Замордовали, демоны!

В прокат выходит «Паранормальное явление»

Вадим Нестеров 02.11.2009, 17:47
Каро-Прокат

В прокат выходит главный кинохит года — «Паранормальное явление», трехкопеечное хоум-видео, обернувшееся многомиллионной прибылью.

История создания фильма «Паранормальное явление» – главный сейчас источник пересудов в околокиношных кругах, и не осталось, кажется, никого, кому она не была бы известна. С другой стороны, это самое интересное в этой истории, поэтому мы вам в очередной раз расскажем про перебравшегося из Израиля в Штаты комьютерщика Орена Пели, однажды задумавшего снять фильм ужасов. Он перестроил под съемки собственный дом, нанял за 500 баксов двух безработных актеров, потратил неделю на съемки – на большее денег не было. Как и сценария, впрочем. У Пели был только сюжет, который всю эту неделю перегоняли в фильм методом импровизации. Потом был долгий монтаж, затем он долго рассылал во все концы DVD с рефреном: «Дяденька, посмотрите, пожалуйста…» Потом даже пристроил фильм на парочку фестивалей, но его все равно никто не купил.

Затем о фильме пронюхали большие дяди из Dreamworks и выкупили его у режиссера вместе с правами на ремейк за $300 тыc.

Показывать его в кинотеатрах никто, впрочем, и не собирался: студию интересовали в первую очередь съемки ремейка на этот сюжет. Для консультации ленту показали Спилбергу, чем едва не довели старика до деревянного макинтоша. По легенде, во время просмотра фильма в доме хлопнула дверь, да столь успешно хлопнула, что доставали мэтра с помощью вызванного слесаря.

Сам же Спилберг после просмотра перепугался настолько, что диск вернул замотанным в мешок для мусора – чтобы не дай бог не коснуться – и заявил, что ничего страшнее в жизни не видел.

После этого картину все-таки пустили в ограниченный прокат парой десятков экранов, но с первых же показов зрители выдали ленте такой сарафан, что билеты раскупили чуть не на неделю вперед. После этого оставалось только шустро ковать железо: продюсеры вкладывали миллион за миллионом в маркетинговое продвижение, прокатчики увеличивали и увеличивали количество кинотеатров, пока наконец на прошлой неделе фильм не возглавил национальный бокс-офис. История эта еще не закончилась, но на сегодняшний день «Паранормальное явление», чье производство обошлось не то в $11, не то в $15 тысяч, только в США и Канаде уже заработало $84,7, но – миллионов. Сегодня все кинодеятели с большим интересом наблюдают, отберет ли «Паранормал» титул самого доходного фильма всех времен у «Ведьмы из Блэр».

А вот чувства Пели, получившего за свое детище одну третью процента, думается, интересом не ограничиваются.

Это что касается событий вокруг фильма. С самим фильмом сложнее: как и в практически всех снятых за три копейки историях, там по большому счету нет ни сюжета, ни характеров, ни вопросов, ни ответов. Голый саспенс с прикрученной завязкой, которая примерно следующая.

В одном хорошем доме с бассейном живет хорошая семья – молодой трейдер с подругой-студенткой. И все бы хорошо, но Кэти (Кэти Физерстон) кажется, что в доме кроме них обитает еще нечто — странное и страшное. Мика (Мика Слот) тут же загорается идеей ударить достижениями науки и техники по бабушкиным суевериям и покупает современную видеокамеру, запуская ее в режиме ночной съемки каждую ночь в собственной спальне. Приглашенный специалист по призракам предупреждает клиентов, что в доме у них окопался не призрак даже, а демон, и настоятельно рекомендует завязывать с самодеятельностью и обратиться с экзорцисту. Но Мика одержим желанием добыть сенсационный материал и останавливаться не собирается.

Добыча сенсаций с каждой ночью идет все лучше и лучше, а вот жизнь становится все хуже и хуже.

Саспенс и впрямь нагнетается очень умело и с изрядным вдохновением. Стилизованный под домашнее видео, фильм прекрасно обошелся не то что без выпущенных кишок – практически без крови: не считать же членовредительством синяк повыше копчика. Никаких грубых средств, чистая техника. Мастерски расчесывая давно зарубцевавшиеся вроде бы детские страхи о Буке в шкафу и Бабайке за шторой, Орен Пели запугивает до смерти самым страшным страхом. Он давит на само интимное, запускает своих бесов в самое что ни на есть личное пространство – в спальню. В сердце твоей крепости, в самый что ни на есть глубокий тыл, в последний завиток раковины улитки. Мысль о том, что ты уязвим и с этой стороны, действительно, э-э-э… беспокоит. Посильнее Гондураса.

Именно поэтому увековеченные трейлером американцы так орали на показах. Именно поэтому, думается, начавшийся на этой неделе российский прокат будет не столь же успешным.

Ибо успех фильма Пели целиком держится на триаде успеха, когда-то сформулированной братьями Стругацкими – «чудо--тайна--достоверность».

А вот с последней составляющей могут быть проблемы. Американца фильм пугает в первую очередь потому, что все происходит в доме, донельзя похожем на его собственный. У наших же зрителей место действия вызывает скорее этнографический интерес, а с точки зрения узнаваемости немногим отличается от кабины космического корабля.

Да и с тайной не все слава богу. Может, конечно, американцы и не в курсе, а нам о том, что демоны прекрасно ладят с современной техникой, известно со времен «Иван Васильевич меняет профессию». Но если серьезно – мастерству, куражу и свежести подхода «Паранормального явления» нельзя не отдать должное, но все равно на выходе из зала почему-то вспоминается о том, сколь важно в демонологии не переступать за когда-то проведенную границу.