Опасные соседи в погонах и рясах

Анастасия Миронова о бытовом страхе перед полицией и священниками

«Помогите, сосед громко слушает на даче музыку». С такими криками отчаянья пришлось мне столкнуться этим летом в интернете, когда я и сама стала искать управу на своего соседа. Подумаешь, казалось бы, шумит — сделайте ему замечание. Не поможет — пригрозите вызвать полицию. Не действует — вызывайте.

Ну, хорошо. Вызову. А если он сам из полиции? Да еще полковник, например? Ты ему про музыку — он тебе в ответ матом. Ты про участкового — он кричит: «Вызывай!» Потому что ничего не боится. Потому что участковый приедет, полковник рявкнет на него: «Ты с кем… разговариваешь?» И все!

В общем, есть в стране очевидная проблема: сегодня никто не хочет заполучить в соседи полицейского. Это на словах у нас одни патриоты и приверженцы сильной руки. А на деле мечтают, чтобы от греха подальше.

Интернет завален жалобами на соседей в погонах, которые шумят, ругаются, дерутся, сваливают мусор на чужие участки, переносят заборы на даче и закатывают вечеринки в квартире.

Если внимательно почитать на форумах обсуждения под такими жалобами, сам приходишь в отчаянье, потому что у людей сегодня выработался безусловный рефлекс страха и беспомощности перед двумя категориями граждан: полицейскими и священниками.

С полицией дела совсем печальны. Народ ее боится.

Знаете, что обычно происходит на форумах при появлении подобных постов о проблемных соседях в погонах? Приходят взрослые состоявшиеся люди и советуют бедолаге, попавшему в неудачное соседство, переезжать. Так и говорят: шансов на победу нет, лучше уехать.

Есть еще большие оригиналы, они пишут, что нужно научиться получать от музыки удовольствие. Гоняют весь день шансон? Ну и шансон музыка, и там артисты — просто вслушайтесь, наверняка понравится. Песни с матами, ваш ребенок их потом повторяет? Надо уметь пропускать мимо ушей. В общем, расслабьтесь и получайте удовольствие. Каждый день по восемь часов.

Я просмотрела, вероятно, обсуждение пары десятков таких инцидентов и убедилась, что лишь единицы людей в России при попадании в подобную ситуацию рекомендуют жертве сопротивляться. Однако сопротивление советуют вести методами партизанской войны, то есть, без обращения к правовым институтам.

Почему? Потому что даже самые смелые — а сопротивляться полицейскому беспределу сегодня решаются у нас, безусловно, только самые смелые — не верят, что в выстроенной силовой системе предусмотрена функция защиты от произвола.

Четкие инструкции, куда и как продуктивно жаловаться на распоясавшуюся полицию, почти без исключения дают лишь сами сотрудники МВД, настоящие или бывшие, либо их родственники.

Они объясняют обычным людям, почему на хама в погонах можно найти управу, а обыватели слушают с опаской и не верят.

Например, на одном форуме я встретила примерно такой комментарий: «Я сам сотрудник, пишите сразу Колокольцеву и на сайт МВД, соседа вашего вздернут по полной, сейчас у нас строго». На другом видела долгую беседу с примерно сотней участников, где несколько жен полицейских бесплодно убеждали остальных, что нужно пожаловаться на соседа непосредственно его командиру. А если не поможет, написать заявление в Управление собственной безопасности МВД. Что сейчас там с этим строго, система не любит, когда мелкие винтики, низовые полицейские, дискредитируют ее по мелочам.

Вымогательства, пытки, заказные дела, миллиарды в подполе — это одно. А когда на ровном месте настроил против себя весь дом или дачные поселок — совсем другое. Такое система не прощает, это для нее — невынужденные издержки и без того утраченной репутации.

Поэтому обращение к командиру наглеца или сразу в УСБ — действенный выход. Более того, основная часть соседских конфликтов с полицией решается одной лишь угрозой обращения в УСБ. Я встречала женщину из поселка неподалеку, где полковник полиции вот так же громко слушал музыку и материл всех недовольных. Тогда она ему сказала, что соберет подписи всех дачников и отправит в УСБ — который год стоит тишина, полковник вообще забыл, как музыка включается.

Между прочим, счастливые истории людей, которые пошли на борьбу с бытовым беспределом и победили, в интернете тоже есть, хотя их мало. Они рассказывают, что сопротивление эффективно и нужно держаться. Я бы даже сказала, что, при внимательном изучении проблемы, не встретила ни одного описания случая, когда человек решил бороться с хамом в погонах и проиграл.

