Пенсионный советник

«Театр — это люди, с ними ничего сделать нельзя»

Директор «Театра.doc» Елена Гремина о судьбе театра

Иван Акимов 29.05.2015, 08:44
Елена Гремина, драматург, сценарист, руководитель «Театр.dос» Артем Житенев/РИА «Новости»
Елена Гремина, драматург, сценарист, руководитель «Театр.dос»

Директор «Театра.doc» Елена Гремина — о новом выселении театра, его причинах и о том, что запланированные премьеры все же состоятся.

Московский «Театр.doc» снова лишился помещения: арендодатель досрочно расторг договор, и теперь театру предписано до 1 августа выселиться из здания на Спартаковской улице, которое он занимал с января 2015 года. В 2014-м «Театр.doc» также внезапно лишился помещения в Трехпрудном переулке, в котором он работал со своего основания: тогда договор расторг столичный департамент имущества. 30 декабря прошлого года, пока театр еще занимал подвал на Трехпрудном, из-за сообщения о заложенном в помещении взрывном устройстве был прерван показ украинского документального фильма «Сильнее, чем оружие», посвященного событиям на «майдане». В мае 2015-го полицейские проверяли спектакль «Болотное дело», построенный на монологах родственников осужденных после беспорядков 6 мая 2012 года на Болотной площади; затем была череда проверок от различных контролирующих служб. «Театр.doc» был создан Михаилом Угаровым в 2002 году, заметную долю репертуара составляют постановки (в том числе и документальные), зачастую имеющие острое политическое или социальное звучание. В числе таковых — «Час восемнадцать» о смерти аудитора Сергея Магнитского, фантасмагория «Берлуспутин» по пьесе нобелевского лауреата Дарио Фо.

Директор «Театра.doc» Елена Гремина рассказала «Газете.Ru» о том, что произошло сегодня в театре, о том, на чью поддержку она рассчитывает, и о том, что будет с театром дальше.

— Как получилось, что вас снова выселяют?

— Мы в конце прошлого года заключили договор субаренды, исправно платили, все было благополучно. Однако 28 мая наши арендодатели внезапно получили распоряжение от своей головной организации расторгнуть с нами договор. Они могут сделать без объяснения причин. Что, собственно, и произошло.

— У вас были нормальные отношения с вашими арендодателями?

— Абсолютно. Мы обсуждали благоустройство дворика, покраску (которую провели недавно), вывоз твердых бытовых отходов: во время недавней проверки от нас потребовали заключения договоров с операторами такого вывоза.

— Вы связываете это с проверками полиции и МЧС, которые сопутствовали премьере спектакля «Болотное дело»?

— Я ничего не связываю, честно говоря. Я просто вижу определенную цепочку событий. Первая — премьера «Болотного дела», полиция на генеральной репетиции, проверки МЧС и противопожарной службы. Вторая — я получаю повестку в прокуратуру как директор «Театра.doc», в этот же день с театром расторгают договор аренды.

— Как по-вашему, что реально происходит за кулисами?

— Я не могу это знать. Я просто вижу, что люди как-то… «подсели» на преследование нашего маленького театрика. Это глупость. Театр — это не помещение, из которого организацию можно выгнать за то, что она неправильно вывозит твердые бытовые отходы. Отсутствие помещения — это просто неудобство, но театр из-за этого не закроется. Но театр — это люди, с ними ничего сделать нельзя.

— Будете обращаться в Министерство культуры или Союз театральных деятелей за помощью?

— Мы будем рассчитывать на себя, на наших зрителей и друзей, которых много и поддержка от которых велика. А не на институции.

— У вас были какие-то репертуарные планы на август?

— У нас запланированы пять премьер. И они обязательно выйдут.

— Насколько быстро театр сможет найти другое помещение?

— Трудно загадывать. Другое дело, что сейчас кризис и предложение на рынке аренды недвижимости сильно опережает спрос. Поэтому арендовать помещение, конечно, стало легче, возможностей стало больше.