Пенсионный советник

Вуди Аллен на пляже

В прокате «All inclusive, или Все включено»

Сергей Синяков 10.06.2011, 12:37
ruskino.ru

В прокат выходит «All inclusive, или Все включено» — не лишенная искрометности комедия про русский отдых в Турции, из которой, по тайным чаяниям написавшего сценарий главреда Maxim, мог бы получиться наш ответ Вуди Аллену, но вышел, как обычно, лирический трэш в манере мастера кооперативного кино Анатолия Эйрамджана.

Обитательницы Рублевки любовно называют коммерческого ветеринара Андрея (Михаил Беспалов) Айболитом. Тогда как их четвероногие питомцы имеют куда больше оснований видеть в нем «ангела смерти», собачьего доктора Менгеле, непонятно за какие прегрешения насланного в виде кары на животный род. Угодившему под трамвайчик зайчику Андрей за спасибо лапы не пришьет. Зато он откачивает жир болонкам, кастрирует кобелей и не видит этических противоречий в идее хирургического превращения песика в котика (эта просьба в устах Маши Малиновской в роли самой себя удивительным образом не кажется слишком абсурдной).

В обустройстве личной жизни герой также не может похвастать разборчивостью, и это выходит ему боком. Рандеву в джакузи с новой пассией (Нонна Гришаева) прерывает ее муж, король ароматизированных сухариков Эдуард Будко (Роман Мадянов). Олигарх сперва натравливает на Андрея собак, а затем (после того как ветеринар волей причудливых обстоятельств оказывается на турецком курорте) наемного убийцу Рудольфа (Эдуард Радзюкевич).

У моря жертва и киллер влюбляются (не друг в друга), распускают нюни и выполнить каждый свою часть обязательств по отношению к Будко оказываются не в состоянии.

Картина стала полнометражным режиссерским дебютом актера Эдуарда Радзюкевича (знакомого зрителю по скетчкому «6 кадров») и сценариста Александра Маленкова, причем участие в проекте главреда неглупого и смешного мужского журнала Maxim выглядело наиболее интригующим. Можно, однако, предположить, что на «Все включено» хождение журналиста в киноиндустрию рискует закончиться. По словам Маленкова, на стадии написания сценария перед его мысленным взором возникали мизантропические комедии в духе Вуди Аллена, но продюсеры и режиссер, снимая кино про особенности русского отдыха в Турции, явно не имели в виду ничего подобного. Чтобы закончить с Алленом: приблизительно так (не по букве, но по духу) мог бы, наверно, выглядеть «Разбирая Гарри», угоди каким-то образом сценарий в руки другого, уже российского классика Анатолия Эйрамджана («Бабник», «Агент в мини-юбке») и окажись в роли интеллигентного невротика Панкратов-Черный, а на месте Джуди Дэвис — Роксана Бабаян.

Авторы новой комедии следуют заветам мэтра кооперативного кино в хозрасчетно-бартерном подходе к техническим моментам съемок.

Как и неказистые морские лайнеры в лентах Эйрамджана (снимавшего быстро, за две недели типового тура), интерьеры пятизвездного отеля были предоставлены в распоряжение группы бесплатно в расчете на потенциальных зрителей-туристов; с учетом того, что картина выходит 600 копиями, а это немало, мера оправданная. То же — и это, конечно, едва ли сознательно — касается и принципов создания сюжетной композиции, одновременно до ужаса хитросплетенной и хлипкой. Хотя на предположении, что дочка олигарха (Марина Александрова) способна на лето податься в курортные аниматоры, вероятно, дрогнула бы рука и у самого Анатолия Николаевича.

При этом следует признать, что на чисто юмористическом уровне «Все включено» через раз, но все-таки срабатывает благодаря поблескивающим там и сям (пусть не жемчугом, но отполированными морем цветными бутылочными стеклышками) афоризмам, обычно производимым редакторами Maxim в товарных количествах: «Я дрочистый изумруд, вот что чудом-то зовут». Исполнители главных ролей, вероятно, не рассматривали «Все включено» как веский повод для артистических свершений, и тем выигрышнее выглядят Гришаева и Федор Добронравов, которые в моменты своих нечастых выходов ядреной энергетикой испепеляют в кадре все живое. Гришаева, как Олег Кулик в своем самом известном перформансе, изображает собаку, высовывая язык, исправно бегая за мячиком и провоцируя почесать ей животик. Тогда как Добронравов, снабженный вислыми усами, бейсболкой «СССР» и линялой майкой «Я — секс-инструктор», предстает в образе архитипического пролетария Петра, почвеннически завтракающего с водкой. Населенный сибиряками турецкий курорт поначалу закономерно представляется столичному гусю Андрею концентрированным русским адом, в котором усатый Петр — главный черт.

Но экранная минута-другая — и вот уже и он играет с пожилыми женщинами в распространенную игру «Со стульями» и пляшет русского под караоке «Хоп, мусорок».

Такими поступками героя, по мысли авторов, иллюстрируется не процесс оскотинивания (вдвойне концептуальный для ветеринара) или припадание к забытым истокам простых удовольствий, к которому располагает расслабленная курортная атмосфера, но, спаси и сохрани, нравственное перерождение, вызванное любовью. Вот это уже совершенно зря — ведь точная в деталях картина имела шансы оказаться не Вуди Алленом, конечно, но хотя бы не спешащими с нравственными оргвыводами «Особенностями национального туризма». Высокие и при этом очень фальшивые отношения в жанрово аскетичный формат «6 кадров» (как хайтековская мойка, двухкамерный холодильник, вытяжка, люстра чешского стекла, тещины соленья, да еще хорошо бы и пальма в кадке, причем все это добро — в малогабаритную шестиметровую кухню) не желают впихиваться ну никак.