Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тайны монакского двора

67-й Каннский кинофестиваль открылся показом фильма «Принцесса Монако» с Николь Кидман в роли Грейс Келли

Владимир Лященко (Канны) 15.05.2014, 10:34
__is_photorep_included6033765: 1

67-й Каннский кинофестиваль открылся показом фильма «Принцесса Монако» с Николь Кидман в роли Грейс Келли — звезды американского кино, которая променяла экранную сказку на натурального принца.

Сама церемемония открытия Канн была краткой и традиционно для этого фестиваля аскетичной. Пройдя по «красной дорожке» (см. фоторепортаж Газеты.Ru), гости фестиваля собрались в зале Дворца фестивалей. Ведущий коротко представил каждого из членов жюри - в этом году, среди прочих, фильмы судят актеры Гаэль Гарсия Берналь, Кароль Буке и Уиллем Дефо, режиссеры София Коппола, Николас Виндинг Рефн и Цзя Чжанке. Затем на экране — это тоже традиция — показали фрагменты из фильмов председателя жюри - новозеладского режиссера и писательницы Джейн Кемпион.

Фильмом открытия Каннского кинофестиваля стала картина Оливье Даана «Принцесса Монако», в котором Николь Кидман сыграла актрису Грейс Келли в тот момент, когда она, будучи замужем за князем Монако, спасла карликовое государство от военного вторжения Франции. Представляя картину, ведущий — актер Ламбер Вильсон — пригласил Кидман на сцену и станцевал с ней короткий, из нескольких па, вальс.

«Принцесса Монако» начинается с титра, сообщающего, что все дальнейшее есть вымысел сценариста и режиссера, лишь основанный на реальной истории. «Бууу!», — раздалось утром в зале по окончании предварительного утреннего просмотра. Был и свист. Не то чтобы единодушный или громогласный, скорее протокольный, как и ответные хлопки.

Недовольна фильмом и семья Гримальди, правителей княжества Монако с 1297 года — говорят, князь Альберт, сын героев картины княгини Грейс и князя Ренье III, был разгневан отказом продюсеров от внесения изменений в сценарий. В официальном заявлении королевского Дома Гримальди еще неснятая лента была названа «исторически неточной» и «безосновательно огламуренной».

В Канны — в первый раз за многие годы — никто из семьи Гримальди не приехал.

Жители Монако, если верить новостным репортажам французских телеканалов, с правителями солидарны. Искажение истории, пустые фантазии, очернение образа Ренье III — традиционный набор упреков. В принципе, уже первые 15 минут объясняют, за что фильм невзлюбили монегаски. Начинается картина с визита в княжество Альфреда Хичкока (Роджер Эштон Клиффордс). Грейс Келли (Николь Кидман), в прошлом звезда многих его фильмов, а ныне жена князя Монако Ренье III (Тим Рот), встречает режиссера и друга с покрасневшими глазами — она явно несчастна, редко видит мужа и находится под постоянным давлением и контролем со стороны ревностных хранителей придворных этикета, протокола и ритуалов.

Хичкок предлагает Келли роль в фильме «Марни» — Келли не дает ответа, но вцепляется в сценарий.

Шансов получить согласие мужа на возвращение в Голливуд и так немного, а тут еще и политический кризис на дворе. Франция воюет в Алжире и страшно недовольна тем, что крошечное государство под боком регистрирует на своей территории французские компании, освобождая те от налогового бремени. Де Голль через своих посланников требует платить дань, но

то сама Грейс наговорит представителям злого соседа гадостей про устаревший колониализм и европейские грехи от фашизма до коммунизма, то ее муж ударит переговорщика по лицу в ответ на нелестные слова об американской актрисе.

Впрочем, для князя эта вспышка — первое проявление характера, в остальное время он политически корректен, чего требует и от Грейс. Она же проявляет американское свободолюбие и выступает за открытость и честность. Получается кино про то, как американка учит лицемерную старую аристократию основам демократических ценностей. Она хочет отремонтировать больницу и сделать приют для детей, а местные леди из Красного Креста думают только о торжественном бале.

В какие-то моменты князь и вовсе может показаться слабаком, который вымещает на жене неуверенность в себе и неспособность противостоять мощному соседу. У французов, кстати, поводов невзлюбить фильм еще больше.

Франция, которая устраивает княжеству блокаду и грозит вооруженным вторжением и силовым присоединением непокорного Монако, выглядит здесь не краше любой другой империи, нависающей над чем-нибудь, что можно прихватить.

Экранный де Голль поминает Хрущева в телефонном разговоре с экранным Ренье III и грозит вбомбить Монако в средневековье. И тут восходит звезда княгини Грейс, спасительницы и защитницы.

Была бы «Принцесса Монако» политическим триллером, было бы обо что копья ломать.

Беда в том, что недлинный фильм умудряется разом быть и тоскливой мелодрамой про красные глаза и слезы измученной Грейс, и пародией на шпионский триллер про тайны монакского двора, и политической агиткой про борьбу за все хорошее против всего плохого.

Интересными оказываются только те куски, которые похожи на похождения Розовой пантеры. Таких здесь немного. Гораздо меньше, чем крупных планов готового утонуть в слезах лица героини.

Кстати, продюсеры картины братья Вайнштейны тоже недовольны. Настолько, что разругались с режиссером и перемонтировали «Принцессу Монако» для американского проката. Впрочем, веры в то, что их версия окажется лучше той, что показали в Каннах, нет.