что-то играть, страдать, о том, что, вопреки любым сопротивлениям, их все время неосознанно тянет к театру, разными способами. Писарев увидел в этой истории еще и четкое разделение артистов на профессионалов и обывателей.

Польская драма

Сцена из спектакля «Ивонна, принцесса Бургундская» Мария Зайвый/Театр Наций
Сцена из спектакля «Ивонна, принцесса Бургундская»

Для Евгения Писарева этот год прошел успешно: его первый актерский курс в Школе-студии МХАТ завоевал Гран-при на фестивале «Твой шанс» со спектаклем «Безотцовщина» по пьесе 18-летнего Чехова. Его новый проект — экспериментальная «Режиссерская лаборатория» — пополнил репертуар филиала Театра Пушкина непривычной для этой сцены постановкой.

«Гардения» молодого режиссера Семена Серзина — спектакль по пьесе Эльжбеты Хованец. Четыре женщины на кухне — прабабушка, бабушка, мать и дочь, беременная, скорее всего, тоже девочкой — отражение жизни Польши разных времен начиная со Второй мировой войны. Эта лаконичная работа — соединение камерного документального театра (в прологе актрисы перед микрофоном рассказывают историю своей жизни) и очарования характеров четырех совершенно разных женщин; несмотря на родство, они не понимают друг друга, но при этом каждая из них надеется прожить жизнь лучше своей матери.

Вообще, польская драматургия в этом сезоне популярна в русском театре.

Отдельным вниманием и зрителей, и критики пользовалась «Ивонна, принцесса Бургундская» Витольда Гомбровича, уже не раз ставившаяся в России. Именно ее выбрал для дебюта на российской сцене знаменитый польский постановщик Гжегож Яжина. Робкая девушка Ивонна попадает в некую условную королевскую семью и, неспособная притворяться и приспосабливаться, рушит ее устоявшийся быт. Премьера спектакля Театра Наций состоялась в рамках фестиваля «TERRITORIЯ», ищущего и даже продюсирующего экспериментальные постановки. Интересно, что в «Ивонне» Яжины нет закрепленного музыкального сопровождения и фоновой проекции, они зависят только от движений актеров, на которые реагируют датчики, — потому каждый раз спектакль звучит и выглядит по-разному.

Нехватка демократии

Спектакль «День опричника» по романам Владимира Сорокина в «Ленкоме» Артем Геодакян/ТАСС
Спектакль «День опричника» по романам Владимира Сорокина в «Ленкоме»

Тема тоталитарного государства в этом году волновала не только молодых режиссеров. В главной премьере 90-го сезона Ленкома — «День опричника» — художественный руководитель театра Марк Захаров переосмыслил роль некоторых исторических личностей (Иван Грозный, Малюта Скуратов) в постановке по романам Владимира Сорокина («День опричника» и «Теллурия»). Один рабочий день из жизни Андрея Комяги в отделенном от всего мира государстве Русь-2137, где восстановлено самодержавие, процветают ксенофобия и репрессии, —

у автора фильма «Убить дракона» получилась жесткая сатира об эгоизме власти и последствиях любви граждан к своим тиранам.

Спектакль об исторических личностях, но уже в реальных обстоятельствах в этом сезоне поставил другой легендарный худрук — Алексей Бородин. «Демократия» в РАМТе по одноименной пьесе Майкла Фрейна — рассказ о взаимоотношениях людей в разделенной Германии времен «холодной войны» в жанре шпионского детектива. В центре повествования Вилли Брандт — первый канцлер ФРГ без нацистского прошлого, и его референт Гюнтер Гийом -— шпион «Штази», тайной полиции ГДР. После его разоблачения Брандт с позором лишился своего поста, а Гийом сел в тюрьму. На первый взгляд, это история зависимости людей от политики: служащие противостоящим странам, они оказались необходимы друг другу.

Жизнь как драматург, следствие как режиссер

Бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский Евгения Новоженина/РИА «Новости»
Бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский

Однако самый впечатляющий спектакль под конец сезона разыграла, кажется, сама жизнь. Его первый акт состоялся 23 мая, когда домой к худруку «Гоголь-центра» Кириллу Серебренникову, директору РАМТа Софье Апфельбаум, а также в их рабочие кабинеты пришли с обысками. Основанием стало «дело «Седьмой студии» — некоммерческой театральной компании, ставшей творческим предшественницей (и базой для формирования коллектива) нового Театра имени Гоголя; следствие утверждает, что с 2011 по 2014 год там были похищены деньги, выделенные Минкультуры по распоряжению правительства на развитие проекта «Платформа». В тот же день задержали бывших ответственных работников «Седьмой» — директора Юрия Итина и главбуха Нину Масляеву. Через месяц под арестом оказался и экс-генпродюсер Алексей Малобродский — его арест вызвал бурю возмущения и требование справедливого разбирательства в театральной среде. Адвокаты утверждали, что его арест был и вовсе незаконным —

суд якобы отправил его в СИЗО до возбуждения уголовного дела. За Серебренниковым закрепили статус свидетеля.

Вторым актом стал перенос балета «Нуреев» в Большом театре, режиссером которого выступил как раз Серебренников. По словам гендиректора ГАБТа Владимира Урина, причиной стала неготовность именно хореографической части, которой занимался Юрий Посохов, а с попаданием Серебренникова в хронику происшествий это никак не связано. Однако убедить в этом театральную общественность у руководства Большого, кажется, не очень получилось.