Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Олимп и ад

05.08.2016, 08:04

Семен Новопрудский пишет письмо барону де Кубертену

Reuters

Ваша милость!

Пишет вам спортивный болельщик из Российской империи (хотя официально моя страна называется по-другому и у нас уже давно нет царя, но, по сути, в этом отношении за 120 лет, прошедших с момента возрождения Вами Олимпийских игр, мало что изменилось).

Сам я навсегда ушел из большого спорта в пятом классе обычной школы, покинув секцию баскетбола. Тренер как-то совсем уж сильно матерился — даже для тренера, — из-за чего просто невозможно было расслышать и тем более понять установку на игру. Но Олимпиады исправно смотрю с детства.

За 120 лет Олимпиады приобрели планетарный размах. Сегодня в бразильском Рио-де-Жанейро — впервые в Южной Америке — стартуют уже ХХХI летние Олимпийские игры: 207 стран-участниц, 308 комплектов медалей, 28 видов спорта. В первых Олимпийских играх современности в 1896 году, как Вы помните, участвовал 241 спортсмен из 14 стран, и бились они за 43 комплекта медалей в девяти видах. Причем не было ни одной женщины — их тогда просто не допустили до соревнований.

Если посмотреть только на эти цифры, кажется, что возрожденное Вами олимпийское движение процветает. Но это не так.

Олимпиаду скоро можно будет смело переименовывать в Допингиаду. Олимпийские принципы: «Главное не победа, а участие» и «В здоровом теле здоровый дух» — вроде бы никто не отменял. Однако здоровое тело входит во все более непримиримое противоречие со здоровьем духа: некоторые спортсмены пытаются добиться побед любой ценой с помощью запрещенных медицинских средств. Причем все чаще — с помощью государственного вмешательства. Чиновникам спортивные победы и рекорды, оказывается, нужны чуть ли не больше, чем самим спортсменам. А присваивать чужие победы политики прекрасно умели во все времена. Просто оказалось, что спортивные триумфы прекрасно прикрывают моральные или экономические поражения целых стран и народов.

Для многих режимов спортсмены стали таким же «пушечным мясом», каким раньше были солдаты. Целые страны теперь отстраняют от Олимпиады из-за политического вмешательства государства в спорт. (В России думают, что сейчас речь о ней, хотя на самом деле — о Кувейте, который не допустили до Игр в Рио именно как государство.) Олимпийским играм теперь предшествуют долгие судебные тяжбы, отчего праздник спорта сильно смахивает на всемирную склоку.

В своей «Оде спорту» Вы воспели девять добродетелей спорта. Мир («О, спорт, ты — мир!») у Вас там идет девятым, самым последним. И это глубоко символично. Нам уже не проверить, останавливались ли на самом деле войны во время античных Олимпиад или это красивая легенда. Но мы точно знаем, что теперь главные спортивные баталии не препятствие для продолжения кровопролития.

Ваши слова, описывающие миротворческий смысл спорта, выглядят, как сейчас принято говорить, тонким троллингом.

Или, если выражаться более куртуазно, наивным прекраснодушием. «Ты устанавливаешь хорошие, добрые, дружественные отношения между народами»… «Ты — согласие»… Ну да, ну да. Одни страны требуют отстранения от Олимпиады других. Другие говорят в ответ, что это месть за их выдающуюся внешнюю политику и роль в мире. Поэтому, если поменять смысл Ваших слов на прямо противоположный: «О, спорт, ты — война», это уже не кажется сильным преувеличением.

Если раньше провести Олимпиаду для страны-организатора было делом чести, теперь все больше государств, причем преимущественно развитых, категорически не хотят видеть у себя эти состязания. Олимпиада для них не реклама страны на весь мир (они в такой рекламе не нуждаются), а обременительное и слишком дорогое мероприятие. Деньги вообще так активно начали заниматься спортом, что уже почти победили его.

Постепенно возрожденные Олимпиады стали главным спортивным соревнованием человечества. Тем более что звание олимпийского чемпиона задумывалось как вечное, неотменимое, тогда как к званию чемпиона мира, если человек или команда утрачивали его, добавляется приставка «экс». Но из-за того же пресловутого допинга у олимпийских чемпионов задним числом стали отнимать их медали.

И оказалось, что даже самый почетный титул, который человек вроде бы завоевывает навсегда, может отказаться фикцией.

Появились проблемы и с программой Игр. Некоторые главные (самые массовые или самые популярные) виды спорта на Олимпиаде выглядят почти изгоями, и, наоборот, торжествуют те, которые не так интересны публике.

В футболе чемпионат мира однозначно важнее Олимпийских игр, а в Олимпиадах, по сути, участвуют молодежные сборные. К тому же лучшие клубы мира очень неохотно отпускают своих звезд в олимпийские команды. А сама победа на Олимпиаде в футболе не идет ни в какое сравнение даже с выигрышем континентального первенства, не говоря уже о победе на чемпионате мира. Дело дошло до того, что величайший футболист современности Лионель Месси считается хроническим неудачником в игре за сборную Аргентины, потому что не выиграл с ней «ничего, кроме Олимпиады».

В теннисе победа на Олимпиаде тоже однозначно менее престижна, чем в любом из четырех ежегодных турниров Большого шлема. Только легкая атлетика и волейбол, которыми занимается больше стран, чем входит в самые массовые международные политические организации, держат марку. В них олимпийское золото по-прежнему котируется выше всех других титулов.

Есть целые виды спорта, которые просто дискредитировали себя.

Та же тяжелая атлетика по масштабам допинга вообще достойна пожизненного бана из олимпийских видов.

Там уже невозможно быть уверенным в чистоте ни одного чемпиона и призера. Недавно хотели убрать из программы Олимпиад борьбу, хотя как раз она прямо связывает нас с теми, античными Играми. Борьбу оставили, но проблема в том, что ее в мире мало кто смотрит. Это действительно скорее дань истории, чем захватывающее публику современное зрелище.

За 120 лет наша жизнь и сам спорт сильно изменились. Олимпиада уже не может быть просто репликой античных Игр. У нее есть три убийцы, без которых тем не менее олимпийское движение не может жить, — политика, деньги и допинг. А у этой Олимпиады в Рио — еще и таинственный вирус Зика, не путать со знаменитым бразильским футболистом Зико.

Программу Олимпиад надо менять. Надо что-то делать с допингом. Надо как-то противостоять все более грязным попыткам политиков приватизировать главные соревнования человечества. Мы не очень понимаем, как победить этих врагов спорта.

Но Вы не зря старались, Ваша милость. Спустя 120 лет Олимпийские игры можно любить или ненавидеть, но их невозможно не замечать. Они по-прежнему зажигают огонь в наших сердцах и ненадолго, на две с небольшим недели, превращают неприкаянных, одиноких, слабых и беззащитных людей в сильное и могучее человечество. Это моментальное таинственное превращение, пожалуй, и есть высший смысл Олимпиады.

С глубоким уважением, ваш Семен Новопрудский.