Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Куда уходят настоящие мальчишки

В прокате подростковая антиутопия «Бегущий в лабиринте»

Егор Москвитин 22.09.2014, 09:14
__is_photorep_included6230845: 1

В прокате «Бегущий в лабиринте» – бодрая и подвижная антиутопия по мотивам «Повелителя мух» Уильяма Голдинга, на минувшей неделе занявшая первое место в американском прокате.

Подземный лифт выплевывает спящего юношу (Дилан О'Брайен из сериала «Волчонок» на MTV) на опушку леса, окруженного со всех сторон гигантским лабиринтом. Племя в меру одичалых подростков (без единой девушки, зато с Жойеном Ридом из «Игры престолов») вводит героя в курс дела:

лабиринт каждую ночь меняется и охраняется биомеханическими монстрами, поэтому шансов выбраться нет. А лифт работает в одну сторону и ровно раз в месяц поднимает очередного ничего не помнящего и не понимающего новичка.

В племени никто никого не обижает, но нравы царят спартанские: каждый занят делом, а все решения принимает чернокожий старожил. Герой оказывается слишком любопытным, чтобы подчиниться консервативной системе, и невольно начинает ее разрушать. За всем этим наблюдают ученые под руководством таинственной женщины (Патрисия Аркетт).

В былые годы главным двигателем молодежных боевиков был старый-добрый бунт против отцов, но

в подростковых антиутопиях последнего времени отчего-то все ярче вырисовывается образ материнской угрозы.

Мэрил Стрип в «Посвященном», Кейт Уинслет в «Дивергенте», Джулианна Мур в «Голодных играх», теперь вот Патрисия Аркетт. Можно было бы объяснить это креном в сторону девчачьей аудитории, но тот же «Посвященный» — существо бесполое, а

«Бегущий в лабиринте» – фильм подчеркнуто мальчишеский.

Романтической линии здесь нет, разговоры о чувствах сведены к минимуму, единственная девушка не вызывает у мужского коллектива ни малейшего влечения, и даже мускулами никто не играет. Вместо этого герои заняты ровно тем, что полагается подросткам: борьбой, беготней, оспариванием иерархий и разгадкой тайн. В итоге на фоне всех подростковых саг и антиутопий последних лет «Бегущий в лабиринте» кажется самым бодрым и подтянутым фильмом. А лязгающие металлом монстры, вызывающие клаустрофобию спецэффекты и подвижная камера делают его еще и напряженным.

Это в чистом виде конструкторское кино, базирующееся, по всей видимости, на такой же книжной трилогии.

На нижнем уровне античные сюжеты: Тесей и Минотавр, Одиссей и Циклоп, извечный Эдип. Чуть выше — классика гуманистической литературы «Повелитель мух»: в фильме даже есть свой Хрюша. И надстройкой – все, что доказало свою коммерческую состоятельность в XXI веке: телешоу «Остаться в живых» и сериал LOST, «Королевская битва» и «Голодные игры».

Вся эта генная инженерия, пришедшая в Голливуде на смену рассказыванию историй, отлично работает, пока зрителю нужны мгновенные удовольствия: страх перед опасностью, любование выдуманным миром, нетерпение узнать, что ждет за новым поворотом. Причем поворотом в прямом смысле – лабиринт же. Но, когда суетливые герои останавливаются, чтобы отдышаться и сделать что-нибудь человечное – пожертвовать собой ради друга, взбунтоваться против деспота, покаяться за ошибку, –

выясняется, что рассказчики не способны на психологизм, а история-конструктор просто не может быть содержательной. И прыткий «Бегущий в лабиринте» полностью вылетает из головы – вплоть до сиквела, вероятно.

Толковая фантастика вроде «Голодных игр» и «Дивергента», вырвавшая молодежь из «Сумерек», из-за «Бегущего в лабиринте» рискует: коллективный бренд умных антиутопий на этой неделе несколько померк.