Однако большинство наших граждан, увы, приходят в интернет только поплакаться на полицию. Что бы им ни советовали, они продолжают думать, что на полицейского нет управы, если он громко слушает музыку, матерится, паркуется на чужом газоне, захватывает чужую землю, ставит четырехметровый забор на даче в 6 соток...

Управа есть! Я изучила в сети множество случаев, когда соседи решались на противостояние, и все они заканчивались счастливо: полицейский получал дисциплинарное взыскание или под его угрозой становился сразу вежливым и тихим. Однако страх противостоять полиции у наших людей огромный, потому что они считают, что даже за каждым сержантом стоит вся мощь системы, которая готова обрушится на жертву. А это неправда. Система есть, и есть множество примеров в современной России, когда она обрушивается на безвинных, однако в случае с громкой музыкой или вытаптыванием газона этого совершенно точно не произойдет.

В МВД тоже существует свой баланс рисков. Конфликтовать с потерей репутации из-за капитана, который на полную громкость слушает шансон, полицейское ведомство не будет.

Кстати, отмечу, что никаких массовых жалоб на соседей-прокуроров или следователей, например, нет. И это интересно. Либо у них все же по образованию идет более жесткий отбор, либо они покупают дачи в богатых местах и сами уже боятся конфликтовать с возможно влиятельными соседями… Потому что капитан с дачей за 50 миллионов — всего лишь капитан. Или младший советник юстиции. А что за мужик с такой же дачей за забором, неизвестно. Поэтому не выступают — много рисков.

А теперь про священников. Скажу так: если на полицейского еще можно найти управу, то с соседом в рясе бывает сложнее. Они, конечно, не шумят, не матерятся. Но если такой сосед, например, захочет подвинуть забор в твою сторону или парковаться у твоего забора, ты ничего не сможешь сделать. Обреченная беспомощность перед священниками куда сильнее, чем даже перед полицией: на священника вообще никогда не жалуются. В том числе потому, что всегда среди других соседей, которые не пострадали от фигуранта, есть набожные люди и они непременно стыдят посмевших пожаловаться на «батюшку»…

Я живу в деревне, многие мои знакомые живут в сельской местности недалеко от Москвы или Петербурга. Все отмечают: значительная часть новых домов сегодня в деревнях и дачных поселках строится православными священниками. Если в поселке есть пустая добротная дача, на которую хозяин-священник приезжает дважды в год, то в остальное время она, скорее всего, будет, единственная во всем селении, охраняться нанятым сторожем.

Священников с дачами в ближайших к столицам регионах очень много. И я вам скажу по большому секрету — даже глубоко воцерковленные люди опасаются такого соседства. Почему?

Потому что так-то они, конечно, беспроблемные, но если что… Вот на это «если что» в случае со священниками у обычного человека вообще нет никакой управы. Я только от своих личных знакомых знаю о нескольких подобных конфликтах. У одной женщины священник на полтора метра передвинул в ее сторону забор, потому что иначе у него на участке гараж не вставал. Другая рассказывала, как отказала срубить у себя на участке яблоню, которая бросала тень на нейтральную территорию, где батюшка разбил альпийскую горку. Вернулась в выходные на дачу, а яблоня спилена. И тоже никуда не пожаловалась.

Я люблю повторять, что лучшую, на мой взгляд, акцию политического искусства в современной России провела в 2008 году группа «Война». Тогда Олег «Вор» Воротников оделся в рясу, надел фуражку и пошел в супермаркет. Там он набрал полную тележку продуктов, а потом ее спокойно вынес, не расплатившись. И никто ему ничего не посмел сказать. Еще в 2008 году!

Люди сегодня обескуражены собственной беспомощностью перед нависшими над ними двумя вертикалями власти: МВД и РПЦ. Надо называть все своими словами: и полицию, и священников в России боятся.

Пока человек ходит стороной, он даже может рассуждать что-то о благе возрождения духовности и о том, не отдать ли сына в полицию, а лучше — сразу в Росгвардию. Но как только он оказывается с представителями той или другой, так сказать, институции один на один, у него дрожат коленки. Потому что под ворохом идеологической шелухи пульсирует в нем отросший за годы советского террора орган, безошибочно определяющий опасность столкновения с госмашиной.

В России сегодня почти 900 тысяч сотрудников МВД, из них в погонах — примерно 750 тысяч человек. Священников и дьяконов РПЦ — около 40 тысяч. Почти миллион человек тех и других. Или примерно каждый сотый взрослый. Люди сталкиваются с ними гораздо чаще, чем принято считать. И боятся гораздо сильнее, чем мы привыкли думать.