Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Отчет утопленниц

Анонсы театра имени Станиславского

Фото: Елена Фетисова, stanislavskymusic.ru
Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича–Данченко огласил свои планы. На Большой Дмитровке ожидаются тени баядерок, Гамлет и шабаш ведьм.

Слава богу, что нынешний сезон в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича–Данченко не юбилейный. Просто 89-й. Значит, еще год, до 90-летия, не будет фанфар и барабанов. И можно отдаться театральному проектированию, но, к счастью, уже эстетическому, а не строительному, которым «Стасик» был вынужден заниматься многие годы. А в прошлом сезоне, вынырнув из многолетней реконструкции, театр массу времени посвятил адаптации: после кочевой жизни по случайным подмосткам надо было восстанавливать репертуар и заново привыкать к собственной сцене.

Теперь уже вернули 10 старых спектаклей, показали кое-какие новинки, в общем, освоились и обжились. На повестке дня много премьер: пять оперных и пять балетных, считая одноактные. Нет, без восстановления и поныне не обойтись: еще не реконструированы серьезные «Богема» и «Пиковая дама», не состоялись комедии: оперное «Обручение в монастыре» и танцевальное «Укрощение строптивой». Пока не станцован «Призрачный бал» — лучший балет бывшего (ныне покойного) балетмейстера театра Дмитрия Брянцева. Все это возвратится на афишу, но обещан и новый, что важно, нестандартный для Москвы репертуар. И никаких пересечений в названиях новых спектаклей с Большим театром!

А то мистика какая-то: в прошлые годы стоило одному музыкальному театру объявить оперу или балет, как второй театр тут как тут, срочно анонсирует то же название, что у соседа.

Опера же «Майская ночь» не только в Большом, но и нигде в Москве не идет, равно как и «Демон». Оба опуса вообще редко исполняются. Но автор «Ночи» Николай Римский-Корсаков хотя бы известен в российской афише другими операми, а сочинитель «Демона» Артур Рубинштейн в наши дни представлен главным образом свадебной песней-эпиталамой из оперы «Нерон», хитом певческих концертов. А ведь какая музыка! Не менее колоритны либретто обеих опер: гоголевская история про панночку-утопленницу и лермонтовский сумрачный романтизм.

«Майскую ночь» готовит худрук оперы Александр Титель, и, судя по его отвязным в хорошем смысле версиям «Травиаты» и «Евгения Онегина» (постановки прошлого сезона), скука на спектакле не грозит. За «Демона» берется команда из Питера: режиссер Геннадий Тростянецкий и художник Семен Пастух.

Тот самый непредсказуемый Пастух, который некогда вырыл на сцене огромный, а-ля Платонов, котлован в опере Мариинского театра и выпустил движущихся роботов в балете Большого.

К двум оперным гигантам на Большой сцене добавятся премьеры Малой сцены. Сначала две одноактные безделушки из тех старинных водевилей, в которых персонажи часто заламывают руки и много плутуют, а под конец все женятся. Это «Несчастье от кареты» русского композитора XVIII века Пашкевича и «Остров любви» Саккини – его европейского собрата. Потом мировая премьера «Гамлета», оперы современного композитора Владимира Кобекина в постановке Тителя. Напомню, что тителевский спектакль на Малой сцене — моцартовская опера «Так поступают все» — в прошлом году сорвал букет премий национального театрального фестиваля «Золотая маска».

Балет тоже не будет в простое, хотя обещанный «Каменный цветок» Юрия Григоровича отменен: хореограф хотел сократить свой балет 50-х годов по нормам восприятия сегодняшнего дня, но наследники композитора Прокофьева не разрешили прикасаться к партитуре. Зато художественный руководитель балета театра Михаил Лавровский выдаст давно обещанный вечер классического наследия. В него войдут, во-первых, балетный акт оперы «Фауст» — «Вальпургиева ночь», а это лихой шабаш всяческих фавнов и нимф. Во-вторых, гран-па из балета «Пахита», славное как хореографией великого мастера императорской сцены Мариуса Петипа, так и тем, что эти танцы – единственное, что осталось в веках от «Пахиты», старинного балета про испанцев и французов в эпоху Наполеона. Мариус Иванович славился умением сочинять именно гран-па, то есть законченные танцевальные композиции для прима-балерины, ведущего танцовщика, солисток и кордебалета.

Композиции эти столь самодостаточны и красивы, что их можно исполнять вне самого спектакля.

Третьей в «тройчатке» будет картина «Тени» из балета «Баядерка»: тот же Петипа, то же великолепие чередующихся соло, дуэтов и массовых сцен. Только сюжет иной — из индийской жизни. И полно страстей. Герой балета прошляпил невесту–баядерку и женился по расчету на нелюбимой дочке раджи. Невеста умерла от укуса змеи, вовремя подсунутой происками влиятельного жениного папаши, и является видением обкурившемуся герою.

Музыкальный театр ведет переговоры о переносе балета «Манон» с его исторической родины — Великобритании. Спектакль хореографа Кеннета Макмиллана похож на свой литературный прототип, знаменитый роман Прево «История Манон Леско и кавалера де Грие»: изящная мелодрама с неподдельными чувствами и печальным концом. Так что, если все пойдет по плану, в конце сезона нас ожидает еще и большой «костюмный» спектакль, который никогда в Москве не ставился.