Пенсионный советник

Для мамы мы танцуем и поем

В Москве проходят гастроли израильского танцевального шоу Sheketak

Семен Кваша 24.03.2011, 10:30
Кирилл Лебедев

В Москве проходят гастроли израильской танцевальной труппы Sheketak — спектакль с чечеткой и сковородками в стиле Stomp с конфликтом индивидуальностей за мамино внимание.

На темной сцене стоит экран. На экране показано, как собирается сцена — многоэтажная конструкция из стальных труб. Барабанная дробь — и занавес падает, и ровно эта сцена оказывается на сцене, а несколько смуглых людей начинают танцевать, прыгать, разговаривать на ломаном аглийском языке, понятном восьмилетным детям, гримасничать, бить чечетку, делать хип-хоп и всячески выпендриваться.

Это израильское танцевальное шоу Sheketak, у них несколько дней гастролей в концертном зале гостиницы «Космос». Несколько человек ритмично бьют каблуками, ладонями и барабанными палочками по чему попало, включая себя, показывают видео, играют на синтезаторе, бас-гитаре и ударной установке вживую и заигрывают с залом. Зал в восторге, как водится.

Разумеется, искушенный зритель немедленно вспомнит Stomp — шоу, которое в Москве уже почти прописалось.

Собственно, сочетание современного танца, театральности и сложных ритмов, производимых при помощи ящиков, газет, хлопков и швабр, не может не напомнить Stomp. Все дело в маленьких различиях. И дело даже не в том, что у Sheketak есть живой бэнд и экран-простыня, на котором показывают видеосэмплы и театр теней, когда участники труппы танцуют за ним. И дело не в том, что Stomp демонстрирует целую витрину автомагазина в качестве перкуссионной установки, а у Sheketak всего один рельс с закрепленными на нем сковородками, да и то только в одном номере. И даже не в том, что негры, простите за расизм, танцуют заметно лучше евреев и вообще уровень подготовки танцоров Stomp гораздо выше.

Sheketak, основанный и придуманный 14 лет назад Захи Патишем и Данни Рачомом, гораздо смешнее и живее. Это настоящий театр, в котором уже почти есть сюжет и динамика, а не набор идеальных шумовых танцевальных номеров, как Stomp.

Последний похож на машину, состоящую из равнозначных винтиков. Танцоры Sheketak индивидуальны, у них есть характеры, причем довольно противные, есть конфликт и иерархия. Они играют детей, которым не хватает внимания. Каждый из них пытается танцевать соло, выпихивает другого из круга света, вдруг, якобы вопреки общему замыслу, начинает гнуть свою линию, противопоставлять себя коллективу и привлекать внимание. Это, разумеется, глубоко продуманная ироничная история, но мы же знаем, как все это устроено, границы между постмодернистской иронией и сокровенным высказыванием определяет автор — для собственного удобства и чтобы мама точно заметила. Получается такая как бы драка за стульчик, на который надо влезть, чтобы прочесть стишок, когда в дом приходят гости. До настоящей драки, даже до драки понарошку, дело никогда не доходит — этого мама не одобрит, лучше отвлечь мишпуху, отправить ее бай-бай и влезть «на стульчик» неожиданно и почти тайком.

А в роли мамы выступает публика — хлопающая в ладоши и пускающая слезу умиления.

Ну или хотя бы задерживает время от времени дыхание: работа с белым экраном, на котором вживую танцуют тени артистов Sheketak, поразительна, фокусы и спецэффекты, которые там используются, достойны лучших детских утренников — публика хором выдыхает, когда тень одного из танцоров превращается в мячик и взрывается. Виджейский сет с экраном, на который проецируются уличные сэмплы, и чечеткой тоже никого не оставит равнодушным. И понятно, что Sheketak — это всего лишь шоу, не более того. Принимать эту милую пьеску слишком близко к сердцу — все равно что считать автора детектива убийцей и сексуальным маньяком. Но уж больно убедительно получается.