Счастье перемирия

Итоги кинофестиваля «Кинотавр-2010»

«Кинотавр» раздал всем сестрам по серьгам, наградив половину конкурсантов, а два главных приза получили роуд-муви по суровой отечественной действительности: «Перемирие» Светланы Проскуриной и нашумевшее «Счастье мое» Сергея Лозницы.

Более пяти тысяч гостей. Больше ста показанных фильмов. Пятьсот три журналиста. Цифры, приведенные президентом фестиваля Александром Роднянским на церемонии закрытия, призваны свидетельствовать в пользу того, что «Кинотавр» здоров как бык, несмотря на отсутствие генерального спонсора и стремительно приближающуюся Олимпиаду, затрудняющую фестивальную логистику.

Нынешний «Кинотавр» и вправду получился изобильным: не только в смысле цифр, но и в плане разнообразия фестивальной программы.

Фильмы в конкурсе участвовали настолько разные, что их и сравнивать, казалось бы, нелепо.

Тут и дебютанты вроде Анны Матисон, и такие мэтры, как Месхиев с Проскуриной. И молчаливые артхаусные картины вроде «Другого неба», и зрительские аттракционы типа детектива Шипенко с Фриске. И остросоциальные фильмы – например, «Гастарбайтер» Юсупа Разыкова и наркоманский трип по Камбодже «Золотое сечение». В общем, классический случай, когда выбирать приходится между теплым и мягким. Жюри выкрутилось, приняв соломоново решение раздать всем сестрам по серьгам. Призы «Кинотавра» получила, в общей сложности, половина конкурсантов.

Сначала по традиции вручалась награда Гильдии киноведов и кинокритиков.

Голоса критиков разделились примерно натрое, поэтому премировали они сразу три фильма, но разными по значению призами.

«Спецупоминания» удостоилось «Обратное движение» Андрея Стемпковского - лента о матери, ждущей сына с войны. «Диплом» получило «Другое небо» о гастарбайтере, который приехал в большой город на поиски жены. Ну а главный приз гильдия приберегла для нашумевшей картины «Счастье мое» Сергея Лозницы.

Что касается решения конкурсного жюри, возглавляемого в этом году Кареном Шахназаровым, то награды распределились следующим образом.

Приз за лучший дебют отдали кафкианской истории о хрупкости заведенного порядка жизни, которую легко может разрушить случайное недоразумение, - «Пропавшему без вести» Анны Матисон. Сценарную и музыкальную награду получили уже отмеченные Гильдией кинокритиков «Обратное движение» и «Другое небо». За операторскую работу приз по праву получил самый живописный фильм конкурсной программы - снятое по мотивам рассказов Юрия Коваля «Явление природы» Александра Лунгина и Сергея Осепьяна.

За лучшую мужскую роль приз достался Ивану Добронравову, сыгравшему у Светланы Проскуриной в «Перемирии». Марину Звонареву наградили за исполнение женской роли в «Человеке у окна» Дмитрия Месхиева.

На премьере Месхиев сразу предупредил, что снимал обычное зрительское кино, в котором нет никаких философских глубин. Получилась мелодрама про запутавшихся людей. Запуталась девушка-фотограф: ей кажется, что ее богатый властный жених – не тот, кого она ищет, и потому ее тянет к неудачнику Дронову, которого играет Юрий Стоянов. Дронов тоже запутался: он не состоялся как актер - в театре ему позволяют разве что вынести на сцену поднос, а дома Дронова встречают скандалами, поэтому ему приятно внимание молоденькой красотки. Жена героя (ее-то и играет Звонарева) тоже запуталась - между мужчинами. Впрочем, главный движитель сюжета не лирический, а комедийный. Дронов получает необычное предложение по работе – использовать свой актерский талант, чтобы разводить людей, изображая то злобного милиционера, то сотрудника администрации президента. И тут уже начинается полный «Городок». Разве что Олейникова не хватает.

Но возвратимся к призерам «Кинотавра».

Две основные награды получили «Счастье мое» Сергея Лозницы и «Перемирие» Светланы Проскуриной.

Первая картина – за режиссуру, вторая – как лучший фильм фестиваля. Обе ленты по форме роуд-муви, в которых герой, молодой парень, путешествует по миру, попадая во всяческие неприятности. Оба фильма - про суровую российскую глубинку. Оба - в жанре «про уродов и людей». Оба фиксируют детали нищего провинциального быта. Оба показывают отечество в не самом выгодном свете. «Счастье мое» и «Перемирие» похожи, как двойняшки, но есть в то же время между ними существенное различие.

Из двух равновеликих конкурсантов жюри предпочло Проскурину, хотя фестиваль, едва ли не половина фильмов на котором были дебютами, проходил под знаком молодого кино.

И это объяснимо: «Счастье мое» фильм хмурый и безнадежный, по нему - все мы друг другу звери, а те, в ком еще теплится что-то человеческое, либо озвереют, либо погибнут. «Перемирие» скорее про то, что границы размыты. В одной ситуации ведешь себя как животное, в другой – как человек. Лента Проскуриной обвинений не выносит – это фильм-наблюдение. Мы, люди, вот такие, а уж хорошо это или плохо, вопрос чересчур туманный. И в этих нюансах восприятия, кажется, сосредоточилась разница кинематографических поколений. Можно сказать, что дело в темпераменте. А можно - что умение бесстрастно смотреть со стороны, не скатываясь в бурное порицание (и уж тем более любить окружающую действительность) – это наивысшая мудрость.

Итак, «Кинотавр» закончился, но расслабляться не стоит. В четверг, 17 июня, стартует Московский кинофестиваль. А значит, будет еще больше фильмов – чернушных и разных.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть