Пенсионный советник

«Мумий Тролль» спел на юбилее революции

«Мумий Тролль» отметил 20-летие альбома «Морская» концертом

__is_photorep_included10601771: 1

29 марта группа «Мумий Тролль» дала первый из двух концертов, запланированных к 20-летию альбома «Морская». В 1997 году эта запись стала не только трамплином для группы, но и началом настоящей революции в российской поп- и рок-музыке.

В 1997 году в российской поп-музыке что-то очень серьезно изменилось. Пока одни пытались определить живость русского рока 80-х, а другие пытались разглядеть в новых группах с севера («Сплин») и юга России («Маша и Медведи») новых звезд русского рока, этими самыми новыми звездами в одночасье стали очень странные люди с самого Дальнего Востока.

Вокалист группы с диковинным названием пел мяукающим голосом казавшиеся не очень связными тексты про маньяка и кота, музыка для привычного к русскому року уха звучала незатейливо и легко. Как они оказались в эфире? Очень просто: их продюсер Леонид Бурлаков скупил по дешевке партию компакт-кассет и раздал на рынке около ДК Горбунова в Филях 1000 записей с тремя песнями.

«Понравилась песня? Закажи на радио!» — гласила вложенная листовка, содержавшая также телефоны программных дирекций основных московских радиостанций.

Спустя некоторое время команда, уже зарегистрировавшая поднявшийся вокруг себя ажиотаж, на собственные средства продюсера отправилась в Лондон записывать альбом под названием «Морская».

А через 20 лет вышла на сцену «Крокус Сити Холла» в ранге группы-суперзвезды, успех которой, кажется, с тех пор никто не смог повторить.

Старт концерту дала трехмерная видеопроекция — анимационный портовый кран опустил на пол морской контейнер с надписью «Морская». Его створки раскрылись, и в лучах света на сцену из него вышли уже вполне настоящие музыканты во главе с Ильей Лагутенко.

Первой песней из числа прозвучавших стал «Воспитанник упавшей звезды» с альбома «Шамора», написанного до «Морской», но изданного после, — ранние произведения группа отважилась выпускать уже на волне успеха. На концерте будет много качественного видеоарта — на два боковых экрана выведут пропущенную через видеоэффекты проекцию происходящего на сцене, а по центру установят круглый экран для трехмерного видеомаппинга.

Принцип построения репертуара нынешнего Илья Лагутенко не выдал даже в интервью «Газете.Ru» –

с каждого альбома, вышедшего после «Морской», группа взяла по две песни и расположила их в произвольном порядке.

Использовав круглую дату как повод появиться на публике (а делает это практически прекративший концертную деятельность «Мумий Тролль» теперь нечасто — один-два сольных концерта в год плюс пара появлений на городских фестивалях вроде Park Live),

команда изгнала всякую ностальгию из самого концерта. Никаких воспоминаний со сцены о благословенных минувших днях, никаких хроникальных кадров и специальных гостей —

только современный видеоарт и качественное ревю из написанных за 20 лет песен.

А вспомнить было что — в попытках проанализировать феномен того, как метросексуальные хипстеры (интересовавшиеся погодой и красивыми девушками больше, чем судьбой страны) вытеснили с пьедестала и хит-парадов русского рока бородатых и брутальных рокеров 80-х, заходили в тупик не только музыкальные критики, но и серьезные культурологи. Вот одна из версий:

«Мумий Троллю» и его «Морской» удалось переключить молодежь 90-х, искавших в утомленной катаклизмами стране приметы нормальной жизни, на совершенно неведомые доселе эмоции и установки — гедонизм и нежность.

И с тех пор, кажется, никто из их коллег не предложил более убедительной чувственно-эстетической программы. Тогдашним школьникам «МТ» предложил танец вместо бунта — и поэтому на нынешние концерты они пришли уже со своими детьми, которых, точно по тексту песни, они «делали точно».

А мог бы легко предложить бунт —

в качестве видеоряда к песне «Владивосток 2000», которую Илья Лагутенко предварил «глубочайшим тихоокеанским приветом», легко представить себе кадры подросткового протеста в Москве: «уходим, уходим, уходим, наступят времена почище».

Но все-таки предложил танец — этот боевик без паузы перешел в песню «Медведица», вот уже много лет остающуюся хитом московских дискотек.

Была лишь одна примета, которая выдавала, что лет группе много и празднуемый альбом ее аудитория заучила целиком, — это хоровое пение большинства хитов. В ситуации, когда можно полностью положиться на зрителя и даже не подглядывать в планшет, установленный около микрофона на специальной стойке, любой исполнитель почувствует себя ветераном.

Хорошо это или плохо, но теперь любой концерт «Мумий Тролля» превращается в смесь театра с караоке — интерактивное коллективное переживание того облака эмоций и ассоциаций, которое прикипело к этим песням за 20 лет.