Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Хроника пикирующего супермаркета

29.01.2015, 08:20

Виктория Волошина о войне на два фронта: с ценами и здравым смыслом

В телике объявили войну росту цен. Нет, первыми новостями — по-прежнему война с фашизмом на Украине и во всем мире, но уже вторыми — сражение в тылу с ценами, которые ведут себя хуже врага. Растут без стыда и совести. И ладно бы только на хамон, этот символ избыточного потребления, от которого российский народ гордо отрекся еще полгода назад, — на курятину отечественную растут, на картошку, на сахар с гречкой. На лекарства. На одежду. На все.

Министры во главе с Медведевым ежедневно обещают не допустить, наказать, запретить, опустить… Прокуратура, забыв о делах особо тяжких, с ног сбилась, отслеживая ценники в супермаркетах и грозя спекулянтам возбуждением всех правоохранительных органов, а цены растут.

Депутаты, у которых в думской столовой в 2,5 раза вырос чек на пшенную кашу (стоила 20 руб., сейчас уже 53, кошмар), вызвали на ковер вице-премьера Дворковича, чтобы тот доложил ситуацию на продовольственном фронте. Он им что-то такое интересное сказал (жаль, встреча была закрытой), на что парламентарии страшно обиделись и теперь желают говорить только с вице-премьером Шуваловым, но ценам все это не интересно.

Цены растут себе параллельно с валютным курсом, ускоряясь при обстреле Донецка и Мариуполя и как бы даже издеваясь над оставшимися без дешевой каши депутатами, которые бессильно жаждут запретить их каким-нибудь законом.

Депутат от ЛДПР Сергей Иванов предлагает в случае выявления фактов «искусственного завышения цен на продукты в магазинах все это конфисковать, а прибыль обратить в доход государства». Прямо в духе Уго Чавеса, который вообще национализировал магазины, в которых ему цены не нравились.

Коммунисты внесли на рассмотрение сразу два законопроекта «О госрегулировании цен на продовольствие». Профильный комитет Госдумы их пока не поддержал, ну так и каша пока не в десять раз подорожала.

Чиновники, включая московских, в модном стиле обратной связи с жителями затеяли азартную игру: найди и покарай мошенника.

Увидел ценник, который тебя возмутил, — фотографируй и сигнализируй! Не наешься — так хоть отомстишь.

В общем, все на войну с коварными «спекулянтами», в которых за последние месяцы превратились обычные торговцы, еще вчера бывшие малым бизнесом, средним классом, надеждой и опорой российской рыночной экономики…

В доме, где я живу, работает продуктовый магазинчик. Весь его бизнес основан на примитивной схеме: купи оптом, перепродай в розницу. Идет народ с работы — забегает за продуктами. Еще несколько лет назад таких продуктовых в округе было три штуки плюс шеренга ларьков (овощи, хлеб, пиво-воды). И цены магазинчик не задирал. Кто будет переплачивать, если рядом можно купить дешевле?

Но тут мэр Москвы объявил войну ларькам.

Заметили, кстати, что в нашей стране все время объявляют войну: то с засухой, то со снегом, то вот с ларьками, как Собянин?

Ларьки мэр победил, ни одного в моем районе не осталось, даже с газетами, и — цены в домашнем магазинчике ожидаемо подросли.

Чуть позже городские власти взвинтили расценки на аренду недвижимости, а федеральные — повысили налоги, и домашний магазинчик остался в гордом одиночестве: два по соседству закрылись. Цены, понятно, ниже не стали. Наоборот.

Сегодня, когда депутаты все чаще заводят разговоры о необходимости регулирования цен на продовольствие, в магазинчике сократили охранника и ассортимент. Но, подозреваю, все равно скоро и этот продуктовый закроют на большой амбарный замок, а на двери повесят записку «Все ушли на фронт»… И вот тогда, когда со всеми «спекулянтами» будет покончено, мы все как один стройными рядами выйдем… куда?

Я, кстати, еще не забыла, как это было, когда «спекулянтов» не было. Прекрасно помню — жила тогда в Питере — очереди за сосисками-пельменями и радостное возбуждение народа, когда вдруг «выбрасывали» в продажу бутылочную «Балтику», что считалось редкой удачей. Помню, как отоваривала в одном из спецмагазинов талоны для новобрачных: на них можно было «достать» на свадебный стол шампанское, икру и венгерский зеленый горошек, а в промтоварах — «импортные» туфли и платье.

Даже цены помню: колбаса докторская — 2,20 руб., городской батон — 22 коп. Цены во всех магазинах были одинаковыми, и хлеб почти везде можно было купить. Вот колбасу — не всегда. Не говоря уже о хамоне, о котором тогда никто не слышал и с которого полгода года назад, когда Россия ответила продуктовым эмбарго на западные санкции, началась странная кампания противопоставления духовного съестному.

Специально перечитала комментарии читателей к заметкам полугодовой давности про хамон и другие заморские продукты. Из наиболее характерных: что нам ваш хамон, эти санкции никак не коснутся большинства россиян за пределами Садового кольца.

Интересно, что сейчас думает тот комментатор. Мечтает о госрегулировании цен? Или, может, стал подозревать, что рынок — это не когда чиновники ликвидируют частные ларьки, чтобы потом расставить по городу загадочные «госларьки», а нечто совсем другое? Что цены сбивает конкуренция, а не прокуратура. Что стоимость розницы — не причина болезни, а диагноз. Когда экономику страны лихорадит, цены, естественно, растут, но глупо при этом разбивать градусник.

На этой неделе забастовали продавцы мяса на Центральном рынке в Калининграде. По их словам, люди не готовы покупать говядину за 500–600 руб., а поставщики как были монополистами, так и остались, конкуренции никакой — вот и задирают цены. В ответ региональный минсельхоз, ранее заявлявший о том, что мяса в регионе завались, обвинил в жадности... торговцев. Логично? С точки зрения чиновников, вполне — потому что, подозреваю, они с производителями мяса связаны куда теснее, чем с продавцами на рынке.

Сейчас много говорят о том, что мы возвращаемся в поздний «совок». Одни этому радуются: дескать, тогда жили пусть беднее, но честнее. Другие вовсе не жаждут вновь стоять в очередях за сосисками и туалетной бумагой, славя великую державу. А мне кажется, что мы возвращаемся во что-то куда более лицемерное и циничное, чем тот СССР, бесславный конец которого я застала.

В какую-то загадочную страну, где рынок работает только для своих. Где советы гражданам потерпеть и «поменьше есть» щедро раздают долларовые миллионеры во власти. Где руководители госкомпаний выигрывают в суде право не называть прилюдно свою зарплату, сравнимую с годовым бюджетом среднероссийского города. Где депутаты и чиновники, ранее обложив рынок запретами, налогами и проверками так, что малый бизнес стал почти невидим, голосят при виде цен на кашу в думской столовой и клеймят продавцов-спекулянтов, которые почему-то не хотят продавать продукты по ценам ниже закупочных...

Кстати, в обычной столовой кашу за 20 руб. и до кризиса было не купить. Такие цены на еду держат в нашей загадочной стране только для самых нуждающихся.