Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Я больше не чувствую себя одиноким»

Интервью с Жаном Мишелем Жарром

jarre.net
Знаменитый композитор и музыкант Жан Мишель Жарр рассказал «Парку культуры» о вновь открытых им винтажных синтезаторах, любви к Юрию Гагарину и пообещал новые рекорды.

В Россию вновь приедет Жан Мишель Жарр. Прошлые его московские гастроли запомнились потрясающим лазерным шоу и рекордным количеством зрителей. На этот раз музыкант везет в столицу программу переизданного классического альбома «Oxygene», которую представит не на открытой площадке, как обычно, а в камерной обстановке. В преддверии российских гастролей корреспондент «Парка культуры» побеседовал с музыкантом.

— Какой смысл был для вас в перезаписи «Oxygene»? Вы как-то по-новому увидели свою музыку, или это просто коммерческий ход? В чем существенная разница между той записью, сделанной больше 30 лет назад, и нынешней?

— Когда я записывал «Oxygene» в 1976, у меня, на самом деле, было очень мало технических средств. Фактически, я записал весь альбом на кухне парижской квартиры, которую снимал в то время, превратив ее на время в свою домашнюю студию. Тридцать лет, прошедшие между двумя редакциями альбома, я сочинял и продюсировал, исследовал возможности новых музыкальных инструментов и постепенно построил великолепную студию с отличным оборудованием, благодаря которому я могу создавать музыку, не ограничивая себя в средствах. В какой-то момент среди этих инструментов я раскопал старые аналоговые синтезаторы, на которых я играл в молодости, и будто заново открыл уникальный звук этих инструментов. Это напомнило мне, что я всегда обещал себе в один прекрасный день перезаписать мои старые шедевры и дать им столько пространства и такое музыкальное измерение, которого они заслуживают. Так случилось с юбилейным изданием «Oxygene», причем в самый подходящий момент. Я решил перезаписать все нота за нотой на тех же, сегодня уже винтажных инструментах настолько близко к оригиналу, насколько это вообще возможно, используя при этом лучшие достижения технологии звукозаписи. Эти синтезаторы находились у истоков современной электронной музыки, они очень редкие, можно сказать, древние. На них иногда довольно сложно играть, но не в моем случае. Я опытный музыкант, и иногда мне хочется вернуться к истокам, не забывать о том, какой была музыка до наступления эры, когда каждый может писать музыку на компьютере.

Ну и, наконец, я сопроводил всю музыку, все представление трехмерными инсталляциями, чтобы люди поняли, насколько футуристичны были эти инструменты.

Единственное отличие новой версии альбома это прекрасное качество звука.

Я приложил все усилия, чтобы добиться такого звука, о котором всегда мечтал. Содержание, конечно, осталось тем же, и сегодня оно актуально как никогда. Общество, масс-медиа, политика не стали больше заботиться об окружающей среде, чем раньше, экологические проблемы остались теми же. Можно сказать, что «Oxygene» опередил свое время…

— В Москве и Петербурге вы собираетесь исполнить все шесть композиций из оригинального альбома живьем…

— Да, конечно! В этом состоит концепция моего нынешнего тура – впервые сыграть весь альбом живьем на винтажных инструментах той эпохи. Кроме того, я дополнил репертуар этого тура несколькими треками с альбома «Oxygene 7-13» в несколько иных аранжировках.

— Я читал, что нынешний тур специально предназначен для сравнительно небольших помещений, а не для открытых площадок, на которых вы обычно выступаете. Чем вызвано такое решение?

— Прежде всего надо сказать, что концепция этого тура не была спланирована. Когда пришло время презентовать новую версию альбома, я хотел поделиться этим волшебством в интимной обстановке. Тогда я дал несколько концертов в Театре Мариньи в Париже в декабре 2007… Они имели огромный успех, и я получил множество просьб повторить представления на очень престижных площадках в больших городах по всему миру – в Роял Альберт Холле в Лондоне, в Каррэ в Амстердаме, в Цирке в Стокгольме… Как я мог отказать! Для меня это удивительный опыт, впервые за свою карьеру я играю очень близко к зрителю, в классической обстановке, делюсь своей музыкой в интимной атмосфере.

Сейчас у меня есть несколько концертных проектов, над которыми я работаю.

Все они связаны с форматом опен-эйра, с которым меня обычно связывают. Подобные особенные концерты, конечно, продолжат существовать.

Я очень люблю гастролировать, но такой формат для меня – большая перемена и возможность встречать новых зрителей каждый вечер, по многу раз за неделю. Я концертирую уже много лет, но только теперь понимаю, почему другие музыканты дают концерты так часто.

Кстати, сейчас, в туре, я сочиняю новый материал и обязательно вернусь в Россию с концертами в том или ином формате.

— Кстати, многие музыканты исключили Россию из расписаний своих туров из-за событий в Южной Осетии. Как вы относитесь к такой реакции своих коллег?

— Политика и развлечения это две очень разные вещи, которые не должны пересекаться…

— Сейчас, рассмотрев своих фанатов поближе, что вы можете о них сказать? Кто эти люди? Как они изменились за долгие годы вашей карьеры?

— Я благодарю своих фанатов за многолетнюю поддержку. Я чувствую огромную отдачу и очень рад видеть, что они собирают на своих сайтах информацию обо мне и моих представлениях. Иногда я даже пользуюсь их страничками, чтобы что-то вспомнить или узнать.

Я действительно горжусь ими.

Так прекрасно видеть близко публику на моих последних концертах. Ты видишь людей разных поколений. Я счастлив, что ко мне приходят молодые ребята и говорят, что слушают «Oxygene» с детства и никогда не надеялись услышать его живьем.

Приятно, что новая электронная сцена и ее поклонники считают меня пионером в некоторых стилях на этом поле. Когда много лет назад я начинал сочинять эту музыку, я был одинок в окружении диско и хеви-метала. Сегодня электронная музыка развивается быстрее, чем когда-либо, и я не чувствую себя таким одиноким.

Ваша карьера состоит из череды мировых рекордов. Есть ли у вас планы поставить еще один, сделать что-то совсем необычное?

Следующий год объявлен ООН годом астрономии, и в ЮНЕСКО попросили меня в честь этого стать специальным послом в течение 2009 года. Цель в том, чтобы рассказать о современном развитии астрономии, стимулировать новые открытия, связи с обществом и культурой, заинтересовать молодежь. В качестве посла я в честь года астрономии собираюсь сыграть в следующем году у вас в России в Звездном городке!

Вы, кстати, в курсе, что песню «Hey Gagarin» я посвятил Юрию Гагарину?

Я люблю вашу страну, на мое прошлое московское шоу в 1997 пришли 3,5 миллиона человек, это был мировой рекорд.

Я думаю, мы еще сможем вместе его побить!

— А какая современная музыка сегодня вас привлекает? Какие жанры кажутся перспективными, что вы слушаете дома или в машине?

— Я люблю все жанры, у меня нет предрассудков! Сейчас мне нравится группа Crystal Castles и французский продюсер SebastiAn. Но с юных лет я очень люблю великих русских музыкантов, таких как Игорь Стравинский, Прокофьев, Мусоргский и Шостакович.

Основу нынешнего, «классического» концерта, как я уже говорил, составит каноническая программа «Oxygene», но я сочинил четыре новых вариации на тему этого альбома, которые вы услышите живьем. Не ждите от концерта моих обычных фейерверков и лазеров – этого не позволит специфика помещения. Но я приготовил особенное световое оформление и еще несколько сюрпризов, которые пока не буду раскрывать.

— Какие впечатления у вас остались от прошлого визита в Россию?

— Я уже давно совершенно очарован вашей страной. Многие мои интересы ведут меня к вашим великим искусству и науке. Я читал Федора Достоевского, Антона Чехова, Льва Толстого, я фанат Марка Шагала, Малевича и Родченко. Работы Сергея Эйзенштейна повлияли на многих режиссеров…

Графический дизайн двадцатого века практически всем обязан Александру Родченко. Юрий Гагарин был героем моего детства. Фотография, где он изображен на орбите, открыла для меня новые горизонты сознания, новые перспективы.

Россия великая страна с колоссальной историей визионерского авангардного искусства. Моя единственная мечта, что вслед за великими художниками, оставившими неизгладимый след в прошлом, придут новые выдающиеся таланты.

Главное же мое воспоминание о России – невероятная теплота, с которой меня принимали зрители на московском концерте. Ни одному музыканту во всем мире не оказывали такого приема – это вершина моей карьеры и момент, который навсегда останется в моем сердце.

Ну и последний вопрос. Привезете ли вы свою легендарную лазерную арфу?

Лазерная арфа осталась дома на время этого тура. Я еще не придумал ее, когда сочинял «Oxygene»… Но я планирую обязательно взять ее с собой в следующий раз! Spasiba и увидимся на концертах!

Концерты Жана Мишеля Жарра состоятся 17 и 21 ноября в Государственном кремлевском дворце.