Слушать новости

«Лучше строить музей, чем пивную»

Состоялась пресс-конференция по вопросам строительства будущего государственного музея современного искусства

Инициаторы строительства будущего государственного музея современного искусства попробовали на пресс-конференции расшифровать, что стоит за этим решением и к чему оно должно привести.

Художественная общественность была недавно заинтригована сообщениями информагентств о том, что в Москве должен возникнуть музей современного искусства федерального значения. Решение коллегии Министерства культуры подразумевало строительство означенного музея в составе и на территории ГЦСИ (Государственного центра современного искусства), расположенного по Зоологической улице. Поскольку в лаконичных сводках не содержалось особых подробностей, интерес к объявленной пресс-конференции по этому вопросу был предсказуемым.

Выяснилось впрочем, что конкретными фактами и цифрами главные действующие лица пока не располагают.

Перед собравшимися в ГЦСИ журналистами озвучивались в основном тезисы общего порядка – о том, как плохо существовать без такого музея и как славно станет, когда он, наконец, появится. Эйфорию инициаторов проекта (речь о директоре ГЦСИ Михаиле Миндлине и худруке этой организации Леониде Бажанове) попытался немного развеять замминистра культуры Павел Хорошилов, заявивший буквально следующее: «Лучше строить музеи, чем пивные, это понятно. Но в данном случае стоит подумать еще и о готовности нашего общества принять и воспринять музей современного искусства». Иначе говоря, представитель Минкульта не до конца уверен в том, что затея пройдет «на ура» и будет поддержана всеми слоями населения.

Тем не менее решение принято, так что отступать некуда.

Господам Миндлину и Бажанову, похоже, претила сама мысль о каком-либо отступлении. На экране было продемонстрировано уже существующее предпроектное предложение от группы архитекторов во главе с Михаилом Хазановым. Этот трехмерный эскиз предусматривает строительство во дворе ГЦСИ масштабного билдинга неординарной конфигурации. По прикидкам проектировщиков, общая площадь будущего музея могла бы составить 25 тысяч квадратных метров. Правда, совершенно не факт, что к реализации будет принято именно это предложение и именно в таком виде. По правилам полагается еще сформулировать новое технического задание и провести архитектурный конкурс. Ни о точных сроках, ни о конкретных суммах говорить пока никто не берется. В устах Михаила Миндлина гипотетический сценарий звучал так: если к концу 2011 года завершить все проектные работы и получить необходимые согласования, то в следующем году можно было бы приступить к строительству, завершения которого следовало бы ожидать в 2015 году. Все это при условии бесперебойного финансирования из госбюджета и отлаженного партнерства с бизнесом, чье участие в проекте названо весьма желательным.

По самым грубым прикидкам, общая смета составит порядка 3 миллиардов рублей, но этот прогноз пока не подкреплен ни одним документом.

Именно по причине того, что обсуждаемый проект находится сегодня на стадии протокола о намерениях, участники пресс-конференции старались обходить конкретные вопросы и постоянно возвращались к концепции нового музея. Прообразом для него избран парижский Центр Помпиду, впрочем должен быть учтен опыт и других европейских институций. Специально оговаривалось, что будущий федеральный музей не собирается конкурировать ни с Московским музеем современного искусства (директор последнего Василий Церетели с готовностью заявил о поддержке нового заведения), ни с коллекциями Третьяковской галереи и Русского музея.

Главным своим отличием от всех упомянутых учреждений отцы-основатели «музея нового типа» называют стремление собирать не только отечественное, но и заграничное искусство.

Причем акцент будет сделан на произведениях недавнего времени – условно говоря, в случае с российскими авторами, предпочтение отдадут работам постсоветского периода. В ГЦСИ уже имеется коллекция современного искусства, насчитывающая около 2,5 тысяч единиц хранения. Для будущего амбициозного музея этого явно недостаточно (особенно в части западного контемпорари арта), так что, помимо денег на строительство, Минкульту придется изыскать средства и на закупку экспонатов.

Вопросов у присутствующих на пресс-конференции было больше, чем ответов. В какой-то момент, когда отдельные формулировки стали озвучиваться по третьему разу, родилось ощущение, что информация исчерпана. По сути, главным на сегодня является то обстоятельство, с которого все и закрутилось. Решение коллегии Минкульта означает, что строительство будущего музея включено в государственный план и таким образом может претендовать на статью бюджетных расходов. Рано или поздно музей построят. Когда, чьими силами, по какому проекту и за какие деньги – лучше пока не спрашивать.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть