Пенсионный советник

«Мы не высмеиваем фильмы, мы их очень любим»

Сценарист и актер Саймон Пегг рассказал «Газете.Ru» о работе над фильмом «Армагеддец» и своих планах на будущее

Заира Озова 16.10.2013, 14:29
__is_photorep_included5708849: 1

Исполнитель одной из главных ролей в фильме «Армагеддец» и соавтор сценария Саймон Пегг рассказал «Газете.Ru» о том, кто делал трюки в этой картине, какие у ее создателей были источники вдохновения и может ли трилогия, в которую также входят ленты «Зомби по имени Шон» и «Типа крутые легавые», получить продолжение.

— Саймон, что лично для тебя было самым трудным в работе над фильмом?

— Мы снимали его зимой, приходилось работать допоздна, погода была совсем какой-то безрадостной. Мы написали сценарий, который требовал от нас невозможного. И хотя у нас был довольно щедрый бюджет, все равно было очень сложно уложиться в отведенные нам время и деньги. К тому же нам самим приходилось выполнять свои трюки, участвовать в драках, бегать по улицам и, разумеется, прыгать через заборы (этот трюк в том или ином виде повторяется во всех фильмах трилогии. — «Газета.Ru»). Приходилось вовсю работать телом, что называется. Подготовка к «Стартреку» пошла мне на пользу — я привел себя в хорошую физическую форму, и это оказалось очень кстати при съемках «Армагеддеца».

— А зачем вам понадобилось самим выполнять трюки? На дублеров денег не хватило?

— (смеется) Ну, они обычно недорогие, мы на свои страховки больше потратили. Просто когда ты прибегаешь к услугам дублера, ты не можешь показывать лицо актера, а значит, все происходящее на экране воспринимается уже не на столь личном уровне. Поэтому нам пришлось много тренироваться и ставить драки, чтобы мы в них выглядели как можно менее нелепо. Наши дублеры были только счастливы — им же меньше работы!

— Вы с Эдгаром, будучи законченными гиками, не обошлись без цитат и отсылок. Какие фильмы вам послужили источником вдохновения для «Армагеддеца»?

— Мы со временем становимся все более деликатными в этом вопросе. В «Зомби по имени Шон» парафраз содержится уже в названии («Shaun of the Dead» отсылает на «Dawn of the Dead», «Рассвет мертвецов». — «Газета.Ru»). В «Типа крутых легавых» герой Ника Фроста просто перечисляет те фильмы, которые нас вдохновили, под соусом того, что он советует их моему персонажу. И мы на самом деле посмотрели их все, готовясь к «Легавым», потому что хотели в совершенстве постичь все штампы полицейских боевиков. Так вот, таких прямых, «лобовых» отсылок в «Армагеддеце» нет.

Мы не хотели, чтобы это было такое же упражнение в остроумии, как и предыдущие две части трилогии.

А то мы что-то уже утомились от того, что на нас вешают ярлык «пародистов». Мы не высмеиваем фильмы, мы их очень любим! Поэтому в рамках подготовки к «Армагеддецу» мы посмотрели только два фильма: мюзикл с Джином Келли «Всегда хорошая погода» и «Большое разочарование» Лоуренса Каздана — оба они рассказывают о том, как группа друзей снова встречается много лет спустя. Вот, собственно, и все. Никакой научной фантастики. У нас тут нет ни одной цитаты из классических сай-фай-фильмов.

— А как же «Вторжение похитителей тел»? И это только самое очевидно, что приходит в голову.

— Ну хорошо, не обошлось без этого, но это лишь потому, что диспозиция в фильме во многом напоминает ту, что была во «Вторжении…». Тем более что мы с Эдгаром оба фанаты версии Филипа Кауфмана 1978 года с Дональдом Сазерлендом, да и оригинальный фильм 1956 года с Кевином Маккарти тоже любим. Но мы не сознательно выстраивали перекличку с этой историей, хотя как фанаты невольно использовали ее ДНК в нашем фильме. Также стоит заметить, что мы в какой-то мере вдохновлялись лучшими образцами литературной социальной фантастики, произведениями Джона Уиндема и Олдоса Хаксли. Но опять же, это все делалось на подсознательном уровне. Мы устали от постмодернистских игрищ.

— Если вы с Эдгаром и Ником когда-нибудь снимете еще один фильм, есть ли шанс, что «Трилогия Корнетто» превратится в тетралогию?

— Мы просто хотели снять серию тематических фильмов: действие каждого из них происходит в Англии, но при этом все сделаны в типично американских жанрах. Но если зомби-фильм и полицейский экшен были вполне традиционными в этом плане, то теперь у нас получилась социальная фантастика, а это не самый распространенный жанр. Более того, «Армагеддец» из них всех получился самым британским, ведь речь тут идет о чтимой нашими соотечественниками паб-культуре. Помимо мороженого «Корнетто» и прыжков через заборы есть еще несколько других факторов, которые связывают все три фильма: борьба индивидуального с коллективным, исследование тем мужской дружбы и взросления. Следующий наш фильм может быть снят где угодно, мы теперь не привязаны к Британии. Можем поехать в Америку и задействовать совершенно других актеров, а то, наверное, всем уже надоели одни и те же лица в наших картинах. Проще говоря, данные фильмы легко объединить в трилогию, следующий же, я более чем уверен, будет в этом ряду заметно выделяться. Для начала ему совсем не обязательно быть комедией.

— Ну, до этого еще жить и жить. Зато совсем скоро, уже в феврале, мы тебя увидим в еще одной комедии — «Гектор и поиски счастья». Что тебя так привлекло в этом проекте?

— У «Гектора» прекрасный сценарий, который захватывает с самого начала, — а такие не очень часто попадают в руки. К тому же я большой фанат режиссера Питера Челсома аж с начала 90-х, со времен его фильма «Услышь мою песню». И когда я узнал, что он поставит «Гектора», я сразу же загорелся этой идей. Мы встретились с Питером в Лос-Анджелесе, быстро нашли общий язык, ну и пошло-поехало. Да и вообще, кто откажется от фильма, съемки которого проходят то в Южной Африке, то в Китае? Приятно покататься по миру за счет студии (смеется).

— А работать с Розамундой Пайк в двух фильмах подряд («Армагеддец» и «Гектор». — «Газета.Ru») тебе тоже приятно?

— О, я обожаю Розамунду, она отличная актриса и дивный человек. Знаете, есть такие актеры, которые искренне ведутся на эту назойливую селебрити-шумиху вокруг них и тут же начинают верить в свою исключительность. Но этого не происходит с самыми лучшими. Розамунда очень спокойно воспринимает себя и свою славу: мол, ну подумаешь, побыла немного девушкой Бонда, женой Брюса Уиллиса, подругой Тома Круза и Андромедой, делов-то. Нам удалось выработать некое взаимодействие, экранную химию в «Армагеддеце», которую мы потом успешно перенесли на «Гектора». Если в первом фильме я за ней вовсю ухлестываю, а она остается непреклонна, то во втором мы уже играем полноценную пару живущих вместе людей. Боюсь представить, куда нас эта эволюция отношений заведет в следующем совместном проекте (смеется).