Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Поймай меня, если хочешь

В прокате «Добро пожаловать в капкан» Эрена Криви

Полина Рыжова 22.04.2013, 10:13
__is_photorep_included5271021: 1

В прокат вышел «Добро пожаловать в капкан» Эрена Криви — фильм о контрабанде оружия, обаятельных преступниках и о том, как научиться искусству быть посторонним, когда работаешь в полиции.

Молодой полицейский с беспокойным взглядом и рыжей бородкой Макс Левински (Джеймс Макэвой) самозабвенно преследует особо опасного вора. Настолько самозабвенно, что в итоге оказывается под дулом его пистолета. Вор Джейкоб Стернбуд (Марк Стронг), двухметровый красавец в элегантном костюме, дерзкого полицейского не убивает, но милостиво отстреливает ему ногу. Спустя три года Левински продолжает работать в полиции, впрочем, без былого огонька. Лениво флиртует со своей коллегой Сарой и мечтает еще раз встретиться со Стернбудом, чтобы тоже что-нибудь ему повредить, благо постоянная боль в ноге часто напоминает ему о прошлой встрече. Для долгожданной встречи находится повод — Стернбуд возвращается в Лондон из своего убежища в Исландии, узнав, что его любимого сына подстрелили.

В своем дебютном фильме «Ловкач» британец Эрен Криви рассказывал о нелегкой жизни торговцев наркотиками на окраине Лондона, и, видимо, серьезные боевики о криминальной жизни британской столицы пришлись ему по душе.

Теперь Криви уделяет внимание ограблению банков, оборотням в погонах и политической конъюнктуре незаконных поставок оружия;

кроме того, режиссер делает ставку на узнаваемые лица — главные роли в «Добро пожаловать в капкан» исполняют Макэвой и Стронг, а продюсером картины стал Ридли Скотт.

Свою захватывающую и складную историю Криви делает практически из ничего — в отличие от того же Скотта: какие-то бородатые парни, контрабанда оружия, парочка любопытных копов. Но, используя знакомые жанровые схемы, режиссер придает происходящему правдивые, почти документальные интонации. Наличие у персонажа коллеги в юбке здесь в кои-то веки не означает никаких сексуальных перспектив, а история про то, что не нужно вмешиваться куда не следует, не превращается в бессмысленное торжество инициативных правдолюбов.

«И как киношка заканчивается?» — ядовито спрашивает Левински у потенциального заключенного, придумавшего себе неправдоподобное алиби, в соответствии с которым во время убийства он сидел с бабушкой и смотрел кино. «Они скачут к ********* закату», — ядовито отвечает потенциальный заключенный. Так вот, в «Добро пожаловать в капкан» нет ни единого заката, все взаправду. Еще по «Ловкачу» с главными героями-наркоторговцами было понятно, что для Криви не принципиально, кто и по какую сторону закона находится. Его, кажется, сильнее всего волнует глубина отношений между меланхоличным вором Стернбудом и прихрамывающим чертыхающимся Левински.

Из стандартного противостояния хорошего копа и плохого преступника и даже из еще более стандартного противостояния плохого копа и хорошего преступника Криви умудряется сотворить невозможное: его герои вылезают из своих заранее продуманных амплуа и начинают создавать настоящий, личный и жизнеспособный конфликт.

Стернбуд здесь — обаятельный молчаливый негодяй со складкой на переносице, свидетельствующей о тонкой душевной организации, а Левински — взрывной максималист-маньяк, использующий словосочетание «твою мать» в качестве мантры. В общем, настоящие отец и сын, тем более своего кровного сына Стернбуд как раз успевает потерять. Этот неожиданно проявляющийся новый смысл отношений между двумя мужиками с огнестрельным оружием придает «Добро пожаловать в капкан» необходимую брутальную сентиментальность.

Ведь терпеливый отец именно так, смиренно, и должен сносить любые грубости своего истеричного сына. В том числе и угрозы отправить «отца» в тюрьму. Лишь изредка стреляя сорванцу в какую-нибудь часть тела, не особенно жизненно важную — чтобы не лез, куда не следует.