Церковь забрала камни

Новодевичий монастырь передан РПЦ

ИТАР-ТАСС
Закончился один из самых громких процессов «десекуляризации» — Новодевичий монастырь передан РПЦ целиком, безвозмездно и бессрочно. Исторический музей съезжает.

Вчерашний день принес одну новость, которая вызвала двойственные чувства, — патриарх Московский и всея Руси Кирилл и руководитель Федерального агентства по управлению государственным имуществом (Росимущество) Юрий Петров подписали договор о передаче архитектурного ансамбля Новодевичьего монастыря в безвозмездное и бессрочное пользование Московской епархии.

Пользование, пусть даже «безвозмездное и бессрочное», слава Богу, не собственность. Но благодарить за это надо не российские власти, а ЮНЕСКО, который в 2004 году включил архитектурный ансамбль «Новодевичий монастырь» в свой список культурного наследия.

Впрочем, и государство заслуживает доброго слова — ведь именно по федеральному закону памятники ЮНЕСКО составляют исключительную собственность Российской Федерации.

Патриарх выразил благодарность российскому государству. «Это историческое событие — восстановление справедливости без каких-либо потрясений, как для церкви, так и для мира культуры», — сказал патриарх Кирилл. «Наконец-то дождались этого знаменательного события», --ответил на это Юрий Петров.

Что же такого знаменательного в этом событии? Нет, не возвращение «исторической справедливости», о которой в данном случае можно говорить только с иронией.

Что-то другое.

Новодевичий монастырь основан в стародавние времена, в 1524 году. На протяжении четырех веков он был одним из самых больших и богатых в Российской империи. А вот его современная история началась после Октябрьской революции. В 1922 году монастырь был закрыт, и вместо него был организован Музей раскрепощенной женщины.

Музей мог бы и не состояться, если бы не первый директор Елизавета Кропоткина. Ей удалось сохранить большую часть церковных ценностей и организовать экспозицию, благодаря которой музей был переименован в Историко-бытовой и художественный, а с 1934 года он стал филиалом Государственного исторического музея.

В музейную коллекцию вошла богатейшая ризница монастыря и историко-архитектурный ансамбль XVI--XVII веков. Некоторые экспонаты поступили в фонды музея из закрытых церквей и монастырей Москвы через Государственный музейный фонд.

Всего в музее сейчас примерно 12 тысяч предметов уникальной культурной ценности.

Среди них — коллекции древнерусской живописи, тканей XVI--XX вв., изделий из драгоценных металлов и камней, документы монастырского архива, библиотеки рукописных и старопечатных книг. Иконы для храмов Новодевичьего монастыря писали Симон Ушаков, Федор Зубов, Василий Пахомов и другие мастера Оружейной палаты. Особую художественную ценность имеет икона «Иоанн Предтеча» XV века.

И вот вчера случилось знаменательное событие, о котором с облегчением поведал нам глава Росимущества.

Музеи пытались выселить из помещений и раньше. Но еще ни разу в новейшей истории бездомным не становился филиал главного музея страны. Потому что зданиями и другой недвижимостью теперь будет владеть РПЦ, а вот «движимое имущество» остается музейным. Нет, не думайте, иконы церкви тоже нужны, просто их никто не отдает. Пока.

Предположительно, экспозиция останется на территории монастыря и дальше, что позволит многочисленным туристам наслаждаться реликвиями, а реставраторам продолжать своё нелегкое дело, чтобы сохранить наследие прошлого.

Но история возвращения РПЦ в Новодевичий монастырь подсказывает, что взаимоотношения новых владельцев и музейщиков будут весьма непростыми.

Вопреки досужему мнению, церковь вернулась в Новодевичий вовсе не в новые времена, и возвращение это было медленным, но неуклонным. Успенский храм монастыря начал вновь использоваться для богослужений с 1945 года. В 1964 года монастырь стал резиденцией митрополитов Крутицких и Коломенских. В 1982 г. в западной части трапезной устроен крестильный храм.

Подлинное возвращение, правда, состоялось все-таки после распада СССР – в 1994 году женский монастырь был учрежден заново. Монахини с момента возвращения не переставали жаловаться, что живут и работают под прицелом фотокамер туристов и бок о бок с реставраторами Исторического музея, правда, их жалобы не находили отклика у тех, кто мог бы принять решение.

Но вода камень точит.

И вот теперь филиал ГИМа должен переехать в производственные корпуса на Измайловском острове, с использованием музейных ценностей, которые останутся на старом месте, все по-прежнему очень непонятно – этот вопрос будет регламентироваться иными документами, еще не принятыми.

Кто следующий? Ведь Министерство культуры готовит два законопроекта, один из которых касается как раз передачи религиозным организациям имущества, которое ранее находилось в их собственности, но было национализировано. Сотрудники музеев считают, что после воплощения этой задумки в жизнь музейному фонду России может быть нанесен значительный ущерб.