Пенсионный советник

Вместе завсегда

В прокате «План побега» — боевик со Сталлоне и Шварценеггером

Егор Москвитин 17.10.2013, 14:03
__is_photorep_included5711917: 1

В прокате «План побега» — неплохой боевик со Сталлоне и Шварценеггером, который не делает ставки на ностальгию, но в котором явно не стоило превращать героев в напарников.

Специалист по проверке безопасности тюрем Рэй Бреслин (Сильвестр Сталлоне) проводит свой аудит по Станиславскому. Попадает в камеру, следит за охранниками, дерется с заключенными и планирует побеги — с самодельными гаджетами, бунтами, взрывами и всем прочим. В перерывах между отсидками герой пишет научные труды и красуется перед коллегами (Фифти Сент, Эми Райан, Винсент Д'Онофрио). Очередное задание приводит его в неправительственную экспериментальную тюрьму для самых опасных преступников на свете, которая находится то ли под землей, то ли в космосе, то ли в Антарктиде. Руководят заведением манерный мистер Хоббс (Джеймс Кэвизел, Иисус из «Страстей Христовых») и бешеный начальник охраны (Винни Джонс из фильмов Гая Риччи).

Их поведение быстро наводит Бреслина на мысль, что он здесь не по работе, а в западне.

А еще к герою, сидящему в этот раз под псевдонимом Портос, начинает трогательно, но чересчур навязчиво приставать заключенный Роттмайер (Арнольд Шварценеггер). Приходится взять его с собой.

Сорвав кассу в составе ансамбля «Неудержимых-2» и неубедительно выступив поодиночке в «Неудержимом» и «Возвращении героя»,

Сталлоне и Шварценеггер рассудили, что ветеранам в этом жестоком мире лучше держаться вместе.

Проблема в том, что сценарии, где два ключевых актера одного поколения играют напарников, ни к чему хорошему тоже обычно не приводят. Фильмы, где звезды по разные стороны баррикад: «Гангстер» с Вашингтоном и Кроу, «Отступники» с Деймоном и Ди Каприо, «Схватка», — это всегда хорошо. Фильмы, где они заодно, — это чаще всего катастрофа. Пример — «Право на убийство» с Робертом Де Ниро и Аль Пачино.

Звезды одной величины могут существовать либо в конфликте, либо в комедийном ансамбле — как великие француженки в «Восьми женщинах», Дастин Хоффман и тот же Де Ниро в, извините, «Факерах», Уокен, Пачино и Аркин в «Реальных парнях» и Уолберг и Вашингтон в «Двух стволах». Режиссер «Плана побега» Микаэль Хофстрём, автор «Зла», «Цены измены», «1408» и «Обряда» вынужден с этим считаться.

Но поделать с собой ничего не может – серьезнее Хофстрема в Голливуде разве что Кристофер Нолан и Дарен Аранофски.

Поэтому герои здесь шутят сквозь зубы, против логики фильма. У Австрийского Дуба самые дурацкие реплики за всю карьеру: «Почему ты молчишь?», «Поговори со мной», «Пожми мне руку» — так и до поцелуев недолго. Сталлоне, как обычно, трогательно ворчит. Пару раз проскакивают меткий мат, отправляющий зрительский зал в нокдаун. Фифти Сент в роли IT-гения в очках тоже старается как может.

Шварценеггер, чтобы отвлечь охрану, устраивает в карцере невероятный моноспектакль в духе то ли Горлума, то ли Петра Мамонова из «Царя».

Зато дерутся герои в полную силу. Сталлоне чуть ли не дословно повторяет лучший бой Шварценеггера из «Коммандо». Сам Шварценеггер, добравшись до пулемета, стреляет с такой страстью, что сразу видно:

все годы на губернаторском посту он очень переживал, что старые друзья не зовут его играть в войнушку.

Одну за другой фильм возносит молитвы мужеству, воле и преданности, причем делает это устами третьего мушкетера, который, неожиданно, мусульманин.

Но самое интересное: «План побега» делает ставку вовсе не на ностальгию. В этом просто нет смысла.

Для части прежних зрителей встречи со Слаем и Арни превратились во что-то вроде неловких ужинов с надоевшей родней; у молодежи и вовсе свои герои.

Поэтому фильм рассчитывает на промежуточную аудиторию — тех, кто любит хитроумные аферы вроде «Одиннадцати друзей Оушена» и «Оружейного барона». Местная тюрьма устроена так, что в ней могли бы заблудиться герои «Иллюзии обмана». Заговорщики постоянно обсуждают астрономию и термодинамику. В финале все переворачивается с ног на голову, и, пожалуйста, не притворяйтесь, что раскусили интригу раньше, чем захотел сценарист. Этот двухчасовой фильм не назовешь ни скучным, ни глупым, ни мягкотелым. Он веселый, умный и жесткий. А еще очень странный.