Пенсионный советник

«Евровидение» завершилось по-соседски

В Дюссельдорфе состоялся финал «Евровидения»

Ярослав Забалуев 15.05.2011, 10:25
Reuters

«Евровидение» завершилось неожиданной победой Азербайджана и сокрушительным провалом россиянина Алексея Воробьева.

Следующее «Евровидение» пройдет в Азербайджане, и это, пожалуй, самый неожиданный скачок в перемещениях конкурса по континенту за последнее десятилетие — даже переезд на Украину, кажется, не был таким внезапным. Интрига сохранялась до самого конца — специально разработанная система голосования (последовательность стран, их вывод на экран) сохраняла интригу до самого финала: на первое место претендовали итальянец Рафаэль Гаулацци (Италия в этом году вернулась к соревнованиям после 13-летнего бойкотирования конкурса), занявший второе место с 189 баллами, идейный двойник россиянина Алексея Воробьева Эрик Сааде с номером «Popular» (третье место, 185 баллов) и даже украинка Мика Ньютон (159 баллов, четвертое место). Кроме того, по ходу в лидеры вырывались греческий гопак от Лукаса Джоркаса и Стерео Майка под соответствующим названием «Watch My Dance», пожилой представитель Боснии и Герцеговины Дино Мерлин и даже милые российскому сердцу молдаване ZdobSi Zdub.

Азербайджанский дуэт «Элль и Никки» (221 балл), впрочем, держал лидерство большую часть голосования, хотя серьезно ушел в отрыв действительно только ближе к четвертому десятку голосующих (всего их, напомним, 43).

Про голосование стоит сказать отдельно. Как бы ни боролся Европейский вещательный союз с «соседскими» предпочтениями, голосующим он по-прежнему не указ. А значит, как водится, Испания голосует за Италию, и Сан-Марино голосует за Италию, а Армения — за Грузию и т. д. В общем, какими бы нелепыми в других обстоятельствах ни казались разговоры о политизированности конкурса, в данном случае не настроиться на них было невозможно. Исключением из этого правила, кстати, стала Россия. Оглашавший результаты Дима Билан в белой шляпе сообщил, что наибольшее число баллов (8, 10 и 12) получают Греция, Грузия и Азербайджан соответственно.

Если следовать политической логике, то меньше, чем у России, друзей разве что у Швейцарии, занявшей последнее, 25-е место. Алексей Воробьев не получил ни от одной страны высшего балла, и потому у операторов не было даже повода заглянуть в его отсек гринрума, где участники дожидались своей участи.

Вполне возможно, что песню «Get You» действительно уже распевает весь Дюссельдорф, как уверяет продюсер певца Екатерина фон Гечмен-Вальдек, поддерживавшая интерес к подопечному на протяжении всего конкурса. Тем не менее победу Воробьеву не принесла ни песня, ни почти публичное телефонное расставание с Оксаной Акиньшиной, ни даже прилетевший поддержать певца продюсер Red One, ответственный за саунд Леди Гаги. Искать политические причины поражения Воробьева (16-е место, хуже был только Филипп Киркоров в 1995 году), пожалуй, все же не стоит.

Недостало тут скорее яркого номера (сколько Билана ни ругай, но балерину, фигуриста и скрипача помнят до сих пор) и необязательно гениальной, но хотя бы самобытной песни — россиянина действительно легко было спутать со шведом еще и в силу почти идентичной сценографии.

Что же касается победителя, то азербайджанский дуэт взял прежде всего трогательностью. Песню «Running Scared» в череде однообразного довольно электропопа выделить было, прямо скажем, непросто. Но, с другой стороны, большие глаза Никки и общая пасторальность номера (артисты и подтанцовка были одеты в белое) на фоне педалирующих агрессивный имидж поп-артистов (вроде того же Воробьева) и нескольких адептов авторской песни смотрелись крайне выигрышно. Другое дело, что это совершенно не меняет ситуации — немецкое «Евровидение» стало одним из самых строгих и, как следствие, скучных за последние годы. Впрочем, впереди у конкурса освежающий выезд в Азербайджан, и переживать за его судьбу, очевидно, не стоит.