Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ты Стив, а не Степан

05.07.2016, 07:41

Ирина Ясина о пылкой любви к идеологическим противникам

waralbum.ru

Все, что среднестатистический россиянин знает (если вообще что-то знает) о ленд-лизе, — это количество танков, самолетов, снарядов, тонн тушенки и прочее. Знают время, в течение которого программа действовала, — с осени 1941-го по конец августа 1945-го. Все это можно найти в интернете.

Жаль, человеческие судьбы, связанные с ленд-лизом, как-то остаются нерассказанными.

В свое время в моем Клубе региональной журналистики была такая женщина — Ольга Голубцова. Средних лет, из Северодвинска. И вот несколько лет назад она написала книгу, которая прямо так и называлась «Любовь по ленд-лизу». Книгу, полную живых историй про мужчин и женщин, которых этот ленд-лиз соединял. В Северодвинск приходили конвои союзников. Назывался он тогда Молотовском — ну не бил из большевиков фонтан фантазий по части красивых названий городов.

В мае 1995 года Ольга получила редакционное задание описать празднование по случаю 50-летия окончания войны и, соответственно, программы ленд-лиза. На пристани, где все это происходило, ее нагнал пожилой человек с кучей заграничных орденов на груди. По-английски сказал: «Помогите мне найти Зину». Ольга собрала весь свой запас английского: «Какую Зину?»

Выяснилось, что англичанин Билл служил в Молотовске во время войны, был влюблен в местную девушку Зину Кузнецову. У него даже была ее фотография тех лет. Адреса он ее не знал, только мог описать дом, в котором полвека назад бывал частенько.

Поиски Зины затянулись на семь лет.

В 2002 году моя неравнодушная коллега нашла-таки Зину. Ту самую, узнать которую было, конечно, трудно, но все-таки... Билл приехал к Зине и, видимо, было пролито немало слез. Но главное, что пока Ольга искала Зину, на нее обрушилась целая лавина женских судеб, которых война связала с нашими, с одной стороны, союзниками, с другой — идеологическими врагами.

К сожалению, Зина оказалась чуть ли не единственной, кто после отъезда любимого в Британию или США не попала в ГУЛАГ. Просто Зина сама работала в НКВД, и ее отправили на танцы с союзниками как на задание. Впрочем, всех девчонок отправляли на танцы как по комсомольской путевке. Потом они должны были писать отчеты. И писали. Хотя о чем можно было говорить без знания языка? А вот любовь возникала и без слов, и спрятаться от нее не могли даже стойкие комсомолки. У некоторых из них потом родились дети. Но, подозреваю,

мало кто признался своим отпрыскам в том, что их отцом был англичанин.

Ольга рассказала мне одну историю, которую можно считать закончившейся счастливо. Под конец жизни одна из бывших узниц лагерей призналась 50-летнему сыну, что он назван был первоначально Стивом, а не Степаном. А отец его живет в Британии. Или уже умер. Не помню подробностей, что там было дальше, но только английские родственники Степана очень захотели общаться со своим кровным братом, и там как-то все очень хорошо. Дружат, любят, ездят туда-сюда.

Зина не доехала до Англии. Доехала ее дочь.

Но все-таки среди найденных Ольгой историй куда больше тех, которые закончились плохо. Сколько их было, этих девочек, которые имели несчастье влюбиться в иностранных моряков, радистов и других военных из числа союзников?

Русские девчонки не одиноки. За время военных конвоев из США в Великобританию замуж за американцев вышло несколько десятков тысяч английских, шотландских и ирландских барышень. И никого не посадили в тюрьму. И никого не объявили изменником Родины.

Но я про хорошее. Во-первых, про чудесную Олю Голубцову, которой было не лень много лет заниматься судьбами этих женщин. Будьте неравнодушны, тогда жизнь ваша станет полной и интересной. Это точно про нее. Во-вторых, ее книга «Любовь по ленд-лизу» готовится ко второму изданию. Там появятся новые истории любви и новые отчеты о путешествиях обретших друг друга пусть дальних, но все же родственников. Книжку это легко заказать и по интернету. Она про любовь. К сожалению, не без страданий